[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Антон Антонов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 9, "likes": 20, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "2503", "is_wide": "1" }
Антон Антонов
592
Блоги

Помешает ли радиация космическим полетам

(если лень читать, ответ в последнем абзаце)

Почти все знают, что в космосе люди страдают от жуткого излучения. Это правда, радиации там более чем достаточно. Грубо говоря, всю ее можно разделить на две части: частицы, имеющие электрический заряд, и нейтральные частицы. Магнитное поле Земли задерживает те частицы, которые имеют заряд. В основном это протоны, испускаемые Солнцем после коронарных вспышек и просто без повода. Считается, что на планетах, не имеющих магнитосферы, – таких, как Марс – атмосфера была «сдута» солнечным ветром. Нейтральные же частицы приходят из глубин нашей галактики и называются галактическими космическими лучами (ГКЛ). Они свободно проходят сковзь магнитное поле, но задерживаются атмосферой.

Поскольку МКС находится ниже радиационных поясов Земли, но выше атмосферы, космонавты на станции подвержены воздействию только нейтрального галактического излучения. Накопленная за один шестимесячный полет доза радиации для космонавта составляет в среднем 0,18 зиверт. Это на два порядка больше, чем за то же время на Земле. Если получить такую дозу за один день, можно схватить легкую форму лучевой болезни. Несмотря на это, заметных последствий излишнего облучения космонавтов врачи не выявили.

За пределами магнитосферы Земли дела будут обстоять примерно в два раза хуже. По данным, собранным американским космическим аппаратом MSL (Mars Science Laboratory) в открытом космосе и на поверхности Марса, за 180-дневное путешествие к Марсу, 540 дней пребывания на поверхности планеты и 180 дней обратного пути накопленная доза радиации составит 1,01 зиверта. Любопытно, что на самом Марсе уровень радиации примерно соответствует ее уровню на МКС. Влияние космической радиации на организм изучено недостаточно хорошо, но формально медицина утверждает, что участие в марсианской экспедиции увеличит риск заболевания раком на 3-5%.

На первый взгляд, это не критично. И это почти правда. Наверняка первые экспедиции в дальний космос будут происходить без особого внимания к радиации. Однако существует важная проблема. Как уже упоминалось выше, влияние излучения на организм сильно зависит от того, за какой срок получена доза. Мощные ливни солнечных протонов возникают после коронарных вспышек и могут длиться от нескольких часов до одних или, совсем редко, двух суток. При планировании миссии можно выбирать период, на который приходится минимум солнечной активности, и отправлять людей в космос небольшим риском. Но если специалисты ошибутся с прогнозом, космонавтам может грозить серьезная опасность.

К счастью, создать преграду протонам не так уж сложно. Хватит абляционного покрытия, которое обычно защищает спускаемые аппраты космических кораблей от перегрева во время посадки на Землю. Возникает другая проблема: галактические космические лучи (те самые, что не имеют электрического заряда и задерживаются атмосферой Земли) при попадании в защиту, предназначенную для остановки солнечных протонов, вызывают ливни опасных для здоровья вторичных частиц. Т. е. сам корабль за время перелета станет радиоактивным. В связи с этим имеет смысл идея включить в космический экспедиционный комплекс маленький защищенный «штормовой отсек», в котором космонавты смогут находиться только в наиболее опасные часы после коронарных выбросов. После этого они будут возвращаться в обычные модули, где им и предстоит провести основное время экспедиции.

Таким образом, радиация – проблема серьезная, но вполне решаемая на современном уровне развития технологий. Существуют и другие, менее известные проблемы. Например, некоторые ученые Института медико-биологических проблем РАН считают, что человек не сможет жить вне магнитного поля Земли больше нескольких недель.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против