{ "author_name": "Nik Koniwzski", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043a\u0438\u0442\u0430\u0439","\u043c\u0443\u0437\u044b\u043a\u0430"], "comments": 30, "likes": 58, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "44544", "is_wide": "" }
Nik Koniwzski
5 318
Блоги

Достучаться до Поднебесной: хроники азиатского тура

Создатель московской пост-рок-группы Aesthesys о гастролях по Китаю.

Поделиться

В избранное

В избранном

Привет, TJ! Очень давно не писал здесь текстов, что пора бы исправить. В последний раз у меня вышла «дипломная работа» про Ирак и Сирию, но сегодня вместо привычных длинных разборов полётов я попробую кое-что новое — формат путевых заметок. А сам рассказ будет про то, как я осенью со своим безвокально-инструментальным ансамблем в азиатский тур ездил.

Идея оформить всё в таком виде пришла ещё на стадии подготовки к данной авантюре, но реализовать её получилось не сразу. Эта версия — пятая, если считать изначальные записи, которые я начал вести ещё в Китае, находясь в душном и забитом под завязку минивэне, увозящем нас от тайфуна «Меги». Часть повествования покрывают эпизоды турного фильма, которые представлены ниже, а в тексте я постараюсь изложить то, что на камеру запечатлеть не удалось, и некоторые аспекты внутренней кухни.

Полагаю, что сначала стоит как-то вкратце рассказать о самом коллективе, что мне представляется задачей весьма нелёгкой, ибо меньше всего хочется всё это превратить в саморекламу. Проект Aesthesys был создан мною в качестве сольного десять лет назад, и первую половину своей истории он был чем-то вроде творческого полигона. Позже пришло понимание, что для развития всего этого дела необходимо собирать единомышленников, переводя деятельность проекта на «живые рельсы». Ну а последующие годы работы позволили коллективу начать издаваться на зарубежных лейблах, выступать на международных фестивалях и турить по европейским странам. И в мае 2016-го нам поступило внезапное предложение от китайских организаторов сделать тур по нескольким городам КНР.

Китайский спрос на иностранные «привозы» в этом жанре (всё, что язык поворачивается назвать пост-роком), как оказалось, растёт с завидной скоростью. До 2014 года самые заметные представители жанра изредка ездили туда через одного организатора-экспата. В последние годы интерес к подобной музыке возрос, и у этого товарища появились конкуренты из числа местных компаний, которые ранее работали в других музыкальных направлениях. Это открыло Китай и для среднего жанрового эшелона, куда мы и попадаем.

Особенности туров по Китаю стали проявляться ещё за пару месяцев до поездки, когда организаторы начали планировать логистику. К примеру, многие независимые музыканты в России и Европе ездят с гастролями на машине. Большинство использует минивэны (вроде Ford Transit), и этот вариант — почти всегда самый оптимальный: не нужно покупать кучу билетов, логистика становится более гибкой, проще решается вопрос с бэклайном (основным набором оборудования, куда входит барабанная установка, гитарные и басовый усилители, и т.д.), который можно просто взять с собой.

Ваня и забитый под завязку багажник минивэна (2014, Чехия)

Последнее имеет особую важность, ибо использование одного и того же оборудования снимает множество возможных накладок при работе с незнакомым оборудованием площадок, где проходят выступления, да и время на настройку оборудования и звука (саундчек) снижается. В Европе же подавляющее большинство клубов вообще не имеет собственного бэклайна, которое считается базовым во многих российских клубах, а значит его надо либо везти с собой, либо же заказывать у местных прокатных компаний.

В случае с Китаем всё оказалось строго наоборот — площадки по большей части оснащены всем необходимым, а практика ездить в минивэнах отсутствует напрочь, что по суммарному объяснению от нескольких людей сводилось к «опасности» такого варианта. Изначально мы и представить не могли, что имеется под этим ввиду, так как ни по километражу, ни по количеству криминогенных регионов планируемый изначально маршрут не особо превосходил наши европейские гастроли. Как выяснилось позже, эта опасность заключалась в отвратительном стиле управления транспортом у местных водителей.

Предложенная схема была следующей: мы прилетаем в Пекин с минимумом необходимого оборудования (инструменты, педали эффектов, ноутбук, аудиокарта и радиосистемы), после концертов ночуем в самих городах, а на утро отправляемся в следующий город поездом или самолётом, дабы вечером отыграть очередной концерт, а из Шанхая возвращаться в Москву через Владивосток (так как билеты через последний были гораздо дешевле иных вариантов). Итого мы собирались дать восемь концертов в Китае, а заключительное шоу тура отыграть во Владивостоке, договорившись с местными организаторами.

