[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Nik Koniwzski", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 98, "likes": 131, "favorites": 75, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "11438", "is_wide": "" }
Nik Koniwzski
13 342
Блоги

Разбор полётов от читателей TJ: Начало президентской гонки-2016 в США

В этой части мы поговорим о предвыборной гонке 2016, участвующих в ней кандидатах, а также партийном «раскладе» в целом.

Поделиться

В избранное

В избранном

Если вы осилили первую часть, то уже знаете, какие роли в политической жизни США играют партии, чем обусловлена сложившаяся система и как сильно исход выборов может изменить общий исторический курс для США и всего мира.

Итак, выборы 2016 года представляют из себя борьбу кандидатов от двух основных партий, а также от нескольких маленьких (которых, правда, всерьез никто из экспертов не рассматривает). Ближайшее время предвыборная гонка будет заключаться в борьбе за номинацию от своей партии нескольких кандидатов: им предстоит пройти через серию внутрипартийных дебатов, кокусы и праймериз.

Так будет продолжаться примерно год: Республиканская партия определится с выбором своего кандидата на съезде в Кливленде (штат Огайо), который будет проходить с 18 по 21 июля 2016 года; Демократическая партия соберется для тех же целей спустя неделю в Филадельфии (штат Пенсильвания). Сами же выборы пройдут в ноябре следующего года.

Положение Демократической партии в настоящее время необычно. Завершается второй президентский срок Барака Обамы, принадлежащего к этой партии. Неоднозначная оценка его внутренней и внешней политики играла на руку политическим оппонентам из Республиканской партии. Но с конца июня произошло три важных события, которые изменили восприятие исторической роли 44-го президента США: окончательная победа реформы Obamacare, зафиксированная решением Верховного суда США, легализация однополых браков на территории всей страны, а также сделка с Ираном. Данные события, несмотря на их неоднозначную оценку, для большинства граждан США воспринимаются как позитивные свершения, а потому Обама смог несколько уравнять шансы своих однопартийцев на занятие Белого Дома после него.

Невзирая на достаточно разнящиеся позиции внутри самой партии, демократы отличаются куда большей консолидированностью по сравнению со своими оппонентами из «партии слонов»: в настоящий момент за номинацию от Демократический партии соперничают всего пятеро кандидатов, в то время как назначения от Республиканской партии добиваются 17 человек.

Хиллари Клинтон не нуждается в особом представлении. Она была и первой леди, и сенатором, была одним из кандидатов от Демократической партии на выборах 2008 года, уступив номинацию нынешнему президенту Бараку Обаме, а также успела побыть государственным секретарем.

Клинтон придерживается классических ценностей демократов, но при этом является очень расчетливым и опытным политиком. Так, вместо того, чтобы предлагать конкретные решения, она часто «отходит на шаг назад», дабы не отпугнуть даже умеренных республиканцев. К примеру, когда в 2008 году её спрашивали о том, как бы она решала кризис системы социального страхования, он заявила, что после своего избрания назначила бы из числа демократов и республиканцев комиссию, которая бы рассмотрела проблему и предложила бы решение оной. Кроме того, традиционные для партии идеи вроде увеличения минимального размера оплаты труда и регуляции крупных финансов она облекает в наиболее умеренные формулировки, дабы не отпугнуть банки и иные финансовые институты. Кто-то обвиняет Хиллари в изворотливости, но подобный подход означает, что она серьезно рассматривает свои шансы и сразу старается избегать острой полемики, которая может «выстрелить в ответ» уже во время президентства.

И это достаточно мудро, ведь она является бесспорным фаворитом среди демократов, и её главная задача — удержать эту позицию хотя бы в течение года, справляясь с соперниками за партийную номинацию и атаками со стороны республиканцев.

Первая сложность для Хиллари — это Берни Сандерс. Если раньше многие эксперты предполагали, что в гонку включится действующий вице-президент Джо Байден, который мог бы составить действительную конкуренцию Клинтон и Сандерсу, то последние действия наиболее приближенных к Байдену функционеров (к примеру, Тони Блинкена и Эван Райан — заместителя и ассистента госсекретаря, считающихся ближайшими союзниками Байдена, которые в конце июня внесли символические взносы в пользу Хиллари Клинтон) позволяют предположить, что Джо не собирается участвовать в гонке. А вот Берни Сандерс является всё большей головной болью для Хиллари и её сторонников, что вызывает заметную нервозность в её штабе.

Другие проблемы Клинтон выражаются в не самом удачном опыте работы госсекретарем и скандале с утечкой её электронной переписки, на основе которых в её адрес уже вовсю строится критика. Республиканцы любят напоминать о том, как при госсекретаре Клинтон случилась трагедия в Бенгази, когда погиб посол Кристофер Стивенс, и каким образом с этим тяжелым политическим грузом она пыталась совладать.

Сандерс — действующий сенатор из Вермонта, который стремительно нагоняет Хиллари благодаря многолетней последовательности в своей политике и взглядах. Единственный из кандидатов, который громко и смело заявляет о глобальных климатических проблемах, о кризисе рейганомического подхода в финансовой сфере, приводящего к неизбежному появлению «пузырей» и резкому обрушению рынка, этот человек за короткие полгода стал лидером сторонников прогрессивной политики.

В 2014 году большинство политологов видело в роли кандидата от левопрогрессивной фракции близкого по взглядам Сандерсу сенатора от штата Массачусетс Элизабет Уоррен, но она отказалась выдвигать свою кандидатуру. Сандерс же не фигурировал в большинстве изначальных списков возможных кандидатов и с самого начала гонки не являлся фаворитом — многие критикуют его за крайне нетипичный для американской политики уклон в социал-демократию на скандинавский манер, хотя сам Берни не видит в этом ничего плохого.

Из разговора Сандерса с ведущим телеканала ABC Джорджем Стефанопулосом:

(Стефанопулос) — Я уже предвижу республиканскую рекламную атаку: «Он хочет, чтобы Америка выглядела как Скандинавия».(Сандерс) — Да, это так. Действительно. Что в этом плохого? Что плохого в том, что ваши доходы будут больше, а имущественный разрыв меньше? Что плохого в наличии сильного среднего класса, превосходящего по своим показателям американский, с более высокой минимальной оплатой труда и более совершенной экологической политикой?

