[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Просто Хэнк", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0443\u0442\u0435\u0448\u0435\u0441\u0442\u0432\u0438\u044f"], "comments": 32, "likes": 86, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "club" }
Просто Хэнк
17 104
Клуб

«Не пойму, как люди могут воевать в таком месте»: репортаж из Южного Судана

Когда слышишь фразу «работа за границей для IT-специалистов», сразу появляется образ молодого программиста, который приезжает трудоустраиваться в один из стартапов Кремниевой долины или пишет код в европейском офисе Google.

Но бывают исключения из правил, когда ради интересной работы приезжают в экзотические страны. Пользователь Твиттера под ником Restonweb в своём закрытом аккаунте публикует впечатления о работе в Южном Судане. Мне удалось поговорить с ним и узнать об особенностях страны, находящейся в самом центре Африки.

Поделиться

В избранное

В избранном

@restonweb: «Не пойму, как люди могут воевать в таком месте»

Южный Судан — очень молодая страна. С 1955 года на территории Судана происходили вооружённые конфликты из-за межнациональной вражды между мусульманами севера и христианами юга страны. В 1972 году столкновения прекратились и было подписано Аддис-абебское соглашение, которое гарантировало автономию для южного региона, но через десять лет, в июне 1983 года начался второй виток конфликта между арабским населением и жителями южных провинций. Гражданская война продлилась 22 года, и в 2005 году было подписано перемирие, а Южный Судан получил автономию и возможность через 6 лет провести референдум о независимости.

В январе 2011 года по результатам референдума регион проголосовал за отделение. В июне планировалось провозгласить независимость юга, но между силами Северного и Южного Судана вспыхнул вооружённый конфликт. В регионе постоянно находятся силы ООН, которые оказывают гуманитарную помощь местному населению.

Житель Владивостока в своём закрытом Твиттер-аккаунте Restonweb публикует свои впечатления о жизни и работе в Южном Судане. В целях приватности и безопасности он скромно представился Антоном и ответил на несколько вопросов.

Как ты попал в Южный Судан?

Оказался я в этой стране благодаря организации «Врачи без границ» (Médecins Sans Frontières, MSF). У них нет представительства в России, но они охотно берут русских специалистов. Я попал в организацию через японское отделение, так как живу на Дальнем Востоке. За центральную часть России отвечает немецкое представительство.

Большинство операционных центров находятся в Европе: Амстердам, Берлин, Париж, Барселона. Обычно контракт заключается с операционным центром, расположенным в одном из этих городов. После этого ты отправляешься в страну, где у этого операционного центра есть миссии. Это формальная процедура, а физически я прилетел на самолёте.

Почему тебе пришлось включить приватный режим для своего Твиттер-аккаунта после прилёта в Южный Судан?

По соображениям безопасности. Фотографии, комментарии могут идентифицировать человека или его коллег. Cейчас мы не являемся мишенью, но всё может поменяться, так что хочешь мира — готовься к войне.

Какую работу тебе приходится выполнять в MSF?

У меня управленческая позиция: мне необходимо контролировать работу всех подразделений, обеспечивающих жизнедеятельность проекта, обеспечивать безопасность, готовить персонал и оборудование к возможной эвакуации или консервации. В это время доктора занимаются тестированием и лечением ВИЧ-инфицированных, но, возможно, в ближайшее время проект в очередной раз будет изменён.

Как долго ты будешь работать в Южном Судане?

У меня заключён шестимесячный контракт, а там посмотрим по факту. Бывает, что люди продлевают контракт, а бывает наоборот — покидают проект раньше.

Много ли платят за твою работу в сравнении с обычной зарплатой в России?

Для России зарплата неплохая, если не брать московские зарплаты разработчиков.

Какой курс обмена валюты установлен в стране?

Обменный курс — 75 южносуданских фунтов за доллар США. В общем-то они не сильно далеко ушли от России. Единственное отличие в том, что в последнее время растёт инфляция, купюр в 500 и 1000 фунтов не напечатали, поэтому пачка выглядит внушительно.

На 50 долларов дают килограмм денег, почти как в России.

