[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Александр Аммосов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 8, "likes": 12, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "31063", "is_wide": "" }
Александр Аммосов
517
Блоги

Идрис Эльба для журнала Interview о разнообразных витках карьеры, покере и многом другом

Идрис Эльба для Interview. Фото Крэйга Макдина.
Поделиться

В избранное

В избранном

Сочетание качеств, из которых состоит талант, таких как харизма и другие, у голливудских магнатов и журналистов колонок сплетен принято называть «то самое» (как «в нем/ней что-то есть»). Описание этого «чего-то» так до сих пор и остается весьма туманным и загадочным определением. В любом случае, чтобы это ни было, у Идриса Эльбы этого «чего-то» наблюдается в таком завидном достатке, что оно способно заполонить всю комнату, фильм, сериал, да и, скорее всего, всю планету.

На съемочной площадке, на вечеринке, на мероприятии Met Gala, в котором он был со-ведущим, да даже если он окружен самыми яркими звездами кино небес, его уверенность, исходящая из глаз, его хриплый баритон и легкий, частый смех не меняются нигде. В живую, Эльба, рожденный в Хакни (район («Боро», как их называют в Англии и Америке) Лондона – прим. пер.), в свои 43 года кажется выше своего реального роста и даже слегка горбится, для того, чтобы протиснуться в дверь и поговорить с нами, Лилипутами.

На экране присутствие Эльбы еще более впечатляет. Видимо, поэтому многие режиссеры предпочитают сдерживать его, направляя по определенному пути, на котором его харизма должна засиять. Его Стрингер Белл из «Прослушки», будучи участником балтиморской банды, не мог найти комфорт в жизни и вынужден был разрываться между миром закона и беззакония, оставляя свою спину открытой для стрел и заточек с обоих сторон. А будучи в роли темпераментного, но гениального детектива, Эльба, казалось, вообще не находил времени чтобы поспать. Его Джона Лютера преследовали призраки личной трагедии из прошлого и весьма реальные преступники, разрывающие Лондон по кускам. Впрочем, самым сложным из воплощений Эльбы, пожалуй, стал образ командующего военачальника из «Безродных Зверей» Кэри Фукунаги. (Режиссер «Настоящего детектива» - прим.пер.) Управляя армией, состоящей из детей, в неком, неназванном штате Африки, безымянный персонаж Эльбы напоминал Полковника Курца (из фильма «Апокалипсис сегодня» и романа «Сердце тьмы» - прим.пер), пресыщенного ужасами снаружи и внутри него. Но с какой же легкостью Эльба продолжил это наследие, наполнив своего персонажа естественной, порою давящей властностью, и добавив к этому черты харизмы некого гуру или лидера культа. Именно благодаря этому, образ получился таким интересным и свежим. И если бы этого было недостаточно, Эльба почти погиб во время производства, когда он поскользнулся на дороге за водопадом. Жив он остался только благодаря охраннику, который успел его поймать.

С учетом всего этого страдания, окружающего его персонажей, становится несложно понять почему фанаты просят «спустить актера с поводка» и выкрутить его харизму до 11; сделать новым Джейсом Бондом (пальцы скрещены) и так далее. А пока, он выступил в роли антагониста в новом «Стартреке: Бесконечность», Стрелка Роланда Дискейна в адаптации «Темной Башни» Стивена Кинга, и в следующем году собирается снова появиться в образе Хеймдалля в триквеле «Тора». К тому же он участвует в «Игре Молли» Аарона Соркина, и это, еще не говоря о его карьере в качестве диджея и коллекции модной одежды, созданной совместно с брендом Superdry. Это впечатляющие достижения. Но как Эльба говорит своему приятелю и режиссеру недавней «Книги Джунглей» Джону Фавро, там, откуда берется вся эта энергия, есть еще много ее.

Идрис Эльба: Здравствуй Джон, какой приятный сюрприз.

Джон Фавро: Ну да, мне нравится представлять себя эдаким современным Энди Уорхолом, поэтому я и в журнале Interview… Как ты сегодня?

