[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Alexei Kuksin", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 7, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "3155" }
Alexei Kuksin
220
Блоги

Фонограф: очерк создания

Томас Эдисон со второй моделью фонографа

Я тут листал свои первые студенческие научные статьи. И внезапно вспомнил, что в далекие-далекие времена, когда у власти был подающий надежды Дмитрий Анатольевич, Навальный только завел твиттер, и дискутировал в "Билингве" с путинистом Кашиным, а потом хвалил в своем микроблоге Медведева за то, что так круто разобрался с грузинами, я был у мамы историком науки и техники. Статьи эти по обыкновению печатались в маленьких научных сборниках и благополучно оседали в нескольких библиотеках, ибо кому придет в голову их читать? Так, что раз они мне попались на вид, то читать их будете вы.Поэтому вот вам привет из 2008 года:

История создания звукозаписывающих устройств, своими корнями уходит далеко в прошлое. Однако,несмотря на общие принципы звукозаписи, которые исследователям в области акустики удавалось, познавать интуитивно-экспериментальным путем, прорыв в создании устройства умеющего записывать и воспроизводить звуки произошел только в конце 70х годов девятнадцатого века. Связан этот прорыв был с двумя разными, но одинаково гениальными именами по обе стороны Атлантического океана, с французским поэтом и по совместительству ученым Шарлем Кро, и изобретателем Томасом Эдисоном.

Если Томас Эдисон при создании звуковоспроизводящего устройства по большей части шел путем практических экспериментов, то изыскания Шарля Кро были полностью теоретическими. В 18 лет Кро становится учителем в школе глухонемых, параллельно занимаясь научными изысканиями в области звука.

Первым результатом его научных исследований стала работа «Общая механическая теория восприятия мысли». В ней он задается вопросом о возможности при помощи механических средств создать машину, которая могла бы заменить отсутствующую речь и слух. Кро мечтал о небольшом ящичке, в котором был бы запас слов и фраз, необходимых для полноценного общения глухонемых с миром.

Удачно сформулировать принципы работы такого устройства Кро смог в письме, направленном во французскую академию наук – в небольшом по объему тексте он смог дать инструкцию не только как можно построить звуковоспроизводящий аппарат, но и сформулировать общие принципы, на которые смогли опираться последующие поколения разработчиков техники.

Шарль Кро

В этом письме Кро можно выделить следующие положения, гениально им предугаданные это как мембрана, которой придают колебания, так и "покрытый сажей стеклянный диск", на котором она зарисовывает свои колебания. Кроме того, им предполагалось, что получившийся диск можно было скопировать известным тогда "фотографическим способом", на другой носитель из более крепкого материала - Кро предлагал использовать сталь. В итоге, по выводам Кро пластинка помещенная в аппарат для проигрывания, и снабженная идентичной мембраной должна была "придти в колебание, но уже не от действия воздушных вибраций, а в силу движения острия, направляемого линией следа, побуждающего мембрану к совершению вибраций, по продолжительности и интенсивности, подобных тем, каким подвергалась мембрана при записи…" (Реригер. Е. И. Граммофонная пластинка. М., 1940. С 682.)

Увы, во французской академии наук письмо Кро не вызвало особого интереса. Письмо Кро было зачитано на заседании академии только 3 декабря 1877 года. Нездоровый скептицизм присущий ученым-академикам того времени не позволил выделить Кро денежные средства на продолжение исследований. По всей видимости, на них могла подействовать информация от двух физиков Наполи и Марселя Депре. Ещё в октябре всё того же 1877 года статья о замыслах Кро появляется в газете "La Semaine du Clerge" под авторством Леблана его близкого приятеля. В ней описывался сам принцип звукозаписи, строения аппарата для нее, и планы Кро показать машину на Всемирной выставке в Париже, которая пройдет в 1878 году. Два вышеупомянутых физика, используя газетную заметку, попытались, руководствуясь только письменным описанием аппарата Кро, самостоятельно его построить, но в силу разных причин, их попытка не увенчалась успехом. Поэтому они объявили, что постройка «говорящей машины» не возможна.

По сей день,исследователи спорят - что же помешало Кро воплотить в жизнь аппарат своей конструкции? Ведь как показала дальнейшая история, почти все положения его письма были верными, и мало того, до гениальности прозорливыми и опережали время, раз другие изобретатели смогли прийти к аналогичным выводам спустя только некоторое время.

Одним из предположений является то, что Кро имел ограниченные финансовые средства, он был всего-лишь литератор, который имел эпизодические заработки, а патент на изобретение согласно французским законам того времени можно было получить только заплатив соответствующий взнос.

Однако остается вопрос - а почему аппарат не получился у Наполи, иДепре? Есть предположение, что статья, которой они пользовались, была не полной по сравнению с самим письмом Кро, над ней поработало беспощадное перо редактора. Хотя как писал 1927 году старший сын Кро – Ги, La Semaine du Clerge была не таким, уж редким журналом и в Америке, неявно намекая, что эту статью мог видеть Томас Эдисон.

Имя Шарля Кро попало в забвение, его заслонила слава Эдисона и Берлинера, но впоследствии, Франция оценила заслуги Шарля Кро, присвоив его имя академии грамзаписи, чьи награды присуждаются ежегодно в различных областях музыки.В это же время, по другую сторону океана, известный изобретатель Томас Эдисон решил пойти по другому пути. Если у Кро идея звукозаписывающего устройства исходит из желания создать универсальное образовательное средство для людей, страдающих слепотой или глухотой, то у его американского конкурента создание подобного аппарата было предопределенно видом деятельности. По первой своей основной профессии, (если не считать многочисленные подработки в юные годы), Эдисон был связистом. В годы гражданской войны он обеспечивал армии северян связью, и уже тогда старался внести улучшения в несовершенную технологию телеграфной связи. Поэтому неудивительно, что первым проектом лаборатории Эдисона стало улучшение телефона Белла – логического развития технологии связи конца девятнадцатого века.

