[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 77, "likes": 57, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "23709" }
Никита Лихачёв
9 282

Лингвист Максим Кронгауз: «Facebook остановился где-то на уровне Эллочки-людоедки»

24 февраля Facebook запустил расширенные лайки для пользователей по всему миру. В дополнение к классическому «пальцу вверх» («Нравится») появилось ещё пять эмоций (так называемых «реакций»): сердечко «Супер», «Ха-ха», «Ух ты!», «Сочувствую» и «Возмутительно».

Марк Цукерберг пояснил, что не всегда на текст записи можно отреагировать простым лайком, и пользователи годами требовали от соцсети других вариантов реакций (например, дизлайк). О планах Facebook ввести большее число реакций Цукерберг рассказывал ещё в сентябре 2015 года.

В декабре известный лингвист Максим Кронгауз рассказал о своём мнении о нововведении Facebook нишевому журналу Robb Report. По словам Кронгауза, расширение числа реакций к записям в соцсети приведёт к тому, что эти эмоции станут стандартом в обществе и сделают общение между людьми более примитивным. Текст колонки Кронгауза опубликовал в своём ЖЖ журналист Дмитрий Губин.

Поделиться

В избранное

В избранном

Я не в первый раз подвожу итоги года в области русского языка, но сейчас как-то особенно неинтересно перечислять слова и выражения, характеризующие 2015 год. Достаточно открыть соответствующее сообщество в социальной сети и увидеть: сыр, сморщенные женщины, шпроты, субстантивность… Это не про язык и его изменения в течение года, а про события-2015.

Пока мы думаем о том, как меняется наш язык, гораздо бóльшие изменения происходят рядом с языком. Настолько рядом, что они влияют и на сам язык тоже. Я говорю о коммуникации, то есть о процессе общения, который осуществляется в первую очередь с помощью языка. Так вот, наша коммуникация за последние годы изменилась радикальнейшим образом.
Во-первых, мы стали гораздо больше общаться письменно, чем устно. Вот два простых, но очень жизненных примера.

Я вхожу в кафе и вижу компанию из четырёх молодых людей, которые пьют кофе, уткнувшись каждый в свой смартфон. Они, безусловно, общаются, — возможно даже, между собой, — используя интернет, социальные сети, чаты или мессенджеры.

Удивительно, что за всё это время, посвящённое полноценному общению, они не смотрят друг на друга и не обмениваются ни одним звучащим словом.

Другой пример связан с телефоном, по которому мы звоним все реже, предпочитая письма, сообщения или смски. Я уже несколько раз получал SMS с вопросом: «Можно ли вам сейчас позвонить?».

Это означает, что устное общение перестало быть обычным и нейтральным. Оно уступило свое место письменному, а само приобрело неожиданную дополнительную ценность. Чтобы поговорить, надо спрашивать разрешение – и, естественно, письменно.

Во-вторых, мы стали просто больше общаться. Этого требуют от нас те же социальные сети, чаты и мессенджеры, а также мобильные гаджеты. Нормой стало постоянное присутствие в коммуникативном пространстве. Это означает, что ты все время должен подавать коммуникативные сигналы. А мыслей и слов уже не хватает.

Здесь тебе на помощь приходят одновременно благородные и коварные разработчики. Коварные — потому что они заманили тебя в коммуникативные сети и вынудили в них постоянно дёргаться, а благородные — потому что облегчают задачу, подсовывая тебе инструменты, помогающие реагировать даже в отсутствие слов и мыслей: лайки и шеры, чекины, а также разные символы типа +1 или ).

Максим Кронгауз

Вообще оказалось, что главное в сетевом общении — это порождение не содержательных текстов, а реакция на них, и даже не только на тексты, но и на всё что угодно: на текст, картинку, видео, музыку, товар… Можно, наверное, сказать, что лайк стал самой важной репликой, гораздо более важной, чем содержательный комментарий. Последний уникален и подходит только для одного конкретного текста, а лайк универсален и подходит для текста вообще.