Эльба: Хорошо. Мы делаем очень большой фильм, и я провожу много времени стреляя из пистолетов и всякое такое. Буквально наслаждаюсь процессом.

Фавро: Когда я работал с Дэниелом КрейгомКовбои против Пришельцев», 2011], он сказал, что одеться в ковбоя и сыграть ковбоя это не только американская фантазия. (Имеется ввиду, что Крейг англичанин по рождению – прим.пер.) Можно ли применить это утверждение к тебе?

Эльба: [смеясь] Да, я вот раньше смотрел «Бонанцу», ты знаешь, что это такое? (Это телесериал 1959 года про семейство в Неваде середины девятнадцатого века, просуществовал 14 сезонов – прим. пер.)

Я всегда создаю что-то, сражаюсь с пассивной частью мозга

Идрис Эльба

Фавро: Да. Я так понимаю, что наши программы дошли до вас позже, так как шоу крутили еще до моего рождения.

Эльба: [смеясь] Блин, «Бонанца». Я всегда хотел попробовать всю эту ковбойскую тему – в смысле костюмов и самого ощущения, так что, когда я взялся за эту роль (Роланда в ТБ – прим.пер.), меня интересовало - действительно ли будем привносить подобные черты в персонажа? Я спрашивал: «Он вообще настоящий ковбой?». И ответ был «нет». Мы должны были немного переработать этот концепт, потому что мир…довольно фантастичен, и мы не создаем вестерн. Но некоторые черты великих ковбоев из фильмов действительно присутствуют, что-то в стиле Серджио Леоне и всего такого. Безусловно, меня это привлекало. Мне дали два дымящихся пистолета, которые выглядят очень круто, и я вытаскиваю их, когда только могу. [смеется].

Фавро: Я помню книги, и самое крутое было в том, как Стивен Кинг деконструировал мифологию. Да, там были вещи, связанные со стрельбой и ковбоями, но история, одновременно, чувствовалась научной фантастикой, пост-апокалипсисом, она была свежей, новой….обогнала свое время, говоря откровенно.

Эльба: Это круто, потому что это не похоже ни на что. Это не большая группа историй, как фильмы Марвел. Невероятно оригинальный материал. Да, пистолеты и драки необходимы для этой истории, но наш режиссер - Николай [Арсель] не перебарщивает с этим.

Фавро: Ты, должно быть, можешь судить, поскольку работал со столькими потрясающими людьми до этого. Я только недавно проходил через список – Ридли Скотт, Кеннет Брана, Гай Ричи,Гильермо Дель Торо….К этим ребятам я испытываю огромное уважение. Что общего ты видишь во всех этих чудесных режиссерах, что делает их такими?

Эльба: Наиболее важная вещь, которую я всегда хочу встретить, это умение смотреть на свой фильм во всех деталях. Под этим я имею ввиду, что каждый момент процесса создания картины уже мелькал в их воображении раз, два, если не все 50 тысяч раз. Это многому учит. Работая с Гаем на «Рок-н-рольщике» [2008] я помню, что он был вовлечен в каждую маленькую деталь фильма. Ты натурально мог взять его за плечи, раскрутить и остановить на каком-нибудь случайном аспекте и спросить: «А что насчет этого?» и он бы ответил: «А, ну здесь надо то и это». И ты такой же (Джон Фавро – прим.пер.), и Ридли Скотт был такой же. Ридли в каком-то смысле мог обрезать весь фильм [«Прометей»] на монтаже, когда смотрел отснятые сцены. Иногда он мог взять и переснять целую сцену, а иногда просто сказать что-то в духе: «Я просто хочу переделать вот этот момент». Но я думаю, что одной общей чертой у всех было то, что тебя по-настоящему понимают. Некоторые режиссеры настолько начинают полагаться на начальников разных отделов, что могут сказать тебе что-то наподобие: «Я не буду говорить с тобой о костюмах, я отправлю тебя к эксперту, который этим занимается». Хотя могли бы сказать: «Хочешь поговорить о шитье? Давай поговорим о шитье. Хочешь поговорить об оттенке или коже? Ну так давай». Режиссеры [которые знают все детали], по большому счету, делают фильм законченным произведением. Да, ты снимаешь фильм, но еще ты командуешь целым кораблем людей, даже целым флотом. И умение балансировать в качестве режиссера и командующего – это очень важно.