Это особенно любопытно, ибо когда Ромни и его сторонники проводили подобные атаки на Обаму в 2012-м, обвиняя его в желании превратить США в страну по европейскому образцу (с увеличенным чиновничьим аппаратом и повышенными налогами), последний уходил «в защиту». Сандерс же обращает подобный лейбл в свою пользу, выступая как поборник всеобщего медицинского страхования, бесплатного высшего образования, расширенных пособий и пенсий и иных социальных благ, доступных для населения скандинавских стран.

Интересно и то, что Сандерс формально считается независимым кандидатом — он не является членом Демократической партии, лишь поддерживая большинство предложений демократов в Конгрессе. К слову, он является рекордсменом по пребыванию членом Конгресса в качестве независимого представителя — с 1991 по 2007 гг. он занимал кресло в Палате представителей, а с 2007-го он избрался сенатором, в качестве которого и служит до сих пор. Объявив о своем присоединении к предвыборной гонке, он решил номинироваться в качестве демократического кандидата.

Последовательность Сандерса позволяет ему конструктивно атаковать своего главного оппонента на текущий момент — Хиллари Клинтон. Его козырями становятся аморфность Хиллари по экологическим вопросам, её поддержка строительства нефтепроводов сети «Кистоун», её изначальная поддержка вторжения коалиционных сил в Ирак в 2003 году, а также позиция Хиллари в поддержку ряда торговых соглашений, уменьшающих количество рабочих мест в США.

Самый большой вопрос, возникающий по поводу самого Берни Сандерса — дадут ли лоббисты и крупные финансисты ему стать главным демократическим кандидатом?

С одной стороны, Сандерс является самой большой угрозой из всех представленных кандидатов от обеих партий для финансового статуса-кво — его критика нерегулируемости крупных финансовых институтов не сулит последним ничего приятного. Но с другой стороны, подобные прецеденты уже встречались в истории президентских выборов. Лучше всего это может проиллюстрировать следующая цитата:

Никто не станет отрицать, что влияние экономической олигархии на все области нашей общественной жизни очень велико. Это влияние, однако, не следует переоценивать. Франклин Делано Рузвельт был избран президентом вопреки отчаянному сопротивлению этих очень мощных групп и был переизбран трижды; и это происходило в то время, когда нужно было принимать решения огромного значения.

— Альберт Эйнштейн, «Ответ советским ученым» (1948 год)

Скептики со всех сторон рисуют ему минимальные шансы, но они уже успели не раз ошибиться. Сначала они предполагали, что СМИ будут игнорировать левого кандидата-антикорпоралиста, но поддержка его взглядов среди масс привела к обратному эффекту — многие интернет-издания пишут о нём даже больше, чем о самом щедрым на инфоповоды (по крайней мере на момент написания статьи) республиканском кандидате Дональде Трампе. Сейчас встречи с его сторонниками по численности превосходят встречи других кандидатов — к примеру, в городе Мэдисон, штат Висконсин, 2 июля 2015 года Сандерса пришли послушать 10 тыс. человек.

Не стоит меня недооценивать, — сказал Берни в одном из недавних интервью.

Бывший губернатор Мэриленда является одним из наиболее либеральных кандидатов, борющихся за номинацию от Демократической партии. Мартин критикует близость Клинтон с руководством больших финансовых структур, предлагая ввести больше регуляционных механизмов, что по сути повторяет позицию Сандерса, изложенную в более «мейнстримовском» формате. Также он сходится с Берни по вопросам налогообложения, в подходе к добыче и транспортировке полезных ископаемых, оценке международных торговых соглашений и внешнеполитическим позициям.

Но проблема О’Мэлли в целом сходится с основной проблемой Линкольна Чафи и Джима Уэбба — уровень их поддержки критически низок, и каких-либо положительных изменений за последние месяцы в этом плане не наблюдается. Ни он, ни Чафи или Уэбб не набирали больше 2% в поллах среди демократических кандидатов. Для сравнения — средний рейтинг Хиллари Клинтон достигал на начало августа 2015 года показателя в 55,9%, у Берни Сандерса — 18,5%, а у Джо Байдена, который в гонке даже не участвует — 12,2%.

Бывший сенатор и губернатор штата Род-Айленд успел в свое время побыть республиканцем, переквалифицироваться в независимого политика, а позже примкнул к демократам.

Главное отличие Чафи от других кандидатов — его ярко выраженный изоляционизм, на основе которого он последовательно критикует своих оппонентов (хотя больше всего «достается» именно Хиллари Клинтон). Другая же его особенность — он практически не имеет поддержки. Линкольн Чафи не представлен в СМИ, его рейтинговые показатели буквально на нулях, а встречи с соратниками происходят чуть ли не в формате “forever alone”. Критики справедливо отмечают: подобный подход к президентской кампании при отсутствии поддержки и критически малых сборах означают, что у Чафи нету никаких шансов на получение номинации.

Ветеран Вьетнама, который успел поработать военным журналистом (и получить премию Эмми за свою деятельность в Бейруте), Уэбб является политиком с огромным стажем. Он какое-то время занимал пост министра ВМС США при Рейгане, а после представлял штат Виргиния в Сенате с 2007-го по 2013-й. Политические позиции Уэбба не выделяют его среди оппонентов-демократов, а количество его сторонников в последние месяцы только уменьшается.

Демократическая гонка сейчас представляется довольно простой — речь идет лишь о том, насколько близко сможет Сандерс сможет нагнать Клинтон, а также насколько может устать за этот год молодая аудитория, составляющая костяк сторонников Сандерса.

Итоговый прогноз (по мнению автора): Хиллари Клинтон получит демократическую номинацию с вероятностью в 80%.