Надолго ли хватит этой пачки денег?

Для местных это значительная сумма, но в связи с бешеной инфляцией она может стать ничем. При этом обменять деньги на другую валюту не так-то просто.

Что можно купить на эти деньги?

Пока расклад такой: лепёшка чапати (хлеб из пшеничной муки, наподобие тонкого лаваша — прим. TJ) стоит 20 фунтов, шесть диких лимонов стоят пять фунтов. Чай тоже пять фунтов стоит, но в аэропорту могут попросить и 10, если ты белый.

Жёсткий диск на 500 ГБ стоит 7500 фунтов без гарантии, при этом на те же деньги можно устроить обед на 20 персон с напитками и свежим мясом. Посещение тренажёрного зала стоит 150 фунтов, бассейна — 300. Поесть в ресторане можно на 50-100 фунтов.

Расскажи о местной кухне: что приходится кушать, какие есть экзотические блюда?

Сложно судить о местной кухне, так как ещё не удалось толком попробовать. То, что у нас готовят, это рис, салаты, тушёные овощи, мясо (курица, козлятина). Мясо, похоже, долго ловят, так как оно совсем не похоже на то, которое продаётся у нас в магазине. Лепёшки чапати — как в Индии. Кебаб — как наш гуляш. Бананы для жарки. Натуральное пальмовое масло и другие не полезные, дешёвые продукты доставляются из соседних стран.

А сколько стоит доступ в интернет?

На связь люди тратят от 100-500 фунтов в месяц, было два оператора, один покинул рынок. Мобильная связь хоть как-то работает, но с сетью всё совсем плохо. Интернет через спутник, какой-то английский провайдер, лучше чем на прошлом проекте, но всё равно очень медленно. Средний пинг — одна секунда. Сегодня целый день качал файл в 10 МБ, постоянно обрывалось соединение с сервером.

Насколько безопасно находиться в стране?

Здесь очень небезопасно. Высокий уровень криминала, много вооружённых людей, которые грабят, убивают и насилуют местное население. Практически каждый день мы получаем такие сведения, и это только по нашему району. Выстрелы можно услышать даже находясь в городе. Сначала это немного пугает, но со временем привыкаешь.

Что местные жители знают о русских? Есть ли у них стереотипы вроде «балалайка, водка и медведь?»

Знают российские самолёты, вертолёты и пилотов. Никаких иных представлений и стереотипов не имеют, обычно поддерживают нашего президента.

Насколько всё плохо с транспортом? Есть общественный? На чём ездят?

Местные ходят пешком, используют велосипеды, китайские маунтинбайки с жёсткой вилкой и стальной рамой, которые в «Ашане» продаются по три тысячи рублей. В ходу китайские мопеды, но сейчас на них цена поднялась, раньше можно было купить за 600 долларов, теперь за 1000! При этом валюта упала в четыре раза.

Общественный транспорт есть в столице — Джубе. В моей деревне он отсутствует, а междугороднее сообщение осуществляется самолётом на 20 человек, других вариантов добраться в другой город нет. Как правило, в сухой сезон дороги заблокированы военными, а в сезон дождей просто не проехать. Личного транспорта очень мало, в основном японские машины. Чаще всего на дороге встречаются Toyota Land Cruiser 70, военные, правительственные и некоммерческие организации выбирают этот простой и надёжный автомобиль.

Как известно, Китай пытается инвестировать в инфраструктуру в Восточной Африке, в том числе транспортную. Ты встречал китайцев?

В Южном Судане их меньше, чем в Эфиопии, но больше, чем европейцев — по крайней мере, в самолёте прилетело их больше. В Эфиопии они действительно активно строят дороги и телекоммуникационную инфраструктуру. Доходило до смешного, что не чернокожего человека дети называют китайцем, так как первые не чернокожие были именно из Поднебесной.

В стране асфальтированные дороги я видел только в столице. Те китайцы, которых я встречал в Эфиопии — одни из лучших подрядчиков. Если бы в Приморском крае с ними сотрудничали, то у нас бы уже давно были великолепные дороги.

#путешествия

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против