Фавро: Да, но при этом на «Лютере» и «Прослушке» ты участвуешь в создании развлечения с огромным хронометражом, и у тебя явно не будет такой же возможности постоянно работать с одним и тем же человеком. Это более командный спорт. Я знаю «Прослушку» лучше, чем «Лютера», и я помню, что качество сценария в шоу всегда был на каком-то особенно высоком уровне. Думаю, существует что-то вроде негласного договора, согласно которому «Прослушка» - одно из лучших шоу на тв. Чем отличался опыт работы в сериале? У персонажа, которого ты играл было столько глубины, возможно даже больше, чем в других проектах. Но это наверняка из-за большего количества экранного времени, которое тебе уделяли.

Эльба: Это правда. Телевидение стало местом, где я заточил свои зубы. Одной из моих первых работ была мыльная опера, я работал на ней 5 дней в неделю. И я понял, что несмотря на разницу в режиссерах и их командах, ты все время продолжаешь играть своего персонажа. Это естественно для подобной истории, у которой есть возможность идти долго, становясь все более сложной и глубокой. И по поводу «Прослушки» - за пару лет до этого я переехал в Америку. Мне нужно было найти работу. Тут мне предложили сыграть этого персонажа, и я сразу ухватился за возможность. И это было примерно так: «Сегодня мы снимаем сцену, которая является частью этой сюжетной линии, она происходит в такой-то момент в общей истории мира». У тебя нет роскоши, что возникает при работе над фильмом, благодаря которой ты можешь снимать одну сцену в течении дня. Но качество съемок по-настоящему поддерживал сценарий, который был просто невероятным. Приглашенный режиссер мог сразу же погрузиться в мир, в этих персонажей, их окружение, и начинать снимать, поскольку мы буквально жили в шкуре наших героев. Это был наш мир.

Фавро: Как спец. отряд. Неважно какое задание, ты готов сорваться в любой момент.

Эльба: Точно. И «Лютер» похож в этом смысле. Там тоже не предоставляли особой роскоши в съемках. Снимать было непросто, мы работали 6 дней в неделю в Лондоне, иногда в пронизывающем холоде. Но качество исходит от сценария. Нил Кросс всегда был отличным сценаристом. Но, опять же, мы просто срывались, как ты и сказал. Это как отряд специального назначения, суть которого мы прекрасно понимали.

Фавро: Когда вышла «Прослушка» ты был в штатах, пытаясь понять, что тебе делать в жизни. Насколько я понимаю, приблизительно в этот же период ты стал подрабатывать диджеем, я прав?

Эльба: Да, в общем-то, это поддерживало меня на плаву.

Телевидение стало местом, где я заточил свои зубы.

Идрис Эльба

Фавро: Я знаю, что индустрия диджеев сильно изменилась с тех пор, как ты начал свою карьеру, поскольку многих молодых ребят стала привлекать эта стезя. Это стало новой полноценной профессией в индустрии развлечений. И ты, судя по всему, неплохо существовал в этом мире. Ты сделал несколько ремиксов на песни из «Книги Джунглей», которые, кстати, были очень круты. Ты знаешь, что я вырос в Квинсе (район в Нью-Йорке - прим.пер.) в период, когда диджейство только зарождалось и в музыкальном смысле я был впечатлён тем, на что ты способен.