Республиканская партия сегодня испытывает некоторый кризис консолидации. Если до президентства Обамы её единство по основным вопросам экономики, социальной и внешней политики было по инерции скреплено с 80-х годов XX века, то с 2008 года в партии наметился небольшой раскол между умеренными и консервативными силами. Наиболее крайние представители последних в 2009-м образовали фракцию «Чайная партия» (“Tea Party”), название которой является отсылкой к знаменитому Бостонскому чаепитию, с которого началась война за независимость США. Децентрализованность этой фракции не позволяет политологам определить однозначные ориентиры её членов, но основным объединяющим положением для них является фискальная политика. Чайная партия твердо уверена в необходимости решения проблемы госдолга за счет сокращения бюджетных трат, при этом не повышая налоги. Более того, значительная часть Чайной партии придерживается либертарианских взглядов, предлагая даже более кардинальные меры по решению бюджетного вопроса, чем консерваторы.

Из 17 кандидатов, выдвинувшихся на выборы-2016, поддержкой Чайной партии пользуются как минимум шестеро. Но при этом среди республиканских кампаний уже можно проследить три наметившиеся тенденции. За лидерство от наиболее правой и консервативной части еще сражаются Тед Круз и Скотт Уокер, в то время как республиканский истеблишмент явно начал консолидировать свои ресурсы вокруг Джеба Буша. Третий вектор, стремящийся объединить как умеренных, так и консерваторов, стал основной линией кампании Марко Рубио и Рэнда Пола.

Для республиканских кандидатов традиционно важно получить достаточный уровень поддержки, но в большей степени настоящая предвыборная гонка идет за благосклонностью партийной элиты и за деньгами, собираемыми основными кандидатами через ПАКи (от англ. PAC, или “political action committee” — комитет политических действий). Первые дебаты для основных республиканских кандидатов состоятся уже меньше чем через сутки (в ночь с 6 на 7 августа, в 4 часа утра по московскому времени), на канале FOX, который предоставит площадку для 10 лидирующих номинантов.

Сын 41-го и брат 43-го президентов США и бывший губернатор Флориды является одним из фаворитов гонки. Его умеренные позиции и принадлежность к одной из самых влиятельных семей США позволили ему быстро стать ставленником республиканского руководства, быстро набирая средства для своей кампании.

Одним из приоритетных направлений его политики в качестве губернатора был экономический рост. В рамках своей кампании он неустанно повторяет, что за 8 лет его губернаторства во Флориде экономика штата выросла на 4%, и что он намерен добиться такой же цифры для США, критикуя показатели роста в 2% за время президентства Барака Обамы.

Некоторые позиции свидетельствуют в пользу того, что Джеб пытается не просто выиграть номинацию от Республиканской партии, а сразу нацеливается на президентское кресло. На данном этапе Бушу было бы выгодно заручиться поддержкой консервативного крыла, для чего ему бы требовалось более жестко выступать по миграционному вопросу. Но он этого не делает, ибо в то же время подобный ход отпугнет избирателей во время всенародного голосования, так как Джеб Буш ранее поддерживал внедрение механизмов по наделению легальным статусом мигрантов, пребывающих на территории США вне закона (и отказ от своих слов для повышения шансов в номинации стал бы в глазах общественности проявлением его непоследовательности).

Губернаторство Буша во Флориде позволяет представить возможный курс и его гипотетического президентства. История запомнила Джеба как одного из самых последовательных губернаторов, практикующих агрессивное урезание налогов, и его высказывания насчет будущего лишь подтверждают, что он не намерен отказываться от подобной парадигмы. Буш выступает за сокращение государственного субсидирования: например, субсидии для энергетического сектора Джеб планирует убрать посредством проведения налоговой реформы. В своем подходе к балансировке бюджета он также призывает избавиться от социальных программ вроде Medicare.

Внешнеполитические позиции Джеба достаточно сдержанны, и даже в традиционной (для республиканцев) критике международной политики Обамы, он тщательно подбирает слова, избегая явной полемики и тем более перегибов. Помимо осуждения сделки с Ираном, Джеб призывает с особым вниманием отнестись к кибератакам и жестче обходиться с террористами «Исламского государства» (организация признана экстремистской в России и запрещена).

В пользу Буша, помимо влияния его семьи и благосклонности истеблишмента, играет и то, что последние полвека кандидатом от Республиканской партии стабильно становился политик умеренного правоцентристского толка. Помимо исторических предпосылок, Бушу на помощь приходит и поддержка со стороны влиятельных финансистов и корпораций: он является бесспорным лидером денежной гонки, собирая недостижимые для всех остальных кандидатов на данный момент цифры. К примеру, через ПАКи он собрал свыше 108 млн долларов (второй результат в гонке сборов через подобные комитеты принадлежит Тэду Крузу с его 38 миллионами). На начало августа суммарные сборы Буша превысили показатель в 120 млн долларов, и это число почти наверняка серьезно возрастет, так как основные спонсоры республиканской политики еще не начали переводить крупные взносы в пользу кандидатов.

Первым минусом Буша становится его родство с двумя президентами. Готова ли Америка к третьему Бушу — действительно хороший вопрос, учитывая, что президентства двух предыдущих сложно назвать очень успешными. Во-вторых, Джеб Буш представляется чрезмерно мягким кандидатом, который, как считают некоторые политологи, будет не в силах «укладывать на лопатки» своих оппонентов по предвыборной гонке в рамках грядущих дебатов. Впрочем, насколько близки к правде эти опасения, покажут сами дебаты.

Наверное, самый одиозный кандидат из всех, известный медиамагнат Дональд Трамп продолжает перетягивать на себя внимание журналистов и публики, чем играет одновременно в пользу свою и истеблишмента. Он объявил о своем участии в предвыборной гонке лишь в середине этого июня, но за месяц добился того, что о нем говорят больше других кандидатов, а результаты опросов отдают ему первое место среди республиканцев. Ошеломляющие показатели роста его поддержки среди рядовых сторонников партии контрастируют со всё большим раздражением со стороны ее элиты.

