[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 16, "likes": 60, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "28660" }
Никита Лихачёв
6 565

«Верните их назад»: памятный номер газеты РБК

13 мая фактически произошёл разгон редакции РБК — из медиахолдинга в тот день ушли три ключевых медиаменеджера: главный редактор РБК Роман Баданин, шеф-редактор Елизавета Осетинская и главный редактор газеты РБК Максим Солюс. Сотрудники газеты выпустили памятный номер, посвящённый увольнению своих руководителей, и поделились им с TJ.

Поделиться

В избранное

В избранном

Номер вышел крайне ограниченным тиражом, рассчитанным на сотрудников холдинга — всего отпечатали триста экземпляров. В первом после разгона настоящем выпуске еженедельника всё было по-старому, за исключением информации о редакции: в графах уволенных медиаменеджеров значились не их имена, а слово «Вакансия».

В памятном выпуске обыграли и это, предложив холдингу нанять главных редакторов несуществующих изданий. В юмористическом гороскопе, посвящённым знакам Зодиака уволенных руководителей, написали полную ересь, никак не совпавшую с реальными событиями.

На первой странице в шапке появились фирменные фразы Елизаветы Осетинской, Романа Баданина и Максима Солюса, а также фотография собственника холдинга, Михаила Прохорова, с подписью: «Внимательно читает газету РБК».

Остальную часть первой полосы посвятили стенограмме воображаемой планёрки оставшейся части редакции, пытавшейся решить, что же делать после ухода руководителей — добиваться их возвращения или смириться. Из юмористической пьесы без имён действующих лиц нельзя сделать никакого вывода о реальном положении дел в редакции, кроме общежитейского: какими бы ни были сложности у медиа, всегда найдутся личные проблемы, которые их превзойдут и не дадут договориться, чтобы дать отпор.

— Так, давайте все успокоимся и рассядем! И пусть все не говорят одновременно! Пусть все скажут по очереди: кто что хочет?

— Можно мне американо?

— Очень смешно! Мы вообще‐то по серьёзному делу... Анечка, принеси мой джемпер, пожалуйста. Что‐то зябко.

— Джемпер?

— Ну да, господи, серый такой, с большой кожаной пуговицей.

— Ага, щас...

— Что ж так холодно‐то...

— Здесь тебе не мыс Идокопас!

— Господи, при чем тут Идокопас, просто я под кондиционером. Ну ладно! Давайте начнём, времени в обрез. Нам надо составить письмо протеста, которое в ближайшее время будет передано акционерам! Я хочу понять и сформулировать: что именно мы им хотим сказать?

— Ты, кстати, зря под кондиционером сидишь. У меня золовка вот так же на летучке сидела, а потом раз! — и в больнице с легионеллезом.

— А что это такое?

— Ну легионелла, маленькая такая бацилла, вызывает тяжелое респираторное...

— Блин! Может, хватит? Мы потратили десять минут на пустую болтовню! Пожалуйста, излагайте требования, только почетче. Я буду записывать.

— Пиши: хотим обратно Солюса.

— Нам не вернут Солюса, это уже сто раз объясняли.

— А кого вернут?

— Откуда я‐то знаю! Я не акционер.

— Тогда никого не хотим!..

— Здравствуйте! Вы вообще, что ли, рехнулись? Предлагаю такой вариант: «Коллектив требует незамедлительного возвращения в состав редакции Осетинской Е. Н., Баданина Р. С. и Солюса М. П. (опционально)»

— Как это — опционально? По частям, что ли?

— Почему по частям? Просто, если есть возможность, пусть вернут.

— По‐моему, уступать нельзя. Либо пусть всех возвращают, либо я уйду.

— Ну, давай обменяем тебя на всех троих!

— Окей, я пошла...

— Стой, дура! Шуток не понимаешь? Анечка! Где же мой джемпер?

— Там только чьи‐то тапки я нашла, а больше ничего нет...

