[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 20, "likes": 99, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "25500", "is_wide": "" }
Никита Лихачёв
8 657

Почему я перестал ходить на пресс-конференции

В 2016 году пресс-конференции до сих пор являются одним из основных инструментов, при помощи которых компании общаются с окружающим их миром. Сложно представить, чтобы выход нового флагманского смартфона или революционной технологии обошёлся без большого мероприятия, на которое обязательно позовут сотни журналистов. Однако таких презентаций лишь единицы, и такие мероприятия, давно ставшие стереотипом работы журналистов, претерпевают коренные изменения. Главный редактор TJ рассказывает о своём опыте.

Поделиться

В избранное

В избранном

Пресс-конференция, посвящённая перезапуску «КиноПоиска». Октябрь 2015 года

Когда я жил в Москве, а TJ работал в небольшой редакции рядом со станцией метро «Таганская», мы часто ходили на пресс-конференции, устраиваемые технологическими компаниями и организациями. Самыми разными — от «Яндекса» и Adobe до круглых столов Роскомнадзора.

В таких мероприятиях для журналиста важно не только выслушать официальное мнение представителей компании, но и попытаться повернуть дискуссию так, чтобы вывести ньюсмейкера на определённый ответ. С другой стороны, можно пообщаться с коллегами-журналистами, узнать последние слухи и завести полезные связи.

Но это в идеальном мире. В реальном существует несколько сценариев проведения пресс-конференций: часть из них выгодна журналисту, часть — только компании, а некоторые не выгодны никому.

1. Очень известная компания или спикер

На пресс-конференциях действительно больших компаний — таких как Apple, Samsung, Microsoft, Sony — бывает особая атмосфера, ради которой там стоит побывать хотя бы однажды. Когда со сцены вещает условный Тим Кук, это всегда интересно слушать.

В случае с известными спикерами есть два самых очевидных примера — прямая линия с президентом РФ или формат «ужина с прессой» президента США. Такие мероприятия транслируют в прямом эфире все федеральные каналы, а журналисты посещают их просто потому, что это почётно.

2. Демо-показ

Иногда после таких пресс-конференций устраивают демо-показы: журналисты могут пройти в специальную зону и попробовать новые устройства первыми или даже получить эти устройства в личное пользование, как было на последней крупной пресс-конференции Samsung, где прессе выдали шлемы виртуальной реальности и смартфоны Galaxy Note.

Однако пользы от таких мероприятий не много: из-за огромного количества делегатов и к устройствам не подобраться без давки, и речь со сцены можно не расслышать, да и интернет часто работает с перебоями или вовсе отключается. Максимум, что получится у журналиста, — это задать вопрос после выступления, который запишут ещё двадцать коллег, и снять видео технологической новинки, с которым также выйдут ещё двадцать коллег.

3. Когда продукт плохой, но пиарщики хорошие

Бывают ситуации, когда сама компания интересна лишь постольку поскольку, а продукт у неё откровенно плохой, но журналисты об этом ещё не знают. Пиарщики приглашают их на закрытую пресс-конференцию, обещая нечто отдалённо напоминающее эксклюзивность.

Журналисты — то ли по неопытности, то ли из-за самообмана — идут туда и тратят своё время, выслушивая профессионально подготовленные речи представителей компании о новом продукте. В их словах ничего интересного нет, но новость формально есть: такая-то компания представила такой-то сервис или гаджет.

Поскольку пресса уже потратила время на то, чтобы доехать до мероприятия, посидела на нём и даже что-то записала, деваться некуда: надо публиковать. Ведь для того, чтобы посетить мероприятие, корреспондент заручался разрешением (или заданием) от старшего редактора, и теперь вложенные человеко-часы надо компенсировать материалом. Плохому журналисту в данном случае будет всё равно, что он опубликует не самую интересную новость, а вот хорошему пиарщику будет приятно.

Есть и другой повод сходить на такое мероприятие: на пресс-конференциях часто кормят, а иногда угощают выпивкой. Есть целый класс журналистов, которые так проводят несколько дней в неделю, угощаясь за счёт компаний и завтракая (или даже ужиная) на пресс-конференциях. Для утренних мероприятий есть даже целое название — пресс-завтрак. Кроме того, компании часто компенсируют затраты на дорогу, так что поводов отказаться от такого приглашения остаётся всё меньше.

Почему в посещении пресс-конференций всё меньше смысла

Если отбросить яркие впечатления от выступления, бесплатную еду, редкие возможности удачно задать вопрос и потрогать новинки раньше конкурентов, у журналистов не остаётся причин, чтобы ходить на такие мероприятия. Главный фактор здесь — доступность всей информации в интернете, причём мгновенно.

Этот сдвиг не произошёл одномоментно. Даже крупные компании вроде «Яндекса» и «Лаборатории Касперского», приглашая к себе журналистов, давно не дают им воспользоваться временной эксклюзивностью полученной информации. Забирая папку с заботливо распечатанным пресс-релизом, корреспондент тут же получает дубликат в виде письма по электронной почте — это значит, что теперь он конкурирует не только с присутствующими в зале, но и со всей прессой интернета.