Однако их интересы пока сходятся — Трамп, проводя интервью и речи в свойственной ему манере профессионального шоумена, стал магнитом для всех СМИ, заметно понизив вес голосов других республиканских кандидатов, которые могут оказать серьезную конкуренцию любимцу элит Джебу Бушу. Но чем дольше сохраняется это положение, тем больше имиджевого урона Трамп наносит республиканцам, заведомо уменьшая их избирательную базу. Так, одним из своих громких ксенофобских заявлений он отпугнул голоса латиноамериканцев, которые сейчас с огромным трудом пытаются вернуть Буш и другие умеренные кандидаты.

Дональд Трамп, что удивительно, в спектре своих воззрений является одним из самых либеральных республиканских кандидатов (по версии независимой платформы Crowdpac). Это объясняется тем, что при всей консервативности его повестки и ксенофобской полемике, он четко заявляет, что не собирается лишать США программ Medicaid и Social Security, об которые сломались мириады республиканских копий. Но при этом он предлагает отделиться от Мексики стеной, причём на деньги соседней страны, а также «навести порядок» во внешней политике, подружившись с Путиным.

С другой стороны, обсуждать всерьез взгляды Трампа вряд ли имеет какой-либо практический смысл, так как истеблишмент (по мнению подавляющего большинства экспертов) никогда не утвердит его в качестве кандидата от Республиканской партии. Но если Дональд правильно разыграет свои карты, то он во многом сможет повлиять на исход гонки. Иронично, но человек, которому точно не суждено стать президентом, становится таким образом одним из ключевых игроков в этом политическом раскладе, который определит судьбу республиканской номинации и, возможно, президентства.

Сам Дональд это безусловно понимает, а об истинной серьезности его намерений можно судить по объемам и динамике привлечения средств для его кампании: к концу июля он собрал чуть меньше 2 млн долларов, из которых уже потратил полтора миллиона, что ставит его далеко позади лидеров финансовой гонки. Эксперты сравнивают его влияние на СМИ и общественность с тем, как в 2012 году среди республиканцев возникали похожие кандидаты (Мишель Бахман и Герман Кейн), перетягивавшие на себя внимание громкими заявлениями, но достаточно быстро «выгоравшие», что укрепляло в итоге позицию Митта Ромни.

Но Дональд Трамп — фигура совсем иного калибра, нежели Бахман или Кейн, и он позволяет использовать себя в качестве своеобразной «мигалки» лишь до тех пор, пока это выгодно ему самому. Дальнейшие перспективы для Трампа не столь радужны — политологи прогнозируют неуклонный спад его рейтингов после первых республиканских дебатов, которые должны состояться уже через несколько часов. Его обостряющийся конфликт с республиканской элитой, скорее всего, заставит его продолжить борьбу в качестве независимого кандидата, что также будет отвечать интересам руководства Республиканской партии. Объясняется это тем, что Трамп сейчас привлекает группу избирателей, к которой почти никто не апеллирует. Как выразился сенатор Джон Маккейн, Дональд Трамп «зарядил поехавших». И реши он сняться с гонки, эта оживлённая группа станет лакомым кусочком для крайне консервативных кандидатов вроде Тэда Круза или Скотта Уокера, которые могут таким образом создать трудности для Джеба Буша.

Но шоу Трампа еще далеко до завершения, посему можно смело запасаться попкорном и следить за предстоящими дебатами.

Его взгляды воплощают в себе классический набор идей консервативного политика: он высказывается за более жесткий миграционный контроль, урезание социальных бюджетных трат, переход на пропорциональное налогообложение (как в России, вне зависимости от уровня доходов), минимизацию государственного контроля за корпорациями, игнорирование климатических изменений и за запрет однополых браков. Во внешней политике он стоит на «ястребиных» позициях, резко осуждая сделку с Ираном и чрезмерную осторожность администрации Обамы.

Круз достаточно успешно собирает денежные средства для своей кампании. По состоянию на 30 июня он привлек напрямую 14,3 млн долларов США (третий результат после Хиллари Клинтон и Берни Сандерса), а в гонке сбора через сторонние фонды он уступает лишь Джебу Бушу, набрав 38 миллионов.

Его слабости типичны для любых чрезмерно правых консерваторов: отказ проявлять гибкость и отсутствие благосклонности со стороны руководства Республиканской партии. Справедливо, что шансы на победу складываются не только из поддержки партийного руководства, но и способностей привлекать деньги для кампании и находить отклик среди избирателей. Однако в истории американских выборов еще ни разу Республиканская партия не выдвигала от себя человека, который бы не нравился верхушке оной. Круз же, ровно как и другие поддерживаемые Чайной партией кандидаты, надеется преломить это правило в следующем году, так как политический вес истеблишмента партии уменьшается уже достаточно долгое время.

Впрочем, для Республиканской партии кандидатура Круза является непростым вариантом, поскольку Тэд Круз не пользуется особой популярностью среди однопартийцев, а в 2013 году журнал Foreign Policy и вовсе назвал его самым ненавидимым человеком в Сенате. Более того, он даже не может похвастаться полноценной поддержкой со стороны своей идеологической фракции — за симпатии консерваторов ему еще предстоит побороться со Скоттом Уокером.

Действующий губернатор штата Висконсин является «темной лошадкой» Республиканской партии. Его недавняя номинация (Скотт вступил в гонку 13 июля этого года) значительно усложнила гонку для Тэда Круза, и два кандидата сейчас являются натуральными противниками за поддержку от консервативных кругов. Для Уокера шансы затмить своего оппонента-консерватора достаточно высоки, так как он значительно популярнее Круза, занимая в республиканских поллах на начало августа третье место (после Трампа и Буша). В денежной гонке Уокер пока лишь набирает обороты, но даже его показатель в 6 млн долларов против 52 млн за Круза не говорит в пользу последнего. Дело в том, что денежный показатель Круза на 95% сложен из разовых пожертвований суммой свыше 1 млн долларов — это означает, что сторонники Круза богаты, но при этом их достаточно мало.