Запланированный изначально маршрут

Из любопытных отличий можно отметить ещё и визовый вопрос. Любой, кто ездил в дальние страны не в качестве туриста, знает, что процесс оформления визы превращается в особую головную боль. С гастрольной деятельностью в этом вопросе кроется множество своих подводных камней. К примеру, страны Шенгенского соглашения позволяют оформить краткосрочную культурную визу при наличии приглашения от европейской организации с подходящим видом деятельности.

У КНР с этим всё оказалось несколько веселее — требовалось оформление рабочей визы Z, для которой были необходимы как письмо от приглашающей стороны (по аналогии с Шенгеном), так и разрешение на коммерческие гастроли от Министерства культуры КНР. Для получения последнего наша концертная программа должна была пройти экспертизу, в ходе которой материал проверялся на наличие обсценной лексики и запрещённых тем. Тщательный анализ нашего исключительно инструментального материала показал, что нам въезд разрешать можно.

Днём 20 сентября 2016 года мы встретились на Белорусском вокзале и поехали в аэропорт Шереметьево. Так начался наш азиатский тур.

День 1 (21/09), Пекин

Из-за пятичасовой разницы во времени (на территории КНР официально действует единое стандартное время UTC+8) наш самолёт приземлился в международном аэропорту Пекина в 7 утра на следующий день. За почти восемь часов в воздухе уснуть никому из нас так и не удалось, поэтому лёгкая заторможенность появилась уже на старте тура.

Одна из гитар не появилась на ленте багажа, и тут мы столкнулись с первым серьёзным барьером — языковым. Все знают, что в Китае всё очень плохо с английским, но неумение сотрудников международного аэропорта изъясняться даже на базовом уровне, конечно, неприятно удивило.

В итоге мы с Эльдаром на языке жестов втолковывали местному работнику про недостающую гитару. Это сразу напомнило об эпизоде из европейского тура, когда мы оказались в глухой французской деревне прямо на Пасху (в которую закрыто абсолютно всё и вся) и подобным образом выпытывали у «аборигенов» информацию о том, где можно раздобыть еду.

Гитара же довольно быстро нашлась, а мы встретились с нашим тур-менеджером Фиби, которой предстояло следующие полторы недели с нами нянчиться. Еле уместившись в две машины, мы поехали в сам Пекин, где нам предстояло сыграть уже тем вечером.

Из-за загруженного графика не остаётся времени на привычные виды ознакомления со страной (вроде разглядывания достопримечательностей). Единственным культовым местом, которое мы видели вблизи за всю поездку, оказались ворота Тяньаньмэнь на входе в Запретный город (на видео — во фрагменте с 01:53 до 02:00 в первом эпизоде), и то из окна проезжающего мимо автомобиля.

Чего мы не ожидали от Пекина, так это низких зданий в таком количестве. К примеру, квартал, где находился клуб Yugong Yishan, был вовсе максимум двухэтажный. Сначала мы даже предположили, что это связано с нахождением в центре города, но это оказалось не так — в более «центральных» кварталах, куда мы направились после саундчека за запасным переходником, в основном стояли высотки.

Другим ярким впечатлением стала китайская кухня. На видео, увы, не попало заведение, куда нас ночью после концерта повезла Фиби, ибо я по собственной глупости оставил камеру в номере. То место заметно отличалось от ресторана, где мы обедали днём (как раз то, что на видео было): еду там не разносили, её нужно было набирать в поднос из холодильников, где все виды мяса, овощей и чёрт ещё пойми чего в сыром состоянии были нанизаны на палочки на манер (недо-)шашлыков.

После того, как мы набрали себе этого «сырья», нас повели в небольшую комнату с круглым столом, в середине которого находилась ёмкость с кипящей жидкостью, разделённая на две половины. В первой половине кипела красная жидкость, в которую надо было опускать мясные изделия, во второй же — белая, куда надо было складывать всё остальное.

