[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Anton Protsyuk", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 16, "likes": 32, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "club" }
614
Клуб

Что не так с Палатой лордов Британии и Сенатом Канады — и как это исправить

В последнее время верхние парламентские палаты Британии и Канады —Палату лордов и Сенат — сотрясли скандалы, которые в очередной раз запустили дискуссию о том, нужны ли вообще эти законодательные структуры; и если да, то как их реформировать. Предлагаю почитать перевод небольшого обзора от The Atlantic на эту тему.

Поделиться

В избранное

В избранном

Это лето было удачным для поклонников парламентской реформы в Англосфере. 26 июля на заглавной странице британского таблоида [The Sun — прим. переводчика] появились фотографии 69-летнего члена Палаты Лордов Джона Сьюэла в оранжевом лифчике, якобы употребляющего кокаин с проститутками. Он покинул Палату через два дня и теперь имеет дело с криминальным расследованием. За океаном планам премьер-министра Канады Стивена Харпера в четвертый раз занять этот пост угрожают выдвинутые его соратникам обвинения в коррупции и неэффективном расходовании бюджетных средств; ключевую роль в этом играет судебный процесс над сенатором Майком Даффи. Эти скандалы подняли общий для обеих стран вопрос: Что нужно делать с этими проблемными верхними палатами?

Начнем с богатой историей британской парламентской палаты. В мире существует очень мало демократических стран с такими недемократическими законодательными структурами. Формально она делится на Лордов духовных и Лордов светских Британского королевства — архаические термины, обозначающие высокопоставленное духовенство и крупных дворян-землевладельцев. В реальности же большинство членов Палаты лордов — «пожизненные пэры», каким был и Сьюэл. Они назначаются премьер-министром пожизненно, получая титул барона, который не передается по наследству. В Палате также заседают 26 епископов англиканской церкви и 92 наследственных пэра из аристократии, что вызывает постоянное возмущение британских левых. Ни один из членов Палаты не является выборным.

Другим важным недостатком является размер. «Имея в своих рядах 781 члена с правом голоса, Палата обладает сомнительным титулом самой крупной мировой законодательной структурой вне Китая», — заметила недавно The New York Times. (Лишь Всекитайское собрание народных представителей, где заседают 2987 делегатов, является бо́льшим по численности парламентом, чем Палата.) Некоторые члены редко участвуют в работе Палаты, однако пользуются своими парламентскими привилегиями. Как пишет The Telegraph, 20 пэров, не участвующих в голосованиях и дебатах, потратили 1,6 млн фунтов.

Несмотря на эти проблемы, никто полностью не знает, что делать с Палатой лордов. Первая значимая реформа началась в 1911 году, когда вследствие конституционного кризиса лорды лишились права вето на решения Палаты общин. Правительство Тони Блэра в 1999 году значительно сократило количество наследственных пэров, в то же время оставив за «пожизненными пэрами», вроде Сьюэла, контроль над Палатой. К тому же, до 2009 года Палата лордов была фактическим высшим судебным органом Объединенного Королевства, пока парламент не cоздал действующий верховный суд. С приходом к власти Кэмерона парламентская реформа остановилась — исключением стал закон 2014 года, который разрешил из-за криминальных обвинени лишать лордов членства в Палате, уходить членам парламента в отставку и на пенсию.

Большинство британских избирателей согласны, что с Палатой нужно что-то предпринимать. Опрос Ipsos MORI в 2012 году показал, что 79 процентов британцев, обладающих правом голоса, поддерживают «идею реформы Палаты лордов». Но у каждого есть свое мнение на то, что нужно реально делать. Перед последними выборами лейбористы предлагали заменить Палату избираемым «Сенатом наций и регионов», чтобы удовлетворять региональные и демократические потребности. Либеральные демократы предложили сократить количество членов верхней палаты и сделать ее частично избираемой. Шотландская национальная партия призывала к полной отмене Палаты лордов. Победившие на выборах консерваторы всего лишь заметили, что избираемая Палата Лордов «не является приоритетом» для нынешнего правительства.