Уокер выступает за сокращение налогов и урезание бюджета. Как и многие республиканцы, он выступает за дерегуляцию экономики и устранение ряда бюджетных программ. Является противником абортов и известен лоббированием интересов радикальных религиозных кругов. В случае избрания он намерен запретить однополые браки (что будет странно, ибо к тому моменту прогнозируется рост поддержки населением существующей политики до 70%).

Во внешней политике Скотт Уокер придерживается ярко выраженных «ястребиных» взглядов, жестко критикуя сделку с Ираном и восстановление отношений с Кубой, а также предлагая сильнее нажимать на КНР для недопущения экспансии последней в Южно-Китайском море. Но, что любопытно, в вопросе конфликта между Израилем и Палестиной он придерживается умеренной позиции, считая необходимым сохранить существующее положение вещей. В вопросе взаимоотношений с Россией Уокер призывает наладить поставки оружия в Украину и усилить защиту прибалтийских союзников США по Североатлантическому блоку. Касательно «Исламского государства» и конфликта в Сирии вообще, он призывает не исключать возможность проведения наземной операции.

Анализируя возможности Уокера, аналитики чаще всего говорят о потенциале его поддержки. Например, в Висконсине, который не голосовал на президентских выборах за республиканского кандидата с 1984 года, он три раза успешно избирался на должность губернатора. Также наличествует мнение, что его кандидатура может помочь расширить «географию» поддержки республиканцев, и это делает его одним из фаворитов (особенно учитывая, что Уокер, в отличие от Круза, не подвергает истеблишмент жесткой критике).

Главная же слабость Скотта Уокера заключается в демографии его сторонников, доля которых среди общего числа заметно сокращается. Попытки же расширить свою базу для него затруднительны, ибо его позиции по миграционной политике уже исключают широкую поддержку среди латиноамериканских избирателей, а для привлечения других групп ему не хватает гибкости и харизматичности.

Молодой сенатор из Флориды Марко Рубио, который начал свою политическую карьеру в 2000 году, считается восходящей звездой республиканской политики. Его кандидатура входит в число фаворитов, так как он пользуется популярностью у приверженцев умеренных взглядов, не теряя при этом поддержки со стороны Чайной партии.

Рубио не верит в то, что антропогенные факторы привели к глобальным климатическим изменениям, и активно противостоит принятию Конгрессом законодательства, направленного на борьбу с эффектами от климатических перемен, считая подобные нормы вредными для экономики. В самой экономике он продвигает рейгановские идеи по дерегуляции (особенно в сфере энергетики и IT), поблажкам для корпораций и сокращению налогов для большинства налогоплательщиков. Противостоит идее однополых браков, но при этом не пользуется гомофобной риторикой, которую часто можно услышать у республиканцев.

Его взгляды в вопросах внешней политики отличны от достаточно взвешенного подхода конгрессменов, поддерживаемых Чайной партией: если последние чаще выступали за ограниченность действий военного характера (а также за сокращение помощи другим странам или организациям, и даже скорейшее прекращение участия США в интервенции в Ливии в 2011 году), то Рубио выступает как классический «ястреб», призывая усиливать давление на противостоящие США по ряду вопросов страны вроде Ирана, Северной Кореи, Китая и России. Является жестким противником сделки с Ираном, считающим, что она вышла однобокой и представляет угрозу для ближневосточного региона.

По состоянию на начало августа он собрал 42 млн долларов США, из которых потратил чуть более 4 млн долларов.

Преимущества Рубио похожи на те, что имел над своими соперниками в 2008-м Барак Обама. Как и Обама, Рубио является превосходным оратором и компромиссным кандидатом, который может найти поддержку среди всех фракций своей партии.

Слабые места Рубио связаны, прежде всего, с его непоследовательностью, которую он проявил в качестве сенатора. В 2013 году он был одним из сторонников принятия иммиграционного закона, от которого далее начал дистанцироваться. Помимо этого, попытка «усидеть на всех стульях», изначально заручаясь поддержкой среди разных республиканских течений, создает закономерные сложности: Марко не хватает устойчивости и консолидированной поддержки. Третий момент связан с борьбой за поддержку от родного штата — многие республиканцы Флориды склонны больше поддерживать Джеба Буша, бывшего губернатором этого штата.

Отдельно стоит отметить и то, что судьба его вероятного успеха зависит от других кандидатов и неподконтрольных ему факторов. Самый благоприятный расклад для Марко Рубио сложится в случае, если Дональда Трампа внезапно окажется недостаточно для отвлечения внимания от кандидатов вроде Тэда Круза или Скота Уокера. С ростом поддержки консервативных кандидатов будут закономерно падать шансы Джеба Буша, и тогда истеблишмент теоретически может поддержать Рубио. Правда, вероятность такого исхода остается весьма малой, ведь подобная тактика «отвлечения» СМИ и общественности до сих пор безотказно работает.

Рэнд Пол, действующий сенатор от штата Кентукки, является представителем очередной политической династии. Его отец Рон Пол избирался представителем в Конгресс от штата Техас, а также выдвигался в качестве кандидата на трех президентских гонках, последний раз поборовшись за номинацию от Республиканской партии в 2012 году.

Рэнд воплощает в своей политике взгляды консерватора и либертарианца. Ему близки идеи о сокращении налогов, урезании бюджета и снижения уровня государственного вмешательства в частную жизнь. Повторяя позицию большинства консерваторов в отношении абортов и однополых браков, по другим вопросам он резко выделяется из числа своих однопартийцев.

Например, он озвучивает достаточно прагматичные позиции насчет бюджетных программ, которые мечтают отменить республиканцы. Так, касательно Obamacare Рэнд еще в 2013 году высказал мнение, что республиканцы вряд ли смогут отменить эту программу, посему более здравым подходом был бы поиск компромисса с демократами, выступающими за сохранение Obamacare. Рэнд также выступал как резкий противник «Патриотического акта» (закона, расширявшего полномочия полиции и спецслужб после терактов 11 сентября 2001 года; окончил действие 1 июня сего года), считая, что полиция слишком милитаризирована, а слежка спецслужб нарушает конституционные права американских граждан.

