[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Владик ", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 12, "likes": 40, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "2468", "is_wide": "1" }
Владик
1 392
Блоги

Борьба за выживание: забудем ли мы когда-нибудь про инфекции

10 июля 2014 года группа ученых опубликовала статью, в которой доказывается факт того, что поиск новых антибиотиков для лечения человека – тупиковый путь развития фармакологии. Взамен этого математики предлагают применять средства, замедляющие эволюцию микроорганизмов, потому что именно вследствие нее микробы приобретают резистентность к существующим фармпрепаратам.

История развития антибиотикотерапии начинается с 1865 года, когда врач Луи Пастер доказал факт того, что в основе инфекционных заболеваний человека стоят инородные для человека микроорганизмы. В 1872 году Роберт Кох доказывает, что единственным возбудителем сибирской язвы является bacillus anthracis. С того времени врачам стало понятно, что лечить человека от инфекционных заболеваний, которые тогда были бичом всего мира, толченными алмазами или кровопусканием не очень эффективно.

Дальнейшие исследования, которые заняли почти столетие, в основном касались открытия и описания новых возбудителей тех или иных инфекционных заболеваний. Пастер успел описать возбудителя сибирской язвы, бешенства и холеры. Кох в 1882 году описывает микобактерию туберкулеза, названную впоследствии его именем, а в 1894 году Александром Йерсеном был описан возбудитель чумы, которая выкашивала население Европы.Следующим шагом в развитии медицины становится поиск вакцины – т.е. средства, которое бы предотвратило развитие заболевания даже при попадании микроорганизма в макрооорагнизм, т.е. в человека.

Первая вакцинация была произведена против натуральной оспы, инфекции, возбудителем которой является вирус, в 1796 году. Та вакцина была создана эмпирически т.е. почти случайно, на основе наблюдения за внешними проявлениями болезни. Вирус оспы не смогут определить еще долго, однако Эдвард Дженнер спасет этой вакциной не одну тысячу жизней.

Первой, «научно» созданной вакциной считается вакцина против бешенства, разработанная тем же Луи Пастером в 1885 году. Вакцины против бешенства до сих пор считаются единственным способом спасти жизнь человеку, т.к. специфического лечения до сих пор нет (правда, это уже современная вакцина)Но как бы не были эффективны вакцины, они, во-первых, не всегда срабатывают, а во-вторых, далеко не все их получают. Так или иначе, микроорганизм, попадая в человека, начинает размножаться и вызывать патологию – собственно заболевание со своей клинической картиной и симптомами.

На протяжении долгого времени исход этого процесса зависел не от врачей и лекарств, а от самого человека – его иммунитета, сопутствующих заболеваний, условий проживания и других факторов. Большая часть людей в итоге умирали без серьезной помощи со стороны врачей – последние просто не имели средств, влияющих на возбудителя, и большинство советов сводилось к смене климатической зоны или отъезду в деревню. С позиции современной науки даже такое «лечение» обосновано, но, естественно, имело весьма низкую эффективность.

В 1928 году случается чудо, которого никто не ждал. 28 сентября англичанин Александр Флеминг обнаружил у себя на столе чашку Петри, на которой ранее был высеян (т.е. помещена колония) золотистый стафилококк. Однако чашку забыли закрыть, и в нее были занесены споры гриба пеницилла. Грибок не только дал рост на среде, которая была колонизирована одним из самых агрессивных на то время микробом, но и образовал вокруг себя свободную зону. На основании этого Флеминг сделал вывод, что гриб вырабатывает некоторые вещества, которые подавляют рост бактерий и вызывают их лизис (разрушение). За это Флеминг позднее получит Нобелевскую премию, но это было лишь фундаментальное открытие, до появления препарата на основе пенициллина пройдут десятилетия.

В 1942 году в США после применения препарата пенициллина от стрептококковой инфекции вылечивается первый пациент. На время войны именно пенициллин становится основым лекарством, спасающим жизни пациентам, в первую очередь солдатам, которые раньше умирали от сепсиса и гангрены, а теперь после нескольких уколов нового чудо-лекарства полностью излечивались.Но уже тогда появились первые признаки того, что пенициллин – не панацея. Еще Флеминг доказал, что гриб не оказывает воздействия на грамм-отрицательные бактерии и на другие грибы.

В 1940 годах обнаружилось, что некоторые штаммы бактерий устойчивы к пенициллинам. Они были названы бета-лактамными бактериями. Решение этой проблемы было найдено только к 1960 году, когда были созданы синтетические пенициллины, т.н. пенициллины с бета-лактамазной активностью. Но основной проблемой стала доступность препарата. Изначально, после запуска его в производство, он был доступен всем без исключения, в аптеках его продавали без рецепта. На улицах появлялись объявления о том, что новый препарат излечит любую хроническую и острую инфекцию в пятидневный срок.

В итоге многие начали принимать пенициллин без разбора, в качестве профилактики и даже во время эпидемий вируса гриппа. В итоге, к тому времени как пенициллин начал отпускаться только по рецепту, резистентность к нему выработали очень многие штаммы бактерий.

На данный момент обычные пенициллины не используются для лечения, т.к. количество восприимчивых штаммов к нему ничтожно мало.На протяжении всего XX века научное сообщество вело неравную борьбу с устойчивостью бактерий к антибиотикам. В 1950 году открывают тетрациклины, макролиды и аминогликозиды. В 1956 – ванкомицин. В 1960 синтезируется метициллин, а в 1961 году появляется информация о появлении устойчивых к нему штаммов стафилококка (MRSA – multi resistance St. Aureus).

