[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ольга Жигулина", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440\u0441\u043a\u0438\u0439","advertising"], "comments": 53, "likes": 23, "favorites": 23, "is_advertisement": true, "section_name": "default", "id": "33017" }
21 973

С ума с IT: будут ли в России востребованы программисты в ближайшее десятилетие

В январе 2016 года министр связи России Николай Никифоров заявил, что для развития отечественных информационных технологий через два года стране понадобится миллион программистов. Однако пока в этой сфере работает, по разным оценкам, 350-400 тысяч, и ежегодно выпускается ещё 42,5 тысячи специалистов. TJ попытался разобраться, что будет происходить в российской сфере ИТ в ближайшем будущем, как будет меняться подход к отраслевому образованию и чем российская сфера программирования отличается от мировых стандартов.

Материал подготовлен при поддержке компании GeekBrains.

Поделиться

В избранное

В избранном

Зачем России миллион программистов?

«Стратегия развития отрасли информационных технологий в РФ на 2014–2020 годы и на перспективу до 2025 года», утверждённая правительством три года назад, заявляет: развитие ИТ-отрасли необходимо для перехода к новому постиндустриальному технологическому укладу общества.

Реализация этой стратегии снизит зависимость экономики страны от сырьевого экспорта за счёт увеличения экспорта продукции ИТ-отрасли, улучшит общий инвестиционный климат в России и повысит производительность труда. Также на стратегию возлагают надежды по обеспечению информационной безопасности и высокого уровня обороноспособности страны — за счёт создания современных средств реагирования и предупреждения глобальных информационных угроз.

В документе рассматриваются два сценария развития отрасли до 2020 года — базовый с приростом отрасли на 51% (240 миллиардов рублей) и форсированный с приростом на 130% (350 миллиардов рублей). Форсированный сценарий признан наиболее предпочительным и потенциально приведёт к созданию 700 тысяч рабочих мест для ИТ-специалистов. Дефицит этих кадров, в том числе возникший из-за демографического провала в 1990-е, будет сдерживать развитие отрасли.

Каковы прогнозы по выполнению стратегии на 2018 год?

Озадачившись проблемой нехватки кадров, Министерство образования России за последние два года увеличило количество бюджетных мест в вузах по ИТ-специальностям в вузах на 70% (до 42,5 тысяч), и даже совместно с Минтруда включило в 2015 году ИТ-специальности в финансируемые государством региональные программы переквалификации специалистов из других отраслей.

Но этого недостаточно: прогнозируемое количество обученных ИТ-специалистов до 2018 года — примерно 150 тысяч. При этом только 15-20% выпускаемых специалистов сразу готовы приступить к работе.

Нехватка программистов чувствуется не только в России, но и во всём мире (посмотрите, что происходит в Калифорнии). Озвученная Никифировым цифра в миллион специалистов нужна для того, чтобы можно было как-то измерить прогресс.

На пользу играет «мода» на профессию — в 90-е и начале 2000-х быть программистом было не модно среди молодёжи, а сейчас это довольно популярное занятие.

Евгений Потапов, CEO IT Summa

Программирование и робототехника для детей в России набирают популярность: в средних школах открываются специальные классы, появляются частные курсы, куда можно привести ребёнка с пяти лет.

Во второй образовательной акции по профориентации в сфере ИТ «Час кода» в этом году участвовало восемь миллионов школьников — на миллион больше, чем в прошлом.

Я понял, что хочу заниматься программированием, в компьютерной школе. В детстве я очень хотел записаться в радиокружок, но мама не нашла нигде такого поблизости, зато нашла школу.

Иван Сидоров, менеджер проектов IT Summa

«Необходимо заинтересовать детей информационными технологиями ещё в школе и дальше вести ребят, мотивировать, развлекать. Мы не должны терять из вида тех, кто хочет заниматься ИТ профессионально, — говорит министр связи Никифоров, — На это сегодня направлены значительные усилия государства и бизнес-сообщества».

Кто поможет государству?

О низком качестве вузовских программ по ИТ-специальностям сегодня не говорит только ленивый. Это отмечается даже в самой стратегии развития отрасли информационных технологии России: «По значительному количеству востребованных профессий подготовка специалистов осуществляется в недостаточно количестве или не осуществляется вообще, в частности, по таким направлениям, как системная архитектура, управление проектами и интернет-маркетинг».

Для того, чтобы подготовить миллион ИТ-специалистов, нужно начать с формирования адекватного базиса в вузах, а это сложнее.

Возможно положительную роль сыграет взаимодействие бизнеса и образования, но компании до сих пор боятся приходить в вузы за специалистами — бюрократизация процесса, а главное, отсутствие необходимых практических знаний — большое препятствие на этом пути. В регионе нельзя прийти и сказать: «Мы готовы взять трёх фронтэндеров». Вуз просто не поймёт, что такое «фронтэндер».