В вопросе внешней политики он также выделяется из хора республиканских голосов, призывая к большей сдержанности и критикуя нынешнюю политику США на Ближнем Востоке.

Сильные стороны Пола, помимо его оригинального для республиканцев взгляда на внешнеполитические и ряд внутренних вопросов, заключаются в том, что он стремится снискать поддержку как можно более широкого спектра избирателей. Это же становится и его минусом, так как разные группы, представленные в этом спектре, уже склоняются в пользу других кандидатов. В этом плане он разделяет схожее положение с Марко Рубио, однако в его случае шансы стать компромиссным вариантом значительно ниже, так как он отпугивает многих республиканцев своими взглядами, особенно в отношении близкой к изоляционизму внешней политики. Это делает Пола легкой мишенью для критики республиканских политических тяжеловесов, которые куда более благосклонны к интервенционистской идее и будут защищать этот подход всеми способами.

Джон Касич — достаточно уникальный кандидат среди республиканцев. Он входит в редкое число ветеранов американской политики (был конгрессменом от штата Огайо с 1983 по 2001 годы, а на настоящий момент является действующим губернатором того же штата Огайо), которые не растеряли своего политического веса. Касич уже выдвигал свою кандидатуру в 2000 году, проиграв тогда номинацию от партии Джорджу Бушу-младшему.

На практике он оказался вполне умелым управленцем, который реалистично относится к партийным идеалам. Краеугольный камень его политики — это сбалансированность бюджета. Касич был одним из авторов закона Balanced Budget Act, принятого в 1997 году, что позволило на следующий год закрыть бюджет без дефицита (впервые за 29 лет). Касательно же острого вопроса по уменьшению государственного контроля и сокращению бюджетных программ, Джон Касич на удивление прагматичен и сдержан. Вот что он сказал насчет расширения Medicaid в одном из прошлогодних интервью: «Я уважаю то, что вы верите в маленькое правительство. Я тоже верю. Но я также знаю, что вы — человек веры. Теперь представьте, что когда вы умрете и… встретитесь со святым Петром — он вряд ли спросит вас о том, что вы сделали для уменьшения государственного контроля, но почти наверняка поинтересуется о том, как вы помогали малоимущим. Лучше подготовить хороший ответ».

Касательно других вопросов внутренней политики, он придерживается умеренных позиций, стараясь обходиться без консервативной полемики. Во внешней же он призывает усилить давление на Россию и Иран, сделку с которым он закономерно осуждает, а также инициировать наземную операцию против боевиков «Исламского государства».

Говоря о плюсах Касича, нужно отметить, прежде всего, то, что он умудрился за эти годы прибавить в своем политическом весе. Уровень его поддержки достаточно высок для политического ветерана, что позволило Касичу, официально объявившему о своем участии в гонке лишь 21 июля, набрать к настоящему моменту свыше 11 млн долларов, а по рейтинговым показателям обеспечить себе место в первых дебатах.

Но в объективном ключе его шансы невелики. Если проводить исторические параллели, то избранные номинанты от партии к этому этапу гонки уже выбивались в число фаворитов, в то время как Касич находится среди кандидатов «второго эшелона». С другой же стороны, сейчас четкое лидерство (нет, Трамп не считается) среди республиканцев выражено гораздо в меньше степени, чем на тех же сроках в предвыборных гонках последних 20 лет. В итоге Касич может стать верной «запаской» для истеблишмента на случай, если Джеб Буш окажется гораздо слабее при прямом взаимодействии с другими кандидатами в ходе дебатов, и если элита решит не рисковать с выбором молодого и малоопытного Марко Рубио.

Бен Карсон — бывший нейрохирург, который получил поддержку консерваторов и иных оппонентов действующего президента Барака Обамы за критику проводимых последним реформ в здравоохранении. Несмотря на его минимальный политический опыт, у Карсона прекрасный старт — он до сих пор находится в пятерке самых рейтинговых республиканских кандидатов, набрав в денежной гонке свыше 10 млн долларов. Пик его поддержки пришелся на начало июня, когда Бен имел рейтинг в 9,5%. После вступления в гонку Дональда Трампа же ситуация для Карсона стала ухудшаться, и по данным на начало августа, рейтинг опустился до 5,9%, сохраняя спадающую динамику.

Его повестка консервативна и в большей степени сосредоточена на налоговой политике. Карсон вслед за Крузом предлагает ввести пропорциональную систему налогообложения, сократить корпоративный налог, а также упростить налоговый кодекс. Он резко критикует либеральную идею о «заботливом» государстве, предлагая взамен исходить из консервативной идеи о персональной ответственности и джефферсонианской модели государства. Всё это делает Карсона вполне среднестатистическим республиканцем, отличающимся лишь за счет своего медицинского прошлого, на основе которого он и разворачивает критику действующих механизмов.

Впрочем, эксперты не рассматривают Карсона серьезно в силу его неопытности: даже привлечение средств в пользу его кампании вряд ли позволит ему удержаться на текущих позициях предвыборной гонки.

Бывший священник и телеведущий, Майк Хакаби более 10 лет проработал в качестве губернатора штата Арканзас. Он уже пытался избраться в качестве президента в 2008 году, однако проиграл номинацию от партии сенатору Джону Маккейну. Тогда Хакаби находился среди фаворитов гонки, но в этот раз он с трудом вписывается в десятку основных республиканских кандидатов.

Его повестка весьма консервативна — он резко против абортов и однополых браков, поддерживая обучение креационизму в школах и так далее. Отличает его от оппонентов оценка практического опыта — к примеру, его реакция на ураган Катрина в 2005 году была настолько оперативной и взвешенной, что пресса назвала Хакаби одним из наиболее эффективных губернаторов тех лет.

В пользу Хакаби могут сложиться результаты некоторых праймериз в южных штатах, однако успех кампании 2008 года повторить ему будет непросто, ибо за ядерный электорат Хакаби борются многие кандидаты, не уступающие в политическом весе бывшему губернатору Арканзаса. В целом, эксперты выражают закономерный скепсис, так как семь лет назад Хакаби находился на пике своей популярности, а сейчас же является своего рода политическим «пенсионером», который не участвовал в большой политике с выборов 2008 года.

