[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Oldfag TV", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 4, "likes": 84, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "club", "id": "40914" }
Oldfag TV
7 040
Клуб

Как я написал сценарий «Дня сурка» меньше чем за неделю

Как культовая картина появилась на свет и что этому противостояло.

Поделиться

В избранное

В избранном

Билл Мюррей и Энди Макдауэлл в фильме «День сурка»

2 февраля 2017 года жители американского города Панксатоуни в очередной раз наблюдали за тем, вылезет ли сурок Фил из норки. Праздник «День Сурка» в народном сознании уже неотделим от одноименного фильма, поэтому Oldfag TV (как всегда своевременно) решил выкатить перевод воспоминаний сценариста Дэнни Рубина о появлении фильма на свет, написанных для The Telegraph в 2016 году в связи с премьерой мюзикла «День сурка».

Однажды вечером в 1990 году я сидел в лос-анджелесском кинотеатре и ждал, пока потухнет свет в зрительном зале. Моя супруга Луиза была дома с нашим малышом, поэтому моей спутницей в тот день была книжка про вампиров.

Еще до того, как открыть первую страницу, я задумался об этих полулюдях и их сверхчеловеческой способности жить вечно — каково это? Чем можно заняться, если в твоём распоряжении целая вечность? Сколько времени пройдёт до того, пока вам окончательно это не надоест? Как вечная жизнь может повлиять на человека, особенно на такого, который и в своей обычной жизни мало что способен изменить?

Меня чрезвычайно заинтересовали эти вопросы — тем более что они обещали идею для фильма. Я уже продал свой первый сценарий, триллер, который превратился в фильм «Не слышу зла» с Мартином Шином, и недавно переехал из Чикаго в Лос-Анджелес с целью продолжить карьеру голливудского сценариста.

Мой агент советовал мне как можно быстрее написать что-то новенькое, сценарий-«визитку», благодаря которому меня начали бы приглашать на встречи. У меня была базовая идея о том, как человек потенциально может изменить течение своей вечной жизни, но я не особо представлял, как оформить ее на бумаге. Персонажу пришлось бы взаимодействовать с историей, переживать, ну, я не знаю, французскую революцию, две мировых войны, годы правления Никсона…? А потом действие развивалось бы в будущем, в мире, который мне предстояло изобрести. Идея-то шикарная, но воплощение её на экране обошлось бы слишком дорого.

Именно в этот момент я вспомнил старую задумку для истории, которую в своё время похоронил в ящике с карточками для записей: человек просыпается каждое утро и проживает один и тот же день, снова и снова. Тут-то меня и осенило. Когда две этих идеи слились воедино, на свет появился «День сурка».

Спустя два года после того, как мне на ум пришла идея с повторяющимся днём, я осознал ее более глубокую суть. Теперь это был рассказ не просто о человеке, проживающем один и тот же день снова и снова, а о том, как жить. Чья жизнь не представляет собой череду дней? Кто не чувствует хотя бы иногда, что он словно топчется на одном и том же месте? Я нашёл способ показать вечность в виде не прямой линии, а круга. Благодаря этому я мог не отвлекаться на исторические псевдопроблемы, а сфокусироваться на эпической легенде об очень долгой жизни, которая занимает всего лишь один день.

Когда я сел писать сценарий, самое первое, с чем мне предстояло определиться — то, какой именно день будет повторяться. Я просто открыл календарь, и первым праздником, на который я наткнулся, был День сурка, 2 февраля. Да, вот настолько просто.

Автор сценария «Дня сурка» Дэнни Рубин

В Америке люди слабо представляют себе, что за праздник «День сурка», и что где-то есть большой грызун, от выхода которого из норки зависит, придет весна пораньше или нет. Однако, благодаря тому, что несколько лет назад я работал на Пенсильванскую телефонную компанию, я был одним из нескольких человек за пределами этого штата, который знал, что фестиваль в честь Дня сурка проходит в городишке под названием Панксатоуни.