Даже в Москве с развитым публичным транспортом и редакцией в центре города для посещения пресс-конференции нужно заложить минимум час на дорогу и ещё около часа на ожидание и само мероприятие. В интернете проблемы комьютинга нет, зато есть все доступные инструменты: готовые видео и фото от самой компании и десятков наблюдателей на выбор, вся информация о продукте и возможность проверить его работу тут же, не отходя от компьютера. Для уточнения вопросов всегда есть телефон.

Но самым решающим фактором для меня стало поголовное использование онлайн-трансляций. Ладно Apple и Samsung — видеостримы с их презентаций доступны годами, и страдают только те зрители, которые не готовы воспринимать английскую речь на слух. Но ведь прямыми трансляциями занялись даже российские чиновники: Роскомнадзор уже не первое мероприятие транслирует в Periscope, недавно я увидел попытку Генпрокуратуры присоединиться к этому тренду, и даже МИД РФ ведёт там свои брифинги.

Больше всего меня удивила ситуация, когда во время пресс-конференции по итогам встречи Лаврова и Керри первый вопрос от журналистов оказался не про переговоры, а про содержимое красного чемоданчика госсекретаря США. Впрочем, ни Лавров, ни Керри тогда не ответили (тайну позднее раскрыл сам МИД), и журналисты остались ни с чем — а всю содержательную часть пресс-конференции можно было смотреть в прямом эфире на сайте МИДа.

Приведу последний пример из собственной практики. В марте Роскомнадзор устраивал огромный круглый стол, где подразумевалось, что правообладатели будут обсуждать проблемы пиратства с такими крупными компаниями, как Google, Apple, Mail.Ru Group и «Яндекс». Ради того, чтобы послушать все мнения такого списка участников, я готов был на один день съездить в Москву из Петербурга, но в итоге передумал и не прогадал. Правообладатели просто ещё раз пережевали то, что заявляли в течение нескольких месяцев, а ни один представитель IT-компаний даже не взял слово: всё это я наблюдал в Periscope в прямом эфире.

Что изменится

Пресс-конференции были созданы для того, чтобы донести информацию до как можно большего числа людей. С появлением быстрого интернета и прямых видео-трансляций им стало делать это гораздо легче, но ошибочно полагать, что журналисты оказались больше не нужными в этой цепочке.

Во-первых, компании до сих пор не обладают большим медиаресурсом, хотя соцсети постепенно дают им такую возможность. Во-вторых, аудитория не может полагаться только на одно мнение — компания всегда постарается скрыть недостатки, и только независимые наблюдатели объяснят, что к чему.

Личное присутствие журналистов на таких мероприятиях стало скорее обузой, чем преимуществом. Понятно, что большие медиакомпании и агентства в случае важных инфоповодов комбинируют корреспондентов «в поле» с редакторами и продюсерами «на местах». Пока одни добывают информацию, другие её проверяют и дополняют экспертными комментариями, видео, инфографикой и прочими обвесами, создавая эксклюзивный продукт.

Но там, где находится десять, пятьдесят или двести других журналистов, один корреспондент оказывается просто неэффективен.

Пока один корреспондент будет стараться расслышать и записать цитату, один редактор в интернете расскажет весь сюжет, найдя фотографии, видео и текст, проверив его по онлайн-трансляции.

То, как дальше будут меняться взаимодействие компаний и медиа, ещё в феврале показал Samsung, раздав журналистам шлемы виртуальной реальности на посвящённой Galaxy S7 презентации. Эти корреспонденты могли сидеть где угодно — например, у себя в офисе в Нью-Йорке, Токио, Сиднее или Москве — а были вынуждены добраться до Барселоны, чтобы получить тот же самый эффект.

Осенью 2015 года я два с половиной месяца проработал из Воронежа: там точно не могло быть никаких пресс-конференций. Работая в социальном вакууме и используя только интернет в качестве источника информации, я приучился работать быстрее и эффективнее.

Другие коллеги-журналисты могут не разделять моё мнение, по крайней мере публично. Тогда многим из них пришлось бы отказаться от зачастую лишь увеселительных мероприятий, без которых работа в офисе быстро наскучивает.

Мы для себя решили так: если приглашение на такое мероприятие предполагает, что мы можем раскрыть историю личными эмоциями и впечатлениями, тогда на него имеет смысл сходить. Примеры — рецензии фильмов и отчёты о поездках: здесь рассказ от первого лица о празднике в Huawei, тут ощущения от визита в штаб Microsoft, там собственные ремарки о проектах с хакатона PayPal.

В остальных случаях мы находим в себе силы отказаться от этой траты времени: достаточно посмотреть прямую трансляцию, прочитать основную информацию и сделать короткий материал, за лаконичность которого читатели останутся только благодарны. По крайней мере, мне хочется в это верить.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против