Вплоть до момента, когда я попробовал сваренную в этой ёмкости еду, я долгое время считал, что мне нравится острая кухня. Не знаю, сколько сковиллей было у этих жидкостей, но вот что точно — острее никто из нас в жизни ничего не пробовал, ибо от этих блюд нас буквально пробило на слёзы. Единственным спасением было холодное китайское пиво (его они, к слову, делают очень слабым — почти все виды, которые нам попадались в поездке, содержали не более 2% алкоголя).

Вот этим мы обострились по полной

Так продолжалось около получаса, после чего мы заметили, что пропал Ваня. Его не было ни где-либо в заведении, ни на улице, куда он мог бы выйти покурить. Как оказалось через пять минут, когда Витя догадался достать планшет и проверить Вконтакте, Ваня ушёл в соседнее заведение, где он поедал лапшу. Вот из-за таких эпизодов у нас и появился «внутряк» про Ваню и еду.

Ближе к четырём ночи мы вернулись в отель, до подъёма оставалось полтора часа — рано утром нужно было выдвигаться на вокзал.

День 2 (22/09), Ухань

Дорога до Ухани, несмотря на длину в более чем тысячу километров, заняла 5,5 часов — средняя скорость нашего поезда составляла 200 км/ч (грубо говоря, как у «Сапсана»), но, как оказалось, это по меркам китайских железных дорог далеко не самые высокие скорости.

Ухань встретил нас 30-градусной жарой и настоящим азиатским колоритом — клуб и отель, которые находились практически в одном здании, были расположены в аутентичных трущобах с многоэтажками. Первые этажи кишели всевозможными ресторанами, а прилавки вдоль тротуаров были завалены экзотичными (для европейского человека) закусками.

Это был первый полноценный день с привычным расписанием «ранний подъём, поезд\самолёт, заселение в отель, обед, саундчек, концерт, обратно в отель», в котором мы провели почти все последующие дни.

В целом, все основные отличия Уханя от других городов сводились к клубу. Во-первых, в культовом андеграундном VOX Livehouse оказался лучший свет за весь тур. Во-вторых, прямо там жил кот по имени Сяован (что переводится как «Маленький царь»). В-третьих, нас встретила достаточно необычная публика, с которой нам довелось поближе познакомиться уже после выступления (включая, к примеру, Мухаммеда, уроженца Лондона с пакистанскими корнями, который уже много лет работает в Ухане учителем английского).

На сон в этот день оставалась пара часов, ибо в четыре утра уже нужно было выдвигаться в аэропорт.

День 3 (23/09), Чэнду

От Уханя до Чэнду — примерно столько же, сколько от Пекина до Уханя, однако из-за неудобного расписания поездов мы добираемся до столицы провинции Сычуань по воздуху.

Благодаря своему расположению в глубине страны, климат там куда более умеренный. Визуально Чэнду заметно отличался от Пекина и Уханя, так как здесь было в разы больше возвышающихся высоко над землёй эстакад и зелени.

В клубе Little Bar Space (который, на самом деле, по размерам далеко не Little) тоже жил питомец — пёс по имени Пьенпьен (что переводится как «Дерьмо»). На контрасте с Маленьким царём сложилось впечатление, что собак в Китае любят значительно меньше, нежели кошек.

Много еды для обычного человека — лёгкая закуска для Вани

После концерта мы отправились отсыпать остающиеся до подъёма три часа, так как предстоял очередной ранний вылет.

День 4 (24/09), Гуанчжоу

В китайских аэропортах при прохождении контроля на внутренний рейс мы заметили особенность — ручная кладь и карманы тщательно осматриваются на предмет зажигалок (которые иногда можно проносить в салон даже при международных перелётах). Как оказалось, китайцы часто игнорируют запрет на курение в общественных местах, поэтому запах сигарет на вокзалах и в аэропортах — дело вполне обыденное. Несмотря же на тщательный осмотр, кто-то умудряется перехитрить систему, ибо в самолёте до Гуанчжоу мы в какой-то момент унюхали сигаретный дым.

Радости от выхода на улицу через пару часов было мало — в Гуанчжоу стояла жуткая жара с невероятной влажностью воздуха. Впрочем, сам город находится в тропиках, потому удивительного в такой погоде мало. Зато Гуанчжоу был гораздо зеленее Чэнду.

Там же и произошло первое знакомство с южно-китайской (в частности, кантонской) кухней. Если вкратце, то на севере страны вся пища — просто острая, а на юге — сладкая и острая. Но для нас с гастрономической точки зрения разница была не столь большая, так как острота перебивала все остальные ощущения.