— Народ! Вы вот сидите и ******* [трепетесь], а между тем, время идет! Короче, давай пиши. Первое: немедленно вернуть всех уволенных. Второе: в случае отказа устраиваем сидячую забастовку. То есть сидеть сидим, но заметок не выпускаем.

— Да это каждый день происходит. А с телевидением как быть?

— А по телику давайте будем мы! Предлагаю всем встать под камеры и повторять: «Осетинская! Солюс! Баданин!» — и пускай транслируют

вместо новостей.

— Ну это секта какая‐то уже...

— Почему секта? Нормальная реакция загнанных в угол!

— Да какой ты загнанный? На тебе бочки с вином возить можно. И потом, что это за ребячество: под камерами кричать, забастовки устраивать... Мы, *****, приличное издание или старушки из НОД?

— Народ, давайте попросим вернуть Осетинскую! Её‐то точно вернут, а остальных она уже сама протащит.

— Извините! Это Маша так считает, а мне, например, Баданин больше нравится.

— Чем он тебе нравится, интересно?

— Всем, не волнуйся. А Осетинская всё равно в Америку уезжает — и чего мы добьёмся, если её вернут? Прикинь: там жара, другой часовой пояс, английский язык, а тут еще мы. Она и сама с ума сойдёт и нас сведёт.

— То есть ты хочешь, чтобы нам вернули только Баданина. Правильно я поняла?

— Да!

— Нууу, не знаю. Вообще‐то он довольно жёсткий...

— Жизнь жестче! Ты вообще понимаешь, что говоришь?

— Я‐то понимаю. Только я бы лично выбрала Солюса. Ведь ясно же, что на нём просто отыгрались, что это подлость, что им на самом деле были нужны как раз Лиза... и Рома... Простите...

— Хватит рыдать! Утрите ей там слёзы кто‐нибудь.

— Спасибо... Я просто хочу сказать, что Лиза и Рома все равно приняли решение уйти, а если так, никто нам не мешает потребовать Солюса обратно.

— Правильно! Я с самого начала говорила: верните Солюса! Макса нам подавайте!

— Так. Смотрите, вырисовывается такой вариант: «Коллектив требует немедленного возвращения в штат любого из трех уволенных, на усмотрение акционеров».

— Нет! На наше усмотрение!

— Да ладно, кого бы они ни вернули — всё хорошо. Я считаю, что мы тоже должны где‐то проявить гибкость. Конечно, хотелось бы вернуть всех, но мы знаем, что это невозможно.

— Вы простите, может, я девочка и не понимаю, но в этом всём есть какое‐то наплевательское отношение.

— В смысле?!

— Ну вот — «верните кого‐нибудь одного», что это значит? То есть на остальных двух, значит, можно забить?

— Опять‐двадцать пять! Мы так никогда не придём к решению... Ой, а что это у тебя?

— Колонка для телефона. Классная, да? Помещается в карман, а громкость как в клубе!

— Клёво, послушаем потом.

— Коллеги! Давайте просто проголосуем. Кто за Осетинскую, кто за Солюса, а кто за Баданина. У кого больше будет голосов, того и потребуем вернуть.

— Окей, только закрытым голосованием.

— Это ещё почему?

— Ну может, я не хочу, чтобы все видели, что я за Лизу голосую.

— Ладно, пускай закрытое. Так как — голосуем? И тогда напишем заявление по результатам.

— Отлично. Только можно не сейчас? А то уже три часа, нам заметки надо сдавать. Я побегу, ладно?

— Сейчас все побежим. Резюмирую! Поскольку сейчас никто ничего толком сформулировать не может, а на голосование нет времени, собираемся завтра в это же время!

— Да! Да!

— Отлично!

— А меня завтра не будет... Но я все равно за Баданина. Положишь мою бумажку?

— Конечно.

— А вот и джемпер нашелся.

— Ура!

Остальные шесть полос посвящены личным фотографиям Осетинской, Баданина и Солюса. Полную версию (.pdf) можно скачать с «Яндекс.Диска».

Бывший главный редактор газеты РБК с памятным номером
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против