Эльба: Спасибо, дружище. Я был очень рад, что тебе понравились ремиксы. Я боялся, что ты не используешь их, поскольку я знаю насколько хорошо ты разбираешься в музыке. В любом случае, возвращаясь к теме, когда я попал на «Прослушку» - моя жизнь изменилась. Я уже не мог посвящать столько времени карьере диджея, и я не мог так же серьезно относить к ней, поскольку моя актерская карьера занимала все большее место в жизни, как раз, когда я наконец-то переезжал в Америку. Я так сильно хотел сниматься на американском тв. Я не забросил диджейство, я просто стал более студийным парнем, что ли. У меня скопились некоторые деньги, и я мог купить все необходимое оборудование и барабаны, которые только-только вышли, и я просто продолжил коллекционировать музыку, даже добился приличный успехов как коллекционер. Потом, лет 5 назад, моя карьера расцвела по-настоящему, но я скучал по своим дням в качестве диджея. Поэтому я начал понемногу зажигать то там, то тут, но быстро понял, что страсть моя так сходит на «нет», поскольку это больше походило на то, что люди шли на имя, не на музыку, и это мне не особо нравилось. Так что я принял решение, как раз 5 лет назад, что если я буду заниматься этим, то буду заниматься этим правильно, на уровне, на котором я не брался до этого и не использовать актерские привилегии в процессе. Это заняло порядочное количество времени, поскольку мне нужно было представить себя миру, делая ремиксы, ожидая, когда тебя примут всерьез…

Фавро: И ты остаешься на этом верном пути тоже. Как я понял, ты слушал много музыки и потом слушал работы многих других диджеев. Это сообщество. Очень похоже на то, как пару лет назад в Голливуде прописалось сообщество игроков в покер. Играло очень много народу, но многие звезды не уходили далеко в этом вопросе. Существовал некий перевал, после которого некоторых актеров начинали считать полноценными игроками. Не знаю, помнишь ли ты Гейба Каплана из «Добро пожаловать, Коттер», но он был одним из тех парней, которых ребята из покера уже считали не актером, а своим на 100%. И есть те, кто остается посередине, как Тоби [Магуайр]….Бен Аффлек сильный игрок. Тебя не затащили в эту тему, с учетом твоего грядущего проекта «Игра Молли» Аарона Соркина, который является еще одним потрясающим визуальным рассказчиком?

Эльба: Это такой интересный мир. Пока ты говорил об этом я в голове думал: «Да! Я знаю!». И это хорошее сравнение. Но мой персонаж в «Игре Молли» вообще не разбирается в покере. Аарон дал мне очень много пищи для размышлений. Блин, твое сравнение, честно говоря, меня увлекло. Интересно, насколько хорошо игрок в покер смотрелся бы на экране. Может Бен хороший игрок потому, что он еще и хороший актер? Есть вообще игроки в покер, которые получили какие-нибудь актерские предложения, поскольку они хорошо играли?

Фавро: Я думаю, что такие есть. Ты можешь научиться определенным трюкам, если ты еще играешь не очень хорошо. Знаешь, как говорят – не смотри на карты, пока очередь не дошла до тебя, потому что кто-то более умелый сможет прочесть твое лицо. Но если ты не знаешь своих карт, то тебе и не надо играть (актерски). Впрочем, профи очень умело маскируются. Это, в основном, касается математики, которая, по-моему, не самая сексуальная часть этой игры, но тем не менее, все эти ребята очень хорошо в ней разбираются. Они ведут себя так, будто эмоции льют через край, делают вид, что читают твои движения, но на самом деле они обращают внимание на статистику и модель по которой ты играешь. Они гении на самом деле. И наблюдать за людьми, изучающими чужое поведение очень интересно. И тоже самое с рассказчиками. Будь ты актер, режиссер, я даже бы добавил – диджей, ты наблюдаешь за тем, какое влияние есть у тебя на свою аудиторию и начинаешь взаимодействовать с ней. Есть теория, что определенный тип людей обладает неким эффектом, который заставляет других чувствовать, что они отлично проводят время. Поэтому многих и тянет к подобного рода тусовкам. Это ощущение, эта энергия, которая передается вперед-назад между тобой и группой людей, что взаимодействует с тобой – такое редко где еще можно прочувствовать. Поэтому я понимаю зачем ты едешь на Ибицу и почему до сих пор продолжаешь свой тур. Я только что посмотрел на твое расписание и вижу, что все это требует огромной сосредоточенности и баланса, чтобы продолжать в том же духе, в каком продолжаешь ты – то есть повышать планку на каждом мероприятии.

