[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Женя Кузьмин", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 6, "likes": 44, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "41148" }
Женя Кузьмин
17 822

Смартфоны важнее еды

Почему беженцы тратят последние деньги на мобильные телефоны.

Поделиться

В избранное

В избранном

Европейский миграционный кризис 2015 года стал одним из крупнейших в истории. При этом многие беженцы, прибывшие с мест проведения боевых действий, на фотографиях СМИ были со смартфонами. Многие пользователи соцсетей тогда задались вопросом, зачем «нищим» иммигрантам устройства. Издание The Economist разобралось, для каких целей беженцы используют смартфоны и почему они стали для них важнее, чем еда.

Фото Reuters

На связи, но не всегда и не везде

В лагерях беженцев людям иногда приходится выбирать между покупкой еды и возможностью оставаться на связи. И часто они предпочитают смартфоны. 32-летний афганец Хикматулла в разговоре с изданием отметил, что ему пришлось приобрести мобильный телефон в кредит и оплачивать звонки, чтобы общаться с оставшейся на родине женой. По его словам, это значит, что ему, его сестре, другу и пяти детям придётся голодать.

В агентстве ООН по делам беженцев (UNHCR) признали, что подобные истории — обычное дело в лагерях по всей Европе. Часть из них вообще не имеют возможности поймать сеть в местах проживания, в основном в сельской местности африканских стран.

Однако люди, попавшие в лагеря с мобильной сетью, сталкиваются с проблемой дороговизны услуг. По данным агентства, почти треть сбережений беженцев уходит на то, чтобы оставаться на связи с помощью смартфонов. При этом телефоны с возможность выхода в интернет есть у 32% беженцев.

Карта мобильного покрытия в местах скоплений беженцев от агентства UNHCR

Многие лагеря стараются предоставить жителям бесплатный Wi-Fi, однако не везде он работает стабильно. Хикматулла подчеркнул, что беспроводная сеть в его лагере на севере Греции работает «редко». В поселении неподалёку от французского города Дюнкерк беженцам приходится проходить несколько миль в поисках места со стабильным Wi-Fi.

Неправительственные организации отмечают, что власти Франции не собираются делать лагерь возле Дюнкерка постоянным (сейчас там жители Ирака ждут отправки в другие страны), поэтому просто перестали предоставлять интернет-соединение на территории поселения.

Некоторые беженцы приобретают дорогие SIM-карты, которые перекупщики привозят из Великобритании, потому что во Франции их нельзя купить без паспорта. Те, кому повезло больше, получают специальные «Кредиты на телефон беженцам и переселенцам», а иногда и просто смартфоны в подарок от благотворительных фондов.

Целый мир в смартфоне

По словам The Economist, с переездом беженцы попадают в «информационную нейтральную зону». Находясь в новых условиях, люди не знают, что делать и кому доверять. В такой ситуации смартфон становится «единственной надеждой» для переселенцев.

Фото Мэтта Кэрди, Getty Images

Большинство людей используют мобильные телефоны для того, чтобы оставаться на связи с родными. Не всем получается переехать из мест боевых действий всей семьёй, поэтому смартфоны становятся единственным способом узнать, что происходит с близкими людьми.

В интервью изданию The Independent сирийская беженка Хала призналась, что для неё смартфон стал «целым миром». По её словам, только так она может увидеть своего мужа, оставшегося в Алеппо.

Однако польза смартфонов для беженцев не ограничивается общением с родственниками. Уезжающие используют телефоны для того, чтобы связаться с контрабандистами-проводниками и узнать маршруты для попадания в Европу. В издании отметили, что слухи о новых способах переезда быстро разносятся по соцсетям, из-за чего беженцев становится больше. Моррис Штирль, следящий за смертностью беженцев при попытке пересечь Средиземное море, сравнил такую коммуникацию с «цифровым метро».

При пересечении Средиземного моря на лодках мигранты использовали смартфоны, обёрнутые в пакеты, чтобы дозвониться до береговой охраны Италии. Один из беженцев рассказал изданию Quartz, что при переезде их судно начало тонуть. Он успел послать охране свои GPS-данные с помощью WhatsApp — и это помогло ему спастись.

Сообщения и новости, полученные через интернет, могут сильно изменить планы некоторых переселенцев. Сомалийка из лагеря на греческом острове Лесбос использует смартфон для того, чтобы понять, куда ей отправиться дальше. Изначально она собиралась в Норвегию, но узнала, что в стране не ждут беженцев.

Сирийский студент рассказал The Economist, что смог добраться до Лондона самолётом с помощью поддельного паспорта. Для успешного пересечения границы ему нужно было постоянно поддерживать связь с проводником через смартфон.

Фото Reuters

Однако постоянный доступ к интернету приводит к тому, что беженцы сталкиваются с теми же проблемами, что и остальной мир. The Economist назвал одной из наибольших опасностей для переселенцев распространение фейковых новостей. Волонтёры лагеря в Дюнкерке рассказали, что после непроверенной информации о депортации всех жителей Ирака из поселения некоторые жители попытались сбежать. При этом, как отметили сотрудники, они сильно «рисковали жизнью».

С миру по телефону

Существует сразу несколько организаций, пытающихся помочь беженцам оставаться на связи с родными. Шведский проект Refugee phones собирает старые смартфоны, которые жертвуют пользователи. Также организация принимает SIM-карты. С 2015 года шведы привлекли несколько компаний и мобильных операторов, а также открыли несколько волонтёрских офисов.

Организация The European Asylum Support создала приложение и страницу в Фейсбуке, в которой с помощью текстов и видео рассказывает о жизни некоторых странах Европы. При этом в информационных справках не указывается Швеция и Германия — так сотрудники пытаются обратить внимание беженцев на другие государства и «разгрузить» эти страны.

Компания Google потратила миллион долларов на постройку в ливийских лагерях учебных классов с доступом к компьютерам. В некоторых странах беженцам дают уроки программирования.

В 2015 году основатель Facebook Марк Цукерберг пообещал помочь ООН обеспечить лагеря беженцев доступом в интернет. Глава компании подчеркнул, что это необходимо для беженцев, которые не могут связаться со своими семьями. Однако, отметили в The Economist, в лагерях до сих пор остаются проблемы с Wi-Fi.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против