У Канадского Сената не меньше скандалов, чем в Палаты лордов, но намного менее интересная история. Он формируется по региональному принципу: 105 мест разделены между конкретными провинциями. Наибольшее количество мест у Квебека и Онтарио – по 24. Сенаторы назначаются премьер-министром изанимают свое место до достижения 75-летнего возраста. В отличие от Палаты лордов, которая имеет право лишь откладывать принятие закона, Сенат может блокировать решения нижней палаты и обладает правом законодательной инициативы.

Из-за назначаемости парламентариев и частых скандалов с их участием общество настроено резко против Сената в его сегодняшней форме. Как показал в апреле опрос Angus Reid Institute, 45 процентов канадцев поддерживают реформу Сената, а 41 процент выступает за полную ликвидацию верхней палаты. Предлагались поправки в конституцию, которые бы сделали Сенат избираемым или позволили назначать сенаторов региональнымпарламентам. Лидер Либеральной партии Джастин Трюдо поддержал идею непартийного Сената и в январе 2014 года исключил из партии всех членов Сената от либералов. Новая демократическая партия, которая придерживается левых взглядов и лидирует в соцопросах перед октябрскими выборами, выступает за полное упразднение Сената.

Бикамерализм [двухпалатная система — прим. переводчика] призван в конечном итоге уравновешивать мимолетные настроения избирателей, поэтому не удивительно, что существованию верхних палат иногда сопротивляются. «Если вторая палата не соглашается с первой, она конфликтная; если соглашается, она ненужная», заметил аббат Сийес во время Великой Французской революции. Некоторые британские и канадские конституционные эксперты защищают верхние парламентские палаты их стран, так как эти структуры предлагают «трезвый второй взгляд» на работу нижних палат. В 2008 году правительство Гордона Брауна проталкивало разрешениезадерживать предполагаемых террористов на 42 дня без суда после того, какПалата лордов отклонила его. Канадский Сенат также помогает сбалансироватьразные региональные интересы, особенно менее населенных западных иприморских провинций.

Итак, что же делать? В некоторых странах самым простым решением будет не пытаться создать верхнюю палату. Греция, Португалия, Южная Корея, Швеция, Турция и другие страны упразднили вторые палаты; Израиль, Ливан и Украина так и не создали их, получив независимость. Остальной англосаксонский мир, очевидно, достиг стабильной парламентской структуры, которая уравновешивает запросы большинства населения и отдельных регионов. У каждого из 50 американских штатов, независимо от его размера, есть два представителя в Сенате. Австралийцы избирают по 12 сенаторов от каждого из шести штатов и по два сенатора от двух автономных территорий. Однако и уникамерализм [однопалатная система — прим. переводчика] не чужд Вестминстерской системе. Новая Зеландия упразднила свой Законодательный совет в 1950 году, а большинство региональных канадских парламентов состоят из одной палаты.

Несмотря на популярность этой идеи, реформировать Палату лордов и Сенат будет очень сложно. Правительство Кэмерона уже исключило реформирование Палаты из повестки до следующих выборов в 2020 году. Верховный суд Канады в прошлом году единогласно решил, что серьезные реформы Сената должны быть одобрены семью провинциями, включающими не меньше половины населения. (Текущая схема не дает изменить конституцию ни меньшинству провинций, ни меньшинству населения). Полное упразднение Сената потребует согласия всех десяти провинций, решил суд.

Даже если бы поклонники реформ могли легко навязать свою волю, они до сих пор не пришли к консенсусу о том, как эти изменения должны выглядеть. Избираемые верхние палаты станут шагом вперед в развитии демократии или же уменьшат легитимность британской и канадской Палаты общин, став второйпалатой, которая одинаково подвержена влиянию всех жителей страны? Упразднение решит вопрос верхней палаты навсегда или же просто-напросто уберет необходимый контроль за решениями нижней палаты? Пока британские и канадские реформаторы не решат эти проблемы, способы не будут играть важную роль.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против