После саундчека мы успели забежать в отель, чтобы переодеться и перевести дух. И в этот момент раздался сигнал тревоги с улицы. Первая мысль — тайфун, так как для этих мест это явление весьма обыденное. Попытались загуглить (Google там, кстати, как и многие международные соцсети — под запретом, потому для доступа к ним приходится пользоваться очень тормозным VPN’ом), но не нашли подтверждения своей теории.

Однако прочитали, что тайфун должен ударить по восточному Китаю через несколько дней, когда мы по плану должны направиться из Сямыня в Ханчжоу. С одной стороны, конечно, дело для китайских прибрежных районов достаточно обыденное, но то, что наш тур-менеджер узнала о тайфуне именно от нас — несколько насторожило.

Впрочем, впереди ещё было более трёх суток, да и тайфун должен был сначала пройти Тайвань и ослабнуть, что оставляло надежду на лучшее. Нам же предстояло отыграть четвёртый концерт подряд на фоне радикального недосыпа. К этому моменту мне удалось поспать 10 часов в сумме ещё с Москвы, что давало о себе знать.

Но на полуторачасовое выступление откуда-то неведомым образом берутся силы, и потому концерт в Гуанчжоу прошёл отлично. А мы же этим вечером впервые смогли по-человечески отоспаться.

День 5 (25/09), Шэньчжэнь

Дорога в Шэньчжэнь заняла всего 20 минут. Огромный мегаполис, которому нет ещё и сорока лет, побил по степени озеленения даже Гуанчжоу — виды местами больше напоминали джунгли, нежели город.

Фиби селила нас относительно рядом с клубами в каждом городе, чтобы можно было добраться до них пешком. Шэньчжэнь не стал исключением, однако из-за непривычной жары на саундчек в клуб B10 мы пришли уже полностью мокрыми.

Но удача начала нам улыбаться — в клубе было адекватное кондиционирование, а посередине зала стояла сетка для игры в бадминтон, которую на тот момент ещё не успели убрать. И пока Никита отстраивал вместе с Ваней барабаны, мы успели вдоволь опробовать этот элитный вид спорта.

День 6 и 7 (26-27/09), Сямынь

Рано утром мы отправились в Сямынь. Поезд шёл часов шесть, но благо в этот день мы никуда не спешили — в понедельники концерты почти никто не устраивает, и потому у нас был первый выходной день.

Но тайфун уже начинал постепенно вносить коррективы в маршрут: южный вокзал, на который должен был по плану прибыть наш поезд, закрыли, поэтому до самого города мы добирались с северного вокзала, что заняло ещё час.

Мы заселились в отель, ребята решили отдохнуть, а мы с Ваней отправились в город, чтобы встретиться с моим знакомым Рэнди, живущим в Сямыне уже лет 15. До этого он был финансистом из Нью-Йорка, но после событий 11 сентября решил радикально изменить жизнь: перебрался за океан и начал педагогическую практику. Также Рэнди — крутой музыкант со степенью в истории средневековой музыки. И после недолгой прогулки по местным барам мы решили заехать за парнями и инструментами, чтобы отправиться в заведение друзей Рэнди да поимпровизировать с местными музыкантами. Так завершился первый день в Сямыне.

Одна из самых интересных вещей в таком формате поездок — шанс действительно узнать людей другой культуры и особенности менталитета, ибо тесная работа с иностранцами даёт куда больше возможностей в этом ключе, нежели обычная туристическая поездка.

На второй день в городе мы отправились завтракать вместе с Рэнди, который хотел отвести нас в музыкальные магазины для пополнения запасов струн и прочих быстро улетучивающихся материалов. Темой для разговора стал, собственно, тайфун: наш поезд до Ханчжоу отменили, а альтернативных планов пока не было.

Тут Рэнди поведал нам об особенности, которую он выявил за годы жизни в КНР — многие китайцы полностью теряются при отклонениях от планов, предпочитая в форс-мажорных обстоятельствах мириться с ситуацией, нежели пытаться найти альтернативные решения.

Мы, взяв на вооружение эту информацию, стали агитировать Фиби опробовать вариант с минивэном. После небольшого мозгового штурма план был сгенерирован — сразу после концерта мы грузимся в машину и едем до Фучжоу, откуда поезда ещё на тот момент ходили. Фиби отправилась на вокзал менять билеты, а мы же выдвинулись с Рэнди в центр города, где оставалось ещё множество следов прошедшего за полторы недели до этого тайфуна «Меранти».