Евгений Потапов, CEO IT Summa

После школы я очень много занимался сам, долго выбирал, куда поступать: на кибернетику в технический университет или на матфак в классический, в итоге выбрал матфак.

Ни на матфаке, ни, по отзывам друзей, на кибернетике достаточного уровня преподавания программирования не было. Высшее образование делает упор на теорию и даёт широкий кругозор, в отличие от среднеспециального, которое помогает освоить какую-то одну специальность.

В моём случае программированию пришлось учиться самому. Когда ты самоучка, очень легко пропустить или не понять какие-то базовые вещи, но в коллективе таких же, как ты, происходит более интенсивный обмен знаниями, всегда можно обсудить непонятные вещи, обучение идёт эффективнее и быстрее.

Иван Сидоров, менеджер проектов IT Summa

«Сверхбыстрое развитие сферы разработки информационных технологий требует от специалистов непрерывного самообучения», — говорится в стратегии.

Интересно, что документ содержит целый абзац о том, что для саморазвития специалистов «необходимо развитие дистанционного образования в ИТ, а также широкомасштабное включение курсов на русском языке в наиболее популярные мировые системы онлайн-обучения», с поправкой на обязательность развития российских обучающих платформ («поскольку модель коммерциализации части наиболее популярных зарубежных платформ предполагает продажу информации об обучающихся в иностранные коммерческие компании»).

Однако в приоритетных задачах по улучшению качества образования в отрасли ничего не сказано о планах по развитию таких онлайн-платформ.

Университет или курсы?

Силы в обучение специалистов вкладывают и частные компании. Крупные игроки ИТ-рынка («Яндекс», Mail.ru, «Лаборатория Касперского», 1С, Microsoft, «Контур», Acronis, Intel) набирают и обучают стажёров, проводят конкурсы и соревнования для студентов и молодых специалистов. Несмотря на то, что, по данным HR-порталов, рынок труда в ИТ вырос с 2006 года в 18 раз, специалистов катастрофически не хватает: больше всего востребованы мобильные разработчики, специалисты по информационной безопасности, облачным технологиям и большим данным.

Поскольку на стажировках и курсах преподавателями выступают опытные практики, вузовские программы становятся всё менее привлекательными. Например, получить специальность мобильного разработчика на онлайн-курсах, пройти стажировку и найти работу можно меньше чем за год, что невозможно за четыре года учёбы в университете.

Вечная дилемма — чему же должен учить вуз: свежим знаниям (которые станут неактуальными уже через пару лет) или умению учиться (складу ума). Первое может обеспечить много специалистов в короткой перспективе, второе — повысить качество этих специалистов.

Проблему решит разделение образования на технические курсы (где готовятся практические специалисты) и высшие учебные заведения (готовящих инженеров с фундаментальным базисом). Пока выпускают только инженеров, будет острой проблема кадрового голода — ведь таких людей сложно обучать и их очень мало.

Евгений Потапов, CEO IT Summa

Образовательный портал GeekBrains.ru с начала года обучил «Основам программирования» более 450 тысяч специалистов на бесплатном базовом курсе. Представьте — в десять раз меньше студентов поступили в этом году на бюджетные места ИТ-специальностей во все вузы страны и выпустятся не скоро. В планах портала — до конца года выпустить миллион учеников.

На GeekBrains.ru можно пройти 59 специализированных курсов по изучению языков программирования, мобильной, игровой и веб-разработке, системному администрированию и другим направлениям. Студенты после обучения проходят тестирование, получают доступ к бесплатным вебинарам и сообществу, в котором могут пообщаться на профессиональные темы, найти работу или единомышленников.

Я стал больше интересоваться программированием на последнем курсе университета — ведь моя специальность очень тесно с этим связана. Ещё тогда я увидел, что образование в вузе имеет свои минусы. Одним из них является дисбаланс теории и практики. Конечно, главная цель учёбы в университете — это получение максимально широкого представления о предмете. Но конкретные знания о том, например, как создавать пользовательский интерфейс приложения, я вряд ли получу. И второй минус вузовского образования — в списке государственных образовательных стандартов очень многие направления в сфере программирования вообще не значатся.

Когда я решил научиться писать приложения для Android, задумался: где я мог бы получить знания? Это меня и сподвигло на поиски дополнительного места, где я могу учиться программированию. На курсы GeekBrains я попал благодаря рекламе в интернете. Детально посмотрел программу и понял, что курс направлен на освоение одного направления, но со всех возможных сторон.

Святослав Титов, выпускник GeekBrains

Шесть из десяти студентов начинают работать уже во время обучения — на фрилансе, стажировках GeekBrains и партнёров под руководством наставников, в стартапах и на стартовых позициях ИТ-компаний.

В блоге GeekBrains выпускники делятся своими историями из личного опыта — здесь можно найти как студентов ИТ-специальностей, пришедших за практическими навыками, так и взрослых айтишников, освоивших новые профессии, и даже бывших юристов и психологов, решивших сменить работу.

#Партнерский

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против