Выбрав Панксатоуни, я получил маленький городок, вызывающий клаустрофобию, в котором должен был застрять мой персонаж. Кроме того, сразу возникала причина для моего персонажа, ведущего прогноза погоды, приехать в этот город: рассказать о фестивале в честь Дня сурка. Я даже имя для героя нашёл: Фил. Его я «одолжил» у знаменитого сурка. Я уже практически готов был писать, но оставалось решить еще один вопрос: как Фил застрял во времени? Из-за машины времени? Цыганского проклятья? Природной аномалии? Магических часов?

Даже при размышлениях об этом становилось очевидным, что такие факторы взаимозаменяемы, неинтересны и абсолютно не имеют никакого отношения к тому, что я считал интересным в своём замысле. Поэтому я решил не давать вообще никакого объяснения. Что мне нравилось больше всего в этой абсолютно логичной, но всё равно какой-то еретической идее, так это ее жизненность. Фильм становился гораздо более человечным и вызывающим ощущение близости к происходящему — ведь никто из нас точно не знает, как мы все застряли здесь [на Земле].

И я начал писать. В моём доме в Лос-Анджелесе был кабинет с большими окнами, который вскоре превратился в детскую, но до этого примерно на восемь недель стал моим пристанищем. Спустя семь недель набросков и записей я написал чистовой вариант сценария меньше чем за неделю. Я отдал его агенту, и он сказал мне, что это лучший сценарий, который он когда-либо читал (вообще все они так говорят, но это, не скрою, приятно). А, и еще он не был уверен в том, что сценарий удастся кому-то продать. Поэтому он начал рассылать сценарий как визитку, чтобы найти мне работу, и вот что происходило дальше: я встречался, наверное, с пятьюдесятью разными продюсерами, и все они начинали разговор, мол, «Мне понравился «День сурка». Разумеется, мы не сможем снять его». Я не понимал, почему они не могут взяться за фильм, но, честно говоря, был просто рад всем этим встречам — ведь они давали мне работу. Лишь примерно через год мой сценарий «Дня сурка» приземлился на стол режиссёра Гарольда Рэмиса.

Гарольд Рэмис в фильме «Охотники за привидениями»

Конечно же, Гарольд был хорошо известен мне как один из наиболее успешных голливудских режиссёров и сценаристов комедий. Я видел его в комедийном шоу SCTV и был знаком со всеми его фильмами, от «Зверинца» до «Охотников за привидениями». С самого начала Гарольд и я вместе работали над тем, чтобы превратить моё странное и определённо не-голливудское кино в нечто более мэйнстримное.

Я думаю, что Гарольд находился в гораздо более лучшем положении, чем я, но он великодушно позволял мне спорить с ним до тех пор, пока в конечном счете не внес финальные правки в сценарий, превративший мою историю в фильм, который мы все любим.

Оригинал моего сценария имел больше общего с фильмом, который я обожал с самого детства — комедией «Добрые сердца и короны», в частности, относительно комедийного элемента во всех самоубийствах Фила (для тех, кто не помнит, главный герой впадает в настолько жестокую депрессию, что убивает себя, однако каждый раз, когда он это делает, он вновь просыпается в начале того же дня).

Мне кажется, что эта эмоциональность всё ещё заметна в фильме, и это как минимум частично объясняет для меня, почему «День сурка» раньше и теплее всех приняли фанаты из Великобритании (где Гарольду и мне в 1993 году вручили премию BAFTA за лучший сценарий). В дополнение к тому, что отсутствовал некий «инцидент-катализатор» для Фила Коннорса, в моем сценарии была еще одна прорывная инновация: моя история начиналась с середины, когда повторы уже происходили. Когда мы с Гарольдом впервые встретились, он сказал, ему нравится, что фильм начинается так и пообещал не менять начало. Ну ладно. А теперь, как мы говорим, смена кадра…