За то время, что у нас оставалось до чека, мы успели посетить пару музыкальных магазинов. В одном из них оказался спрятан огромный концертный зал, где должен был вскоре выступать российский певец Витас. Ваня с Витей купили себе пару местных духовых инструментов, а мы же пополнили запас струн и медиаторов, попутно поиграв на том, что попадалось под руку. И как только мы собрались возвращаться, начался интенсивный ливень. Тайфун «Мэги» добрался до Китая.

После концерта мы в спешке собрали всё оборудование и сразу побежали грузиться в подъехавший минивэн. Пока горе-водитель, пару раз уронивший чемодан и чехол с тарелками в лужу, утрамбовывал багаж, мы на бегу успели умять торт, который нам подарили местные фанаты. Нас ждала ночь без сна и гонка со стихией, набирающей обороты.

День 8 (28/09), где-то в провинции Фуцзянь

Мы стартовали где-то ближе к 11 часам вечера и следующие три часа мчали по превращающимся в реки дорогам. В машине не работал кондиционер, окна же было не открыть из-за ливня, бьющего под углом, поэтому внутри было очень душно (и поспать никак не удавалось). В районе двух часов ночи мы остановились. Оказалось, что вплоть до пяти утра основная дорога была открыта только для легкового транспорта, поэтому нас развернули на стоянку к большегрузам.

Следующие часа три мы нам предстояло провести за забитым сильно пахнущей рыбой грузовиком, что только усиливало коллективное чувство безысходности. Именно в этот момент я и начал набрасывать первые заметки для этого рассказа, пытаясь хоть как-то абстрагироваться от происходящего.

Но самые неприятные три часа в туре подошли к концу, ибо проезд для больших машин, наконец, открыли, и мы двинулись дальше. Фучжоу был уже рядом, но гонку со стихией мы проиграли. Вся мощь тайфуна уже успела обрушиться на город, поэтому до вокзала мы добирались под стенами падающей с неба воды.

Как и следовало ожидать, время отправления поезда сначала несколько раз перенесли, а спустя пару часов и вовсе отменили. Пытаясь придумать новый альтернативный план побега, мы решили скооперироваться с одним китайцем, который также двигался в сторону Ханчжоу и Шанхая, сняв вместе другой минивэн. Риски возрастали с каждой минутой, ибо власти могли в любой момент перекрыть и шоссе. Но этим вечером нам нужно было отыграть концерт в Ханчжоу, а значит нужно было испробовать всё возможное.

Проехав половину пути до Вэньчжоу (следующего крупного города), мы застряли в пробке вдалеке от цивилизации. Часы шли, шансы успеть на концерт падали, а после их и вовсе не осталось. Дальше мы рассчитывали варианты до конца дня добраться до Шанхая, но и этому плану не было суждено свершиться — в нескольких километрах впереди сошёл оползень. И страшнее всего то, что с каждой минутой возрастали риски быть съеденными Ваней.

Когда уже стемнело, мы смогли договориться с большегрузами, чтобы нам дали возможность выехать с левой полосы (этот участок шоссе был двухполосным) на обочину. Чуть впереди находился разворот, уходящий под само шоссе (и потому практически полностью затопленный), но мы умудрились его преодолеть и вернулись на несколько километров назад, в небольшой город Фудин.

В самом Фудине нас ждала несколько постапокалиптическая картина: полупустые улицы с разломанными кусками асфальта, покосившиеся или полностью отвалившиеся прилавки, сорванные баннеры. Впрочем, мы достаточно быстро умудрились вселиться в отель и, после столь необходимого душа, направились на поиски еды.

Саша на фоне непонятной надписи, вокзал города Фудин

Почти сразу нашлось небольшое кафе с весьма неплохими бургерами (хотя мы, наверное, были бы рады и даже плохим, так как не ели толком с предыдущего вечера), а хозяева заведения упрашивали Сашу и Витю сфотографироваться — по всей видимости, светловолосые люди в этих краях бывают невероятно редко.

Так самый адский день тура подошёл к концу, а мы же надеялись, что сможем на следующее утро покинуть Фудин.

День 9 (29/09), Шанхай

Наш последний день в Китае начался на вокзале Фудина. Мы провели на нём в ожидании томительные полтора часа: отправку несколько раз переносили, а потому до конца не было понятно, откроют ли железную дорогу. К счастью, мы всё же сели на поезд.