Крис Кристи в настоящее время является губернатором штата Нью-Джерси. Как и многие республиканские губернаторы, он обещал не повышать налоги и (пока что) не нарушил этого обещания. Бюджет его штата выглядит более сбалансированным, чем у многих его коллег, но этого он добился за счет существенного урезания трат на социальные программы и пенсии госслужащим. Это во многом повлияло и на то, что кредитный рейтинг штата за время губернаторства Кристи понижался аж 9 раз.

Он занимает достаточно мягкую для республиканца позицию по вопросу нелегальной миграции, говоря о том, что это не преступление, а проблема гражданского общества. Он поддержал закон, запретивший проводить «лечение» гомосексуальности, но при этом в свое время наложил вето на легализацию в штате однополых браков.

Кристи — достаточно умеренный по большинству вопросов (кроме фискального) политик, умеющий продуктивно работать и с политическими оппонентами. Насколько далеко это позволит ему продвинуться в нынешней гонке — сказать достаточно сложно, ибо он расценивается политологами как кандидат второго эшелона, не имеющий серьезной поддержки внутри партийных кругов. Тем не менее, Кристи по состоянию на начало августа собрал свыше 14 млн долларов и находится на девятой позиции в опросах республиканцев, что позволит ему поучаствовать через несколько часов в первых дебатах.

Известная американская бизнес-леди, занимавшая шесть лет пост президента компании Hewlett-Packard, начала свой политический путь сравнительно недавно. На выборах-2008 она работала в команде основного республиканского кандидата Джона Маккейна, а после пробовала избраться в Сенат, в чем её, правда, постигла неудача.

Фиорина выступает в качестве правоцентристского кандидата, поддерживая запреты на аборты, но при этом заметно смягчив свою позицию по однополым бракам, которые раньше она критиковала. Карли поддерживает политику налоговых сокращений, предлагая вовсе отменить некоторые сборы (вроде налога на недвижимость). Также она планирует сокращать бюджетные траты по большинству статей, кроме тех, что касаются национальной безопасности.

В вопросах внешней политики она критикует нынешний подход — в частности, обвиняет бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон, возглавляющую нынче демократические рейтинги, в аморфности по отношению к России и иным странам.

Считая себя знатоком экономический реалий, она пока не получила весомой поддержки — в рейтинговом зачете (по показателям на начало августа) она занимала лишь четвертое место с конца, в то время как привлеченные для кампании средства едва превысили показатель в 5 млн долларов. Из этого можно пока резюмировать, что шансы Карли Фиорины заручиться поддержкой партийной элиты и избирателей пока что крайне малы, но могут несколько возрасти по итогам грядущих дебатов.

Рик Перри начинал свою политическую карьеру в стане демократов, но достаточно скоро перешел к республиканцам. Перри — бывший губернатор штата Техас, который проработал в этом статусе рекордные 14 лет. Официально вступил в нынешнюю президентскую гонку в июне 2015 года.

Он уже пробовал свои силы на прошлых выборах, но тогда его программа, которая строилась в основном на его управленческом губернаторском опыте (да и то в срезе экономических показателей), оказалась недостаточной для победы даже за номинацию от партии. В этот раз Перри расширил свою повестку, прежде всего, за счет внешнеполитических вопросов.

Согласно сайту его кампании, Перри, будучи губернатором Техаса, произвел 75 налоговых сокращений на сумму свыше 17 млрд. долларов. Как и многие его однопартийцы, он поддерживает пропорциональное налогообложение. Но на практике Перри вводил новые налоги, что может как минимум насторожить (если не отпугнуть) многих фискальных консерваторов. За 14 лет его губернаторства в Техасе увеличилось число рабочих мест, но при этом удвоился долг штата. Рик Перри симпатизирует новым технологиям в экономике, поддерживая инновации вроде Bitcoin и предлагая облегчить для банков внедрение цифровых валют.

В истории уже бывали случаи, когда неудача на одних выборах приводила кандидата к победе на последующих, посему шансы Перри не столь ничтожны. В прошлый раз его во многом подвели дебаты, но сейчас они могут усилить позиции Перри в гонке (если он, конечно, не терял времени и как следует к ним подготовился). В данный момент он находится на 11-м месте по рейтингу среди республиканских кандидатов, и на пятой позиции в денежной гонке, набрав 15 млн долларов.

Пока что Перри в большей степени мешает Трамп: рейтинги бывшего техасского губернатора начали проседать после вступления Дональда в гонку, и Перри уже не попадает на первые республиканские дебаты. Если он не улучшит свои показатели, то у него не будет возможности представить свои позиции на следующих внутрипартийных мероприятиях, что в свою очередь не повысит внимания СМИ к его кандидатуре, замкнув круг его возможностей на избрание.

Еще один из кандидатов, участвовавших в выборах 2012 года, бывший сенатор от штата Пенсильвания придерживается консервативных взглядов. Он выступает как противник абортов и контрацепции, предлагая к тому же лишить легального статуса однополые браки. Если четыре года назад это принесло ему поддержку большинства консерваторов, то сейчас он, скорее, «заглушен хором» одинаковых кампаний, повторяющих друг друга в большинстве основных моментов. Но у Санторума есть и одно любопытное отличие: в его видении республиканская идея служит интересам рабочего класса, а не корпораций и крупных финансовых институтов. Это может позволить ему заручиться поддержкой в некоторых колеблющихся штатах Севера, но вряд ли найдет отклик среди представителей прочих штатов.

При этом Санторум на данном этапе гонки имеет гораздо менее впечатляющие показатели, нежели те, что были у него четыре года назад. Тогда он находился среди фаворитов (в итоге заручившись поддержкой республиканцев из одиннадцати штатов), а сейчас же находится в конце рейтингового и денежного списков, не имея в ближайшем будущем возможности серьезно изменить свое положение.