Именно поэтому основным событием 2015 года в русском языке, а также в английском, немецком, французском и множестве других языков, стало не появление новых слов, а некоторые решения, принятые в самой популярной социальной сети (а если точнее — анонс решений). Речь, конечно же, идёт о Фейсбуке.

Анонс этот отдалённо напоминал старый анекдот про сумасшедших и бассейн. Сумасшедшим сообщили две новости: хорошую и очень хорошую. Хорошая заключалась в том, что им разрешили плавать в бассейне. А очень хорошая, — что если они будут себя хорошо вести, то им ещё и воды нальют. Так вот, нам всем – участникам сетевого общения — пообещали долить воды, то есть добавить к лайку ещё и дизлайк (англ. dislike), потребность в котором при общении даже больше, чем в лайке.

Действительно, лингвистам хорошо известно, что в языках средств для выражения отрицательной оценки всегда больше, чем для выражения положительной. А вот в Фейсбуке и во «ВКонтакте» — самых популярных в России социальных сетях — для большей позитивности общения до сих пор существовали только лайки. Если ты хочешь кого-то обругать, — пожалуйста! — но тогда уж, будь добр, сам ищи слова и способы. А нажать кнопку, конечно же, проще, чем объяснить, что тебя не устраивает.

Так лайки приобрели социальную значимость: количеством лайков стали измерять успех текста, товара и даже человека. Добавление Фейсбуком дизлайка могло привести к катастрофическим последствиям: к обнажению истины. Например, плохой товар получил бы не мало лайков, а много дизлайков. Поэтому решение Фейсбука можно было бы назвать историческим. Но именно поэтому оно и не было принято. Марк Цукерберг передумал.

В начале октября стало известно, что Фейсбук тестирует анимированные эмотиконы (попросту говоря, смайлики), олицетворяющие разные эмоции. К лайку добавили шесть изображений, названных следующим образом: Love, Haha, Yay, Wow, Sad, Angry. Удивительны уже сами названия, которые не так просто перевести на другой язык. Скажем, по-русски в буквальном переводе они значат: люблю, ха-ха, ура, вау, грустен, сердит. Заметьте, что там, где есть междометие, выражающее ту или иную эмоцию, именно оно выбрано в качестве названия смайлика. А там, где стандартного звука нет, названа сама эмоция.

Все эти слова названы «реакциями», — и это очень характерно. Это действительно реакция, реплика в ответ — как уже было сказано выше, на что угодно. Иначе говоря, массовому участнику коммуникации могут дать чуть более тонкий и чуть более богатый инструмент для выражения собственного отношения. Нужен ли он ему, покажет время. Но то, что это является своего рода революцией, для лингвиста очевидно.

Лайк сам по себе не создавал особого языка, а вот шесть смайликов, пожалуй, уже создают.

Массового коммуниканта теперь можно сравнить со знаменитой Эллочкой-людоедкой из «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова. Её словарный запас насчитывал 30 слов и выражений, из которых примерно половину можно считать основными. А среди основных компактную группу составляли как раз слова-реакции: ого, подумаешь, кр-р-расота, мрак, жуть, хамите, знаменито. Этот лексикон полностью обслуживал коммуникативные потребности Эллочки-людоедки.

Конечно, у массового участника социальной сети будет возможность использовать и обычные слова, но для этого ему придется прилагать больше усилий. Ленивые коммуниканты, — а их подавляющее большинство, — наверняка ограничатся простыми реакциями из списка, который предлагают разработчики, остановившись где-то на уровне Эллочки-людоедки.

Это может привести к тому, что шесть базовых реакций, данных нам в смайликах Цукербергом, подавят остальные. И как тут не вспомнить знаменитую гипотезу Сепира — Уорфа, утверждавшую, что язык определяет познание и мышление. Грубо говоря, шесть смайликов могут приучить нас к выражению только шести эмоций. Остальные ещё некоторое время просуществуют фоном, но их почти никто не будет выражать.
Антиутопия? Хорошо, если да. А что, если нет? В любом случае, событие года в области языка и коммуникации!

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против