[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Roman Persianinov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 75, "likes": 21, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "44448", "is_wide": "" }
Roman Persianinov
5 497

Чем заняться: Сходить в кино на нового «Чужого»

Отличное продолжение истории о космических монстрах после неоднозначного «Прометея».

Поделиться

В избранное

В избранном

Экипаж космического корабля «Завет». Фото 20th Century Fox

С 18 мая в российском прокате идёт «Чужой: Завет» — шестая часть франшизы Ридли Скотта о космическом монстре-ксеноморфе (термин, означающий хищных пришельцев).

Сюжет разворачивается через 10 лет после событий фильма «Прометей» и рассказывает об экипаже космического корабля «Завет». Вместе с двумя тысячами колонистов он направляется к дальней планете, но путешествие внезапно прерывается из-за технических неполадок, а команда перехватывает сигнал бедствия с ближайшей системы.

Если перед просмотром вспомнить сюжет «Прометея», то быстро станет ясно, кто зовёт на помощь. Скотт ловко вплетает ключевые моменты в историю продолжения, хотя тему космических жокеев здесь освещают сдержанно. Классические части франшизы можно не пересматривать — по хронологическим причинам их события не упоминаются в картине.

Фото 20th Century Fox

Первая часть трилогии-приквела, «Прометей», оставила больше вопросов, чем ответов: сюжету не хватало проработки, персонажам — мотивов, а история о космических монстрах уступила место метафизическим и философским вопросам о Боге и человеке. Промахи подтвердил и сценарист картины Дэймон Линделоф (сериал «Остаться в живых»), списав неудачи на технические детали.

В «Завете» Ридли Скотт превратил неудачи «Прометея» в достоинства. Картина куда больше похожа на оригинальные работы, хотя не дотягивает до них по качеству. Условно говоря, это лучшая из худших частей франшизы. В ней есть романтика оригинального «Чужого», в котором команда космического корабля «Нострома» была не сборищем безымянных героев, а живыми людьми. А экшен-сцены здесь местами доходят до уровня «Чужих», хотя иногда напоминают, хм, «Терминатора 2».

Основная проблема «Завета» — стилистически фильм не предлагает ничего революционного. Сцены на корабле подражают «Чужому», эпизоды на открытом воздухе и в катакомбах кажутся вырезанными фрагментами «Прометея», а напугать здесь могут лишь редкие сцены.

Ритм постоянно сбивается: экшен сменяется десятиминутной сценой, в которой персонажи учатся играть на флейте Вагнера, а между этими событиями в кадр неловко пытается влезть Чужой. В два часа экранного времени Ридли Скотт пытается вместить столько разных событий, что поначалу стройный сюжет превращается в кашу, а половина происходящего забывается после титров.

Дэниэлс (Кэтрин Уотерстон) и андроид Уолтер (Майкл Фассбендер). Фото 20th Century Fox

«Завет» сложно назвать прямым продолжением «Прометея», идея которого упиралась в философский и оттого безответный вопрос. Второй приквел напрямую рассказывает о рождении Чужого, которого мир впервые увидел в 1979 году. С точки зрения мифологии ксеноморфов — это исторический момент. Нельзя однозначно сказать, что эта версия происхождения устроит фанатов, но, так или иначе, теперь она будет считаться каноничной.

Другой важный момент «Завета» — Чужой больше не главный враг. Его полноценная версия появляется ближе к концу, демонстрируя возможности компьютерной графики и слабо напоминая классических особей. Герои сталкиваются с ксеноморфом при свете и не испытывают почти никакого страха. Он выглядит и передвигается с присущей персонажам видеоигр динамикой, однако кажется скорее назойливым элементом сюжета, отвлекающим от более серьёзного противника.

«Завет» больше напоминает «Чужих» Джеймса Кэмерона, где людям хватает храбрости выходить против ксеноморфа один на один.

Переведя сюжетную перспективу с жанра «ужасы» на «научный триллер», Скотт повысил планку качества персонажей. В отличие от «Прометея», герои «Завета» принимают логичные решения в сложных ситуациях и паникуют в нужных сценах, а не ради напускной драмы. Кроме этого они шутят, жалуются, что во времена космических путешествий в бога верят только отщепенцы, и слышат в радиопомехах песню Take Me Home Джона Денвера.

Героиня Кэтрин Уотерстон (Katherine Waterston) отлично заменяет Эллен Рипли в качестве сильного женского персонажа, хотя большую часть времени ведет себя скромно и дружелюбно. Успешно справляется и Майкл Фассбендер, отыгрывающий в фильме сразу две роли: андроида Дэвида и Уолтера.

Уже сейчас можно сказать — андроид Дэвид займёт в мифологии «Чужих» место рядом с Рипли и Капралом Хиксом.

На «Завет» не стоит идти тем, кто не интересуется мифологией франшизы: ради возможности взглянуть на Чужого проще посмотреть классические ленты. Новая часть подходит фанатам «Чужих» и режиссуры Ридли Скотта. Первым картина — связующее звено во вселенной ксеноморфов — покажет новый взгляд на вселенную серии. А для поклонников 79-летнего режиссёра фильм станет свидетельством того, как автор посредственного «Прометея» не растерялся под шквалом критики.

Его взгляд на будущее франшизы при всей неоднозначности гораздо остроумнее, чем у Джеймса Кэмерона («Чужие»), Дэвида Финчера («Чужой 3») или Жан-Пьера Жёне («Чужой: Воскрешение»). Если работы этих авторов лишь штамповали Чужих на экране или копировали оригинал, то в «Завете» видно стремление Скотта превратить серию в нечто большее, чем космический ужастик. Обычно в конце каждого фильма о «Чужом» всё заканчивалось хорошо. Финал новой части обходится без счастливой развязки и намекает на мрачное продолжение.

#чемзаняться

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против