Идрис Эльба для Interview. Фото Крэйга Макдина.

Эльба: Но знаешь что, Джон? Когда ты так это преподносишь, то создается впечатление, что участвовать в таком количестве движухи просто вредно для здоровья. [смеется] Я не хочу показаться неблагодарным или что-то такое, но я сплю меньше, постоянно о чем-то размышляю, постоянно выполняю какие-то задачи, и я не уверен в том, как на мне это скажется, когда я постарею. Я не останавливаюсь. Не потому что я жадный или все в таком духе, но я всегда создаю что-то, сражаюсь с пассивной частью мозга. Пытаюсь понять, как я могу уделить еще немного пространства и времени для чего-то нового. Но чем больше я достигаю, тем больше мне хочется добиваться большего. Иногда я беспокоюсь о том, что однажды я просто перегорю. Не в смысле, что устану внутри себя, а в художественной перспективе. И аудитория скажет: «Ну да, это мы уже видели, спасибо, больше не надо».

Фавро: Не думаю, что это произойдет, потому что ты занимаешься множеством разных вещей, каждая из которых может быть интересна для аудитории. Ты бросаешь себе вызов в разных направлениях, учишься. И я могу сказать, что во всем, где ты бросал себе вызов до этого момента, ты добился успеха. И, думаю, что ты достаточно разбираешься в себе, чтобы понять, когда надо обновить направление деятельности. Карьеры проходят через разные циклы и, к тому же, ты остаешься верен тому, что тебя привлекает и доставляет удовольствие.

Эльба: Могу я задать тебе вопрос?

Фавро: Да, пожалуйста.

Эльба: Я расскажу тебе историю и задам вопрос. Не так давно я был на вечеринке и пересекся с Беном Аффлеком. Я был слегка навеселе, и очень обрадовался, когда встретил его, потому что Бен, как и ты, является актером, который занялся режиссурой. И сейчас я собираюсь заняться режиссурой своего первого фильма. Я сделал пару клипов и короткометражек, и теперь собираюсь серьезно погрузиться в этот мир. И я говорю Бену [подражает полупьяной интонации]: «О, Бен, здорово мужик. Братан, можешь мне ответить…я просто хочу сказать, что ты нереально крутой.», а потом спрашиваю: «Я очень заинтересован в этом переходе – ты был актером, потом режиссером, и я хочу понять - через что тебе пришлось пройти для этого и как ты научился работать с людьми…». И на тот момент он ответил мне: «Идрис, да просто позвони мне как-нибудь». Я ему так и не позвонил. Но я хотел бы задать тебе такой же вопрос, если можно.

Фавро: Ну, для начала, должен сказать, что на интуитивном уровне, мне нравится идея Идриса в качестве режиссера. Ты привносишь свою энергию в помещение в таком стиле, который бы очень подошел съемочной площадке. Я думаю, что у тебя есть естественная харизма, которая хорошо сработает с командой. Мне кажется, что это развилось у тебя благодаря актерской карьере, поскольку сам знаешь, что если на каком-то важном уровне главный актер и режиссер понимают друг друга, то фильм, скорее всего, выйдет хорошим. Этому практически невозможно научить специально. К тому же я добавлю, что, поработав с таким количеством режиссеров…Мой личный секрет состоял в том, что у меня был прекрасно оплачиваемый период обучения, когда я играл на всех съемочных площадках, которых доводилось. Я не был главной звездой, скорее где-нибудь пятым, кому бы позвонили с предложением. Но я был на площадке, и я смог получить широкий доступ ко всем участникам процесса. И как ты сам сказал, то, что тебе нравится в режиссерах, подобных Ридли Скотту и Гильермо Дель Торо, так это их умение наблюдать за всеми аспектами и участие в каждом принимаемом решении. У режиссеров обычно нет учеников, которые познают процесс, как происходит во многих других профессиях. А жаль, потому что можно многому научиться, если просто наблюдать за другими людьми. Так что, по-моему, ты свою школу кино уже прошел. Я, например, использовал старый трюк, еще когда у меня было мало опыта – я подражал кому-то, кого я уважал, с кем работал до этого и представлял себя в похожем ключе. Это может помочь в разных ситуациях, когда ты не будешь знать, что делать.