Патаки занимал пост губернатора штата Нью-Йорк, проявив себя достаточно необычным для республиканца образом. К примеру, он поддержал билль о правах секс-меньшинств в своем штате, но раскритиковал идею легализации однополых браков; на ранних этапах своей политической карьеры он выступал как противник абортов, но позже пересмотрел свои взгляды. Также Джордж является одним из немногих республиканцев, поддерживающих меры по уменьшению загрязнения окружающей среды и её сохранению. Это делает его одним из самых либеральных представителей своей партии.

Республиканца в нём «выдавала» фискальная политика: воплощая её, он урезал налоги за счет уменьшения бюджета на здравоохранение и образование в своем штате.

Необычность его взглядов может привлечь умеренных центристов, но подавляющее большинство его однопартийцев вряд ли предпочтут увидеть подобного кандидата в качестве основного от Республиканской партии. Помимо этого, Патаки достаточно малоизвестен за пределами своего родного штата, что еще сильнее уменьшает и без того небольшие шансы на избрание.

Линдси Грэм представляет в Сенате свой родной штат Южная Каролина. Он стал известен благодаря его недавнему скандалу с Трампом, когда последний (в ответ на критику Грэма) поделился с публикой номером телефона сенатора. Впрочем, Линдси отреагировал на это со стилем.

Его позиции достаточно консервативны, повторяя по большей части те акценты, что ставил в своей кампании в 2008 году сенатор Джон Маккейн. Грэм особо подчеркивает необходимость силовых решений по внешнеполитическим вопросам, резко критикуя изоляционистов вроде Рэнда Пола. В вопросах внутренней политики он противостоит расширению бюджетных программ, поддерживает приватизацию находящихся ныне в государственном ведении учреждений, а также выступает за сокращение налогов.

Грэм — неплохой оратор, но сравнительно небольшой объем привлеченных средств и его крайне низкий рейтинг не позволяют ему воспользоваться своими сильными сторонами. Не помогает ему и дружба с сенатором Джоном Маккейном. В итоге кандидатура Грэма сейчас является одной из слабейших, и сенатор пока не имеет возможности усилить свои позиции.

Джиндал является действующим губернатором южного штата Луизиана, известного как один из оплотов религиозного консерватизма в США. В 2012 году он поддерживал кандидатуру Рика Перри, но в этот раз предпочел участвовать отдельно.

Его фискальная политика является воплощением консервативной повестки, а на практике Джиндал в 2013 году предлагал даже отменить подоходный и корпоративный налоги в штате за счет повышения налога с продаж (предложение так и не было реализовано). С 2007 по 2014 годы количество госслужащих штата при Джиндале уменьшилось на 18%. При всём при том Луизиана не может похвастаться сбалансированным бюджетом — траты заметно растут, и без определенных корректив в этом году Луизиане грозит дефицит размером в 1,6 млрд долларов. В остальном Джиндал пытается угодить консервативной части населения — так, в 2008 году он подписал закон, позволивший изучать в школах материалы с критическими оценками теории эволюции и глобального потепления.

Но его популярность после переизбрания в 2011 году снижается даже в родном штате, не говоря о поддержке среди республиканцев всей страны — в итоге Джиндал находится в конце списков, что не позволит ему поучаствовать в первых дебатах. Шансы исправить свое положение у Бобби Джиндала также невелики.

Гилмор является бывшим прокурором и губернатором штата Виргиния, который выбыл из большой политики еще в 2002 году. Он пытался избираться президентом в 2008-м, но отказался от этого на ранней стадии гонки (и, взвесив свои шансы, решил участвовать в выборах в Сенат, однако потерпел поражение). Джим объявил о своем участии одним из последних — формальное заявление Гилмора об участии появилось 30 июля 2015 года.

Аналитики еще не успели как следует оценить его кандидатуру, но уже есть предположение, что основная цель Гилмора, возможно, заключается в привлечении таким образом внимания прессы к своей персоне.

Но что-то можно понять и по его сайту — там уже изложены ключевые позиции Гилмора по вопросам экономики и национальной безопасности, в то время как социальные проблемы умалчиваются. Если вспоминать фундамент, на котором он начинал строить свою президентскую кампанию восемь лет назад, то это дает представление о Гилморе как о классическом консерваторе с религиозным уклоном. Это же подтвердил опыт его губернаторства, во время которого он поддержал принятие закона, вводящего обязательную минуту молчания в государственных школах штата, установленную для медитации и/или молитвы.

Тем не менее, шансы Гилмора на получение номинации от Республиканской партии чрезвычайно невелики, и далеко не факт, что это вообще является его целью, посему серьезным участником гонки его назвать весьма тяжело.

Для Республиканской партии расклад представляется не самым удачным образом, так как фрагментированность её членов и ангажированность разных фракций понижает шансы на подбор подходящего кандидата, который устроит в равной степени все лагери.

Однако есть и те, кто предполагает, что Республиканская партия сейчас проводит приготовления к победной гонке 2020 года. Ведь если сейчас демократы выиграют в третий раз подряд, а 45-й президент не сможет совершить экономического чуда, то это резко повернет расклад в пользу республиканского кандидата на следующих выборах. Небольшое количество политологов предполагает, что в таком случае республиканскому истеблишменту будет выгоднее «вскрыть гнойник» правого консерватизма прямо сейчас, номинировав в следующем году радикального кандидата вроде Круза или Уокера, дабы нейтрализовать их политический вес к выборам 2020-го, где можно будет поставить на прагматичного умеренного кандидата.

Тем не менее, итоговый расклад (по мнению автора) позволяет с вероятностью больше 70% предрекать номинацию от Республиканской партии Джеба Буша. А как может пойти основная борьба по самому вероятному сценарию (между Бушем и Клинтон) — зависит уже во многом от того, как Джеб Буш проявит себя в ходе внутрипартийных дебатов и съездов. Так что предсказать окончательный итог гонки — крайне сложная задача с невероятным множеством переменных.

Специально для TJ,

Ник К.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против