[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Саша Сашин", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 34, "likes": 96, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "club" }
1 968
Клуб

НУ НЕ ТУПЫЕ! Илья Клишин - о том, как он учился в самой обычной американской школе

Илья Клишин: Про них сняты сотни фильмов,они постоянно мелькают в новостях и становятся героями анекдотов.Но отследить грань,где реальный подросток превращается в сатирическую карикатуру,почти невозможно.В американской школе узаконенная дедовщина может сочетаться с невероятным патриотизмом,а строгий дресс-код - с удивительной академической свободой

Всякий, кто смотрел телевизор в девяностые годы прошлого века, помнит коронную фразу сатирика Михаила Задорнова «Ну тупы-ы-ы-е!» с обязательно тянущимся «ы». Наверное, это был такой веймарский синдром в легкой форме, задолго до продуктового эмбарго и жестикуляции Дмитрия Киселева. Да, мол, мы проиграли холодную войну, да, не платят зарплату и стреляют на улицах, но зато мы умные, а они тупые. Мы самые читающие, а еще у нас песни самые душевные и девушки самые красивые. Да и теперь время от времени по соцсетям расходится какое-нибудь исследование в духе «каждый второй американский школьник не может показать Америку на карте». Мне повезло поучиться в американской школе, и я могу сказать, что это не совсем так. Впрочем, все по порядку.

Это было 12 лет назад, когда я закончил десятый класс. Меня пригласили по программе FSA FLEX («Акт в поддержку свободы: обмен будущими лидерами»). Кстати, в прошлом году эту программу закрыли. Сами, наверное, догадываетесь почему.

Я попал в самую глубинку штата Луизиана. В городок ровно на полпути между Хьюстоном и Новым Орлеаном. В нем жило всего две тысячи человек. То есть по нашим меркам это даже не школа в райцентре, а самая обычная сельская. Для начала, школы там было три. Начальная (до пятого класса) была совмещена с детским садом и находилась в отдельном здании, а средняя школа (с пятого по восьмой класс) была своего рода пристройкой к зданию старшей школы (с девятого по двенадцатый классы). То есть это были две соседних постройки с общей столовой и стадионом.

По решению властей графства (так там называют районы штата) в школе была униформа. Синий верх, бежевый низ

Сделано это было, как мне объяснили, чтобы избежать имущественного неравенства: бедные выглядят точно так же, как богатые. Купив нужные вещи, я поступил в одиннадцатый, то есть предпоследний класс. Стал «джуниором». В последний класс меня не пустили, так как довольно разумно рассудили, что было бы нечестно давать мне школьный диплом всего лишь за год обучения.

Вообще надо сказать, что двенадцатиклассники (seniors) там — люди привилегированные. Это что-то вроде дембелей в нашей армии. Скажем, они совершенно легально проходят в столовую на большой перемене без очереди. Это такая школьная традиция. С «синьорами» у меня был, кстати, класс высшей математики. Здесь, наверное, снова нужно некоторое отступление.

Перед началом учебного года мне предложили самому составить себе расписание, чем здорово меня удивили. Суть в том, что учебные дисциплины делятся на несколько категорий. Гуманитарные науки, математика, точные науки, язык и литература и так далее. В каждой сфере за время старших классов (high school) надо набрать какое-то количество кредитов. «Кредиты» (ударение на первый слог) — это что-то вроде баллов. Ты должен собрать 10 баллов в точных науках; можешь взять две базовых математики по 5 баллов каждая в 9 и 10 классах, а можешь брать каждый год продвинутую математику и в итоге у тебя будет 30 баллов. Больше не запрещается, меньше 10 нельзя — диплом не дадут. Расскажу немного о том, что было со мной потом, просто чтобы проиллюстрировать качество обучения.

После года высшей математики в американской сельской школе я экстерном закончил одиннадцатый класс в своем физико-математическом лицее в России и сдал вступительный экзамен по математике в МГУ. Без каких-либо дополнительных занятий

Но еще раз подчеркну: там система строится на инициативе. Никто вас не заставляет брать этот предмет, если вы не хотите. Система исходит из того, что к 14-15 годам подросток уже примерно понимает свои интересы и может сам определить, в какую сторону развиваться и что готовить к колледжу.

Справедливости ради надо заметить, что американские школьники этого возраста не в пример взрослее своих российских сверстников не только в смысле учебы. Они почти все начинают водить в 15 лет (получают «разрешение», а потом в 16 права) и тут же ищут какую-то работу.

Не работать и просить деньги у родителей в этом возрасте считается странным

Таким образом, нет привычной для нас системы: девятый, десятый, одиннадцатый и двенадцатый классы со своими программами. Как я уже говорил, на математике я был единственный «джуниор» среди «синьоров», а вот уже на географии меня, напротив, сплошь окружали «фрешмэны» (так называют учеников 9 класса). И это совершенно никого не смущает.

Вообще учеба там очень индивидуальная. Это проявляется даже в таких мелочах, как результаты контрольной. В России многие учителя любят демонстративно говорить о двойках и колах отстающих учеников. В американской школе учитель молча подзывает к себе и показывает твою отметку (как сейчас у нас стали делать в бухгалтериях с зарплатами и премиями). И все. Только еще раз в полгода домой приходит табель успеваемости. Теоретически можно проучиться все 12 лет и без сверхусилий скрывать свою успеваемость.

Еще в Америке вообще нет культуры списывания в нашем понимании. Не переписывают друг у друга домашние задания, не списывают на тестах.

У всех есть однозначное осознание того, что учеба — это если и не соревнование, то такой забег в одиночку, что ли

При этом совсем другой коллективистский момент — идентичность школы, которая проявляется в разных научных, музыкальных и спортивных соревнованиях. Победитель такого конкурса становится героем не только официального утреннего объявления по громкой связи, но и коридоров.За школьную команду по американскому футболу, за «Бульдогов», приезжает болеть абсолютно весь город. Это просто главное событие для местных жителей. За год до моего приезда школьная команда заняла первое место в чемпионате штата. В их честь отлили кубок, а футболки с именами игроков чемпионского состава можно было купить в любом из трех магазинов городка. Контраст со школьным спортом в России, как вы понимаете, разительный, насколько это только возможно.

Так все же, умнее они или глупее российских школьников? Пожалуй, они собраннее и сосредоточеннее. Взрослее, как я уже говорил. Да, может, их не натаскивают у репетиторов, но они знают, чего хотят. И они трудятся, чтобы этого достичь. Едут после учебы на ферму или в забегаловку работать, чтобы накопить денег на обучение в колледже. Возможно, именно это уважение к труду и к самому себе и позволяет Америке быть великой державой.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против