И хотя может показаться, что решения принимаю все время я, обычно это совместный труд.

Джон Фавро

Эльба: Ты пересматриваешь фильмы раз за разом?

Фавро: О да!

Эльба: Ты смотришь, чтобы обратить внимание на освещение, декорации?

Фавро: Знаешь, обычно хочется работать с классными людьми так, чтобы они учили тебя по ходу дела. Для этого существует пред. производственный этап. И хотя может показаться, что решения принимаю все время я, обычно это совместный труд. За съемками или, скажем, в работе с оператором, я могу передать эстафету и спросить: «Куда по-твоему сейчас стоит направить камеру?». Я немного отличаюсь от большинства режиссеров, с которыми ты работал, поскольку мне больше нравится спрашивать <<Что ты думаешь по этому поводу?» прямо перед съемочной командой, просто потому, что такой у меня характер. В конце концов, я могу принять только какое-то определенное решение, которое нравится мне самому, но в большинстве случаев, как например в кастинге, если тебе достался прекрасный актер, тебе не обязательно направлять его во всем и вся. Кастинг является очень важной и креативной частью режиссуры. Как только ты подберешь правильного человека, то их выборы обычно совпадут с твоим или даже будут лучше. То же самое касается съемочной группы, если ты сможешь выбрать правильных людей. Думаю, для начинающего режиссера самый важный выбор, это монтажер, затем оператор, и затем, конечно, кастинг, что является важнее их всех. Но, как Бен и сказал, ты можешь просто взять и позвонить ему. Или взять трубку и позвонить мне. Безусловно, среди режиссеров есть система поддержки, благодаря которой мы можем звонить друг другу, поскольку так мало на кого можно рассчитывать. [смеется] В этом деле силен дух товарищества. По-моему, здесь никто особо не соревнуется. Но я думаю, что ты будешь шикарен в этом амплуа. Думаю, что люди захотят работать с тобой в качестве и актера и режиссера.

Эльба: Я очень рад и определенно будут звонить тебе. Поверь на слово. [смеется]

Фавро: Это правильно. Когда выходит «Стартрек?»

Эльба: Я прямо с моей нынешней съемочной площадки присоединюсь к туру фильма. Очень рад участию в рекламе этой картины. Я работал с Джастином Лином, кто, по-моему, очень талантливый режиссер, и съемочная команда и актерский состав были просто невероятны. У меня очень интересная и сложная сюжетная линия, которая, будь на то воля судьбы, сыграет для зрителя именно так, как я и хотел.

Фавро: Я уверен, что это будет круто. В смысле, кастинг прекрасен и Джастин Лин – очень интересный выбор. Он много привнес в серию «Форсажей», оставил на ней свой отпечаток уж точно. И подход, подобный этому, это не то, что ты ожидаешь увидеть относительно серии, которая существует уже так долго. Это что там, глава двадцатая? Что-то типа того? Хотя, я наверное, думаю о Джеймс Бонде….Я не вплетаю это в разговор, к слову. [Эльба смеется] Правда, билет на такого Бонда я бы купил. Но оставим эту тему. Сейчас у тебя просто потрясающий период в жизни. Я знаю, что ты дико занят, но, слушай, было очень приятно с тобой пообщаться. Желаю тебе успехов в твоих начинаниях и очень сильно жду Темную Башню.

Эльба: Когда доберусь до Лос-Анжелеса, с удовольствием бы выбрался с тобой на обед, в бар, куда угодно.

Фавро: Поднимем за эту идею бокал!

P.s. Это перевод статьи, которая вышла 07/07/2016. Оригинал можно прочесть на сайте Interview. Оригинал: http://www.interviewmagazine.com/film/idris-elba

Идрис Эльба для Interview. Фото Крэйга Макдина.
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против