По плану мы должны были отыграть концерт в Шанхае, после чего сразу направиться в аэропорт — в 2 часа ночи вылетал наш рейс во Владивосток, потому никакого заселения в отель в этот раз не было. С поезда мы сразу же направились в клуб, потому как времени до саундчека оставалось всего ничего.

Саша на улице Тайкан Лу, Шанхай

После отстройки у нас оставался от силы час, чтобы перекусить и пробежаться по кварталу, чем мы и воспользовались. Всё это время дождь продолжал лить, поэтому оставалось опасение, что наш рейс могут задержать или отменить. Но этого не произошло. Мы же отыграли последний китайский концерт тура и выдвинулись в сторону аэропорта.

День 10 (30/09), Владивосток

В аэропорту нас ждал очередной виток приключений. Билеты, которые нам забронировали китайские организаторы, оказались без багажа. Более того, сотрудники одной отечественной авиакомпании отказались считать инструменты ручной кладью, не воспринимая какие-либо аргументы. Гитару Эльдара можно было спокойно сдавать, так как она была в твёрдом кейсе, остальные же инструменты обладали меньшей степенью защиты. Пока мы «объединяли» единицы багажа лентой, регистрация почти закончилась.

Пришлось проявить чудеса находчивости, чтобы получить заветные наклейки для ручной клади, которые мы с Сашей нацепили на скрипку и на бас. Далее предстоял контроль, на котором также не было никого из пассажиров. Мы едва успели на самолёт, я с трудом отыскал место в багажной полке для своего инструмента, а Саша попросил одного из стюардов поставить бас в более-менее безопасное место. Стюард же, как оказалось, нас знал и слышал про грядущий концерт во Владивостоке, что нас весьма удивило.

Через три часа самолёт приземлился в аэропорту Владивостока. Родина встретила нас более привычной погодой — вместо китайских +30°C на табло высвечивалась уже вполне сентябрьская температура +3°C.

Спустя час мы оказались рядом с хостелом, где по плану собирались немного поспать, но перед этим нас отвели в столовую неподалёку. Обычная еда была в радость, несмотря на то, что успела заметно остыть, а персонал заведения обхамил нас так, что мы невольно подумали о машине времени, которая закинула нас на двадцать лет в прошлое.

Последующей пары часов сна вполне хватило для восстановления сил, и мы втроём с Ваней и Витей решили посмотреть на центр города, пока ещё оставалось время до саундчека. Из обидного — на Золотой мост, как оказалось, не пускали пешеходов. Как же так, владивостокцы?

Впрочем, так как мероприятия во Владивостоке начинаются достаточно поздно (наш выход на сцену был вовсе запланирован уже после полуночи), совсем немного времени на прогулку по городу у нас осталось и после саундчека.

Около трёх ночи мероприятие завершилось, и мы постепенно начали собираться. Тур завершился, а нас впереди ждал восьмичасовой перелёт домой.

Если же пытаться вывести общие впечатления от всей поездки, то в первую очередь на ум приходит не острота пищи или степень недосыпа, а всё же теплота, с которой нас принимал китайский слушатель. Его самое яркое отличие от российской или европейской аудитории, наверное, в отсутствии «избалованности».

То, что уже давно приелось искушённому слушателю, в Китае слушатели для себя только ещё открывают, и потому они гораздо охотнее ходят на концерты и не стесняются выражать свою радость по поводу происходящего на сцене. А ещё в Китае активно покупают CD-диски, что практически перестали делать в других местах.

Но если же говорить об успешности тура, то здесь особенности той или иной сцены отходят на второй план. Для определения успеха одни группы берут количество городов и общий километраж пути, другие складывают проданный мерч и вместимость площадок, кто-то считает галлоны выпитого алкоголя и уморительные истории.

wefie по-шанхайски

Но суть в том, что при любом раскладе, вне зависимости от километража и литража, ты выходишь на сцену и отдаёшь себя без остатка любимому занятию, получая несоизмеримо большее в ответ. И какая бы публика не встречала, будь то в Москве, Брянске, Париже, Будапеште или Шанхае, важным во всей этой деятельности всегда остаётся одно — оставаться честным как с собой, так и со своим слушателем. Так и работает магия.

И жили мы потом долго и счастливо,
Специально для TJ
Ник К.

#мнения #китай #музыка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]