Гарольд и студия хотели внести в сценарий два основных изменения. Прежде всего, они хотели начать повествование до цикла повторений, чтобы мы увидели, как Фил попадает в него и реагирует на него. Во-вторых, они хотели включить в фильм сцену с проклятием цыганки. Мое участие в переписывании сценария, честно говоря, больше носило оборонительный характер. Я был в восторге от того, что такой ветеран как Гарольд Рэмис создает мой фильм, вдобавок он был хорошим парнем, и нам нравилось проводить время вместе. Но я был в ужасе от того, что он вместе с студией собирается убить саму суть фильма, взять все самое инновационное и интересное и превратить это в еще одну легко стирающуюся из памяти голливудскую комедию. Мне кажется, что некое напряжение между мной, упорно стоявшем на своем, и Гарольдом, пытавшимся поддержать интерес студии к фильму, породило его именно таким, какой он есть. Опыт и большое сердце Гарольда в сочетании с грамотным приглашением на главную роль Билла Мюррея также внесли свой вклад в успех и «живучесть» картины.

Билл Мюррей в фильме «День сурка»

С момента выхода «Дня сурка» на экраны кинотеатров в 1993 году кое-что изменилось. Фестиваль в Панксатоуни, привлекавший раньше в лучшем случае несколько сотен посетителей за уик-энд, теперь посещают десятки тысяч человек. Термин «день сурка» прижился в обиходе, а моя маленькая дочка уже выходит замуж этим летом.

За прошедшие 20 с гаком лет я получил мешки писем со всего земного шара — письма, статьи, проповеди и диссертации — от психологов, которые прописывают этот фильм своим пациентам, от философов и религиозных лидеров, равно как и от друзей и фанатов всех мастей.

Ни я, ни Гарольд никогда не задумывали этот фильм как нечто большее чем просто хорошая, душевная и увлекательная история. У нас с ним было множество потрясающих бесед о буддизме и реинкарнации, о Супермене и этичности того, чтобы постоянно не спасать всех подряд, и еще о куче философских идей, которые стимулировала эта история. Тем не менее, мы и представить себе не могли, какой эффект возымеет этот фильм. Хотя я и чувствовал с самого начала, что работаю над историей, обладающей всеми задатками для того, чтобы стать классикой, настолько простой и правдивой, что множество рассказчиков смогли бы пересказать ее самыми разными способами.

Кадр из мюзикла «День сурка»

Когда британский театральный режиссер Мэттью Уорчус однажды позвонил мне четыре года назад и спросил, мог ли я когда-либо представить себе «День сурка» в качестве мюзикла, я не смог сдержать улыбку. На тот момент у меня уже был набросок, черновик книги, около 30 идей песен, которые пришлось урезать до 12, и кипа сцен, тем, отрывков, шуток, последовательностей, кусочков диалогов и даже мелодий. Да, я мог себе представить мюзикл «День сурка». Но всего за неделю до звонка Мэттью я пришел к заключению, что не смогу его написать должным образом без помощи композитора. Просто не смогу. Однако, будучи чужаком в театральном сообществе, я не представлял себе, где найти соратника.

«Ты что-нибудь слышал о Тиме Минчине?», — спросил Мэттью.

Вот так я и начал работать с Тимом, композитором и автором текстов в мюзикле «Матильда». Это чрезвычайно успешное шоу, которое поставил Мэттью, доказало, что Тим умеет писать смешные и вместе с тем волнующие, умные и красивые песни.

С того момента, как мы встретились, всё завертелось. Мы начали общаться, накидывать идеи, делиться ими, скакать под фортепьяно или гитару, скайпиться, петь и смеяться. Я еще никогда не был участником процесса столь потрясающего творческого сотрудничества. Я могу с гордостью заявить, что мюзикл «День сурка» почитает фильм и всех, кто сделал его таким великим, удивительным и жизненным. В мюзикле мы можем углубиться в эмоции, но так же, как и в фильме, ровно в тот момент, когда вы думаете, что знаете, что произойдет дальше, он вас удивит. Удивит и, надеюсь, приведет в восторг.

Для меня «День сурка» продолжает открывать неизведанные возможности: дает шанс знакомиться с новыми людьми, возможности для обучения и общения по всему свету, и вот теперь — возможность для появления на свет этого мюзикла.

И всё это началось с того, что однажды вечером в Лос-Анджелесе я решил сходить в кино. Знаете, что самое странное? Я абсолютно не помню, что это был за фильм.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против