В 1967 году появляются штаммы пневмококка, вызывающего преимущественно пневмонии, частично устойчивые, а к 1977 - и полностью резистентные к пенициллинам. 1962 год – синтезируется первый препарат хинолоного ряда, который оказывает действие на грамм-отрицательную флору – налидиксовая кислота. За 30 лет синтезируются 3 поколения цефалоспоринов, разрабатываются монобактамы и карбапенемы. Одновременно с этим выявляются устойчивые штаммы гемофильной палочки (H. Influenzae), повышение резистентности гонококков (гоноррея на заре антибиотиков вылечивалась за 3 дня), а в 90х годах выявляется всплеск заболеваний, вызванных микробами, устойчивыми ко всем типам антибиотиков. В ответ медики начинают применять новейшие антибиотики фторхинолонов, и к 2000 году получают мультирезистентные штаммы микроорганизмов.

Для того, чтобы понять, как микроорганизмы сопротивляются антибиотикам, важно понимать, как последние уничтожают патогенные элементы.Есть 4 основных механизма действия антибиотиков. Первый – воздействовать на синтез клеточной стенки микроорганизмов. Так действуют собственно пенициллины, цефалоспорины и множество других антибиотиков. В основе лежат разные способы воздействия, но исход один – клеточная стенка бактерии неспособна выполнять свои функции и в итоге клетка гибнет. Макролиды и тетрациклиды воздействуют на синтез белка в клетке микроба. Как и в клетке человека, синтез белка в любой бактерии происходит на рибосомах, состоящих из двух «сфер». Антибиотики блокируют одну из субъединиц рибосом, оставляя клетку без возможности себя чинить и делиться.

Фторхинолоны воздействуют на процесс репликации ДНК – процесс, без которого бактерия не может дать потомство. Ну, и наконец ряд антибиотиков оказывает действие на метаболизм клетки, встраивая себя взамен нормальных субстрактов, в итоге убивая микроб.Бактерии становятся резистентными к антибиотикам разными путями. Если не брать в расчет изначально устойчивые штаммы, то основных механизма два. Первый – это удаление антибактериального агента из клетки до того момента, как он достигнет точки своего приложения. Делается это при помощи специальных помп, встраиваемых в мембрану клетки. Второй путь – это предотвращение попадания агента в клетку путем синтеза принципиально новой клеточной стенки. Так или иначе, но микроорганизм мутирует, т.е. приобретает новые способности для защиты от антибиотика.

В результате этих мутаций пневмококк полностью изменил пенициллин-связывающий белок, что привело к появлению устойчивого штамма, стафилококк увеличил продукцию фермента метилазы, позволяющей быстрее и эффективнее деактивировать эритромицин, кишечная палочка изменила свою клеточную стенку и квинолоны теперь не могут проникнуть внутрь клетки, а золотистый стафилококк выкачивает из своей клетки фторхинолоны с помощью помп. Процесс получил название «вертикальная эволюция», в результате которой не имеющие этих мутаций штаммы уничтожаются известными антибиотиками, а выживают лишь мутировавшие микроорганизмы. В науке также есть понятие «горизонтальной эволюции».

В этом случае, бактерии приобретают гены не самостоятельно, а в результате контакта с уже мутировавшей флорой. Основных механизмов здесь три: конъюгация в результате непосредственного контакта двух микробных клеток, трансдукция в результате переноса генов через специфические вирусы бактерий (бактериофагов) , и трансформация, когда клетка-реципиент поглощает молекулы ДНК из внешней среды в случае гибели клетки-донора.Надо понимать, что все эти мутации происходят постоянно. Однако ряд процессов весьма сложен: например, передача гена через бактериофаг сопряжено с рядом трудностей: нужно, чтобы бактериофаг получил ген, выжил, перенес его на другой микроорганизм, и последний при этом дал потомство. В общем, случается это не так часто.

Другие мутации часто приводят лишь к повышению устойчивости и серьезно никак не влияют на резистентность к антибиотикам. Правда, бывают исключения: кампилобактерия приобрела высокую резистентность к фторхинолонам в результате всего лишь изменения в одном гене.Перспектив в вопросе противостояния антибиотиков и микроорганизмов у медицинского сообщества немного. Пока наука продолжает двигаться привычным путем: в ответ на выработку резистентности в научных лабораториях синтезируются новые препараты, которые имеют иной механизм действия и иные метаболические цели. В 2012 году британские ученые отчитались об успешном окончании первого этапа клинических исследований группы антибиотиков под названием «лантибиотики» - производных жизнедеятельности граммположительных бактерий, которые те используют против граммотрицательных микробов. Рассматриваются варианты использования специальных бактериофагов, которые бы несли убийственные гены, при встраивании которых бактерия бы сама себя уничтожала.

Пока, правда, бактериофагами удается лечить лишь небольшое количество инфекционных поражений кожи.Другими направлениеми являются ранее воздействие уже известных антибиотиков на микроорганизм, что сопряжено с ранним выявлением такового, использование пробиотиков для создания конкуренции между микробами за питательную среду в организме человека.Однако все исследователи признают, что чем дальше, тем меньше шансов у человечества выиграть эту войну. Появление мультирезистентных штаммов бактерий позволяет ожидать такой микроорганизм, который будет способен выживать при воздействии любого антибиотика. Вопрос эффективной борьбы с резистентностью микроорганизмов остается открытым, и, может быть, не закроется никогда.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против