Его лаборатория, в которой в некоторые времена работало до ста человек персонала, и давшая миру множество изобретений стала прообразом современных исследовательских подразделений технологических корпораций с десятками тысяч сотрудников, трудящихся над новыми технологиями.

Лаборатория Эдисона в Менло Парк

Именно в этой лаборатории Менло Парк, Эдисона посетила идея одной из самых интересных разработок в его изобретательской биографии — говорящая машина, ставшая побочным порождением работы над телефонными аппаратами Белла. Во время одного из экспериментов, Эдисон заметил интересную особенность диафрагмы телефона, которая задрожала во время того как он начал напевать некую мелодию во время работы. Как рассказывал сам изобретатель к стальной диафрагме телефона была припаяна игла, которая под воздействием голоса стала дрожать и случайно уколола палец Эдисона, тогда к нему пришла идея, "Если бы можно было записать эти колебания иглы, а потом снова провести иглой по такой записи, отчего пластинке не заговорить?" Первый пропуск ленты получился неудачным выдав ему "телеграфную азбуку", зато когда во время второго пропуска Эдисон крикнул в телефон "Алло! Алло!", то получил уже ленту с кривыми линиями, которые после повторного пропуска отозвались отдаленным "Алло! Алло!" "Тогда я решил построить прибор, который работал бы отчетливо, и дал указания моим помощникам, рассказав, что я придумал. Они надо мной посмеялись. Вот и вся история: не уколи я палец — не изобрел бы фонографа" - так подводил конец рассказу он в одном своем интервью. (Волков-Ланнит Л. Ф. Искусство запечатленного звука. М., 1963 С. 13)

Одна из первый конструкций фонографа

Первый опытный образец аппарата представлял собой обыкновенный латунный цилиндр с нарезанной по его поверхности спиральной канавкой. Цилиндр держался на длинном винте. И при вращении перемещался вдоль продольной оси. Сверху на неподвижном штативе, крепилась металлическая мембрана, с припаянной к ней стальной иглой Цилиндр был обернут мягкой оловянной фольгой.Когда, кто—нибудь говорил в микрофон и одновременно вращал цилиндр при помощи специальной ручки, заблаговременно приделанной к винту фонографа, игла под воздействием вибрации начинала оставлять след на латуни обернутого цилиндра. Теперь только оставалось поменять иглу, которая участвовала в записи на более легкую и также вращать ручку, дабы услышать запись человеческой речи.

Однако как у любого прорывного "девайса" у фонографа существовало множество недостатков. Во первых спектр звуковых частот при записи на валик значительно обеднялся, низкие и высокие не поддавались записи. Из этого вытекала другая проблема — невозможность записывать почти все гласные шипящие и свистящие звуки: с, ц, ж, ш. Как говорил сам Эдисон в беседе с корреспондентом одной из американских газет, множество проблем емудоставила «шепелявость» фонографа и многочисленные попытки научить аппарат сносно выговаривать звук «ш»: «Последние мои усовершенствования касаются преимущественно придыхательных звуков... В течение семи месяцев я работал по 18-20 часов над одним словом «специя». Сколько раз я ни повторял в фонограф: специя, специя, специя, прибор упрямо твердилвсе одно тоже: пеция, пеция, пеция. С ума можно было сойти!... Но я не упал духом и настойчиво продолжал свои опыты, пока не добился чего желал. Результат таков, что вы теперь можете читать из книги в фонограф тысячу слов» (Волков-Ланнит Л. Ф. Искусство запечатленного звука. М., 1963 С. 16.)

Поэтому на протяжении всей изобретательской деятельности Эдисон, неустанно вносил в него различные изменения и новые детали. Количество патентов полученных только на один фонограф исчислялось двумя сотнями.Среди большого количества модификации аппарата Эдисона выделялось устройство под названием графофон, созданный изобретателем Чарльзом Тайтнером в сотрудничестве с заклятым врагом Эдисона, изобретателем телефона Александром Беллом.

Собственно аппарат представлял собой модифицированную версию фонографа, где в качестве мембраны стала выступать слюдяная пластинка, а вместо электрического привода, часовой механизм с центробежным регулятором. Слюда оказалась более подходящим материалом для мембраны, так как показала лучшую чувствительность по сравнению с аналогичной мембраной, изготовленной из обыкновенного стекла. Отказ от электрического двигателя, существенно уменьшил вес устройства, сделал его более портативным, так как появлением часового механизма появилась возможность лишить аппарат достаточно крупной гальванической батарейки, которая служила для питания двигателя устройства. Центробежный регулятор позволил добиться плавности хода цилиндра, в результате чего качество записи улучшилось.

Но главной модификацией Тайтнера был отказ от олова, которое использовалось в качестве звуконосителя, и замена его восковой массой. Восковой валик позволил отказаться от метода глубинной записи, используемого в первых валиках, что позволил в некоторой мере избавиться отнекоего процента паразитных шумов, возникающих при записи на прошлый типносителя.Через некоторое время Эдисон позаимствовал часть улучшений графофона и включил их в свой аппарат. Его помощникам удалось добиться значительного увеличения качества материала звуконосителя, благодаря удачному рецепту восковой массы, которую разработал сотрудничавший с Эдисоном русскийхимик Розанов.

Таким образом, Эдисону удалось разработать аппарат, который не совсем подходил для массового воспроизведения аудиоинформации, но имел ряд несомненных преимуществ, благодаря которым фонограф стал идеальным устройством для записи звука в полевых иоперативных условиях.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против