[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 39, "likes": 34, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section": "default" }
6 877

Стирка через интернет

Сразу несколько компаний поверили, что в Москве есть спрос на удалённую стирку одежды и белья. Возможно, вместе у них и получится создать новый рынок.

Поделиться

В избранное

В избранном

Квитанция об оплате стирки. Фото Qlean

Исторически подход к стирке в России кардинально отличался от привычек в других странах. На Западе дорогая жилплощадь: занимать несколько квадратных метров стиральной машинкой и вешалкой для сушки одежды нерационально. В Таиланде, например, относительно дорогие вода и электричество. В Европе можно часто встретить частные прачечные или автоматы для стирки на улицах, а по голливудским фильмам известно, как студенты привыкли использовать прачечные в общежитиях.

В России жильё относительно недорогое, и стиральная машинка является одним из неотъемлемых элементов обихода, с которых начинается семейная жизнь. Однако в Москве с её дорогими квадратными метрами и напряжённым ритмом жизни ситуация несколько отличается. Сразу несколько компаний поверили в то, что москвичи хотят заказывать через приложение (или сайт в интернете) не только химчистку, но и услуги стирки и глажки вещей.

С 2015 года на рынке работает сервис Dry Harder: его создатели концентрируются на услугах химчистки и в отдельную услугу стирки пока верят не очень. WashDrop запустился в 2016 году как химчистка и с мая 2017 года начал тестировать отдельную услугу стирки. Qlean известен как сервис заказа уборки дома, но весной стал незаметно тестировать в Москве отдельную услугу «Qlean.Стирка»: у неё пока нет сайта, но её можно заказать через приложения на Android и iOS в определённых районах столицы.

Цены и набор услуг сильно различаются. Например, Qlean концентрируется на стирке по подписке, а химчистку предоставляет как дополнительную услугу. Dry Harder сфокусирован на химчистке и тоже предлагает подписываться на свои «бизнес-тарифы», нацеленные на «белых воротничков». WashDrop тестирует необычную услугу, измеряя объём вещей для стирки пакетами, а не килограммами или штуками.

TJ поговорил с представителями трёх сервисов о том, как устроен рынок сейчас и почему они верят в стирку через интернет.

Qlean, Злата Николаева: «Идеальный план — чтобы клиенты выбросили или продали стиральные машины»

В марте мы две недели тестировали сервис на сотрудниках Qlean и наших друзьях. Первые «боевые» клиенты были на выходных 15-16 апреля. На данный момент сделано уже около 100 заказов, некоторые из них — повторные.

Сейчас сервис тестируется на севере Москвы между «Белорусской», «Соколом», «Динамо», «Тимирязевской», «Савёловской», «Петровско-Разумовской», «Полежаевской» и «Беговой».

Район выбран исходя из плотности распределения клиентов Qlean — у нас их там особенно много. Партнёрская прачечная находится в другом месте, и в ближайшее время по нашим прогнозам расширение в другие районы нам не понадобится.

У нас свои стандарты оценки партнёров, среди которых качество — одно из самых важных. Кроме того, мы «на себе» тестировали каждого потенциального партнёра. В дальнейшем будем расширяться для эффективной утилизации курьеров по этим же стандартам оценки, а свои прачечные открывать не планируем.

Наш идеальный план — стать аутсорсером всей бытовой рутины, а не только уборки и стирки, и чтобы наши клиенты выбросили или продали не только швабры, но и стиральные машины.

Как происходит процесс стирки мы развёрнуто вряд ли ответим, можем уточнить у партнёра. А так — в помещении специальные стиральные машины, гладильные станки для белья и для рубашек.

Есть три тарифа. Тариф «800 рублей» — это 4 килограмма белья и четыре рубашки: в субботу курьер забирает вещи, а в воскресенье возвращает. Тарифы за 3,5 тысячи рублей (20 килограмм белья) и 4,5 тысячи рублей (15 килограмм белья плюс рубашки) — это покупка соответствующего объёма, после оплаты мы приезжаем каждые выходные в ближайшие четыре недели. Если пакет исчерпан, клиент может доплатить 200 рублей за каждый дополнительный килограмм или рубашку.

К разовым клиентам мы приезжаем с нашим специальным мешком, а у подписчиков мешок оставляем, чтоб у них была возможность заполнить его в течение недели. Возвращаем одежду в специальной сумке, а рубашки в чехлах и на вешалках. Все вещи в полиэтилене.

В идеале в будущем мы хотим, чтобы пакеты с грязным бельём забирал наш клинер во время уборки, а возвращал курьер.

Химчистка — это отдельная услуга того же партнёра, воспользоваться которой можно, только заказав какой-либо предложенный пакет: разовый или подписочный.

Мы видим, что спрос на услугу есть, и клиенты начинают возвращаться. Планируем летом протестировать другие районы Москвы, решить ряд вопросов с логистикой и ценообразованием, а к осени подводить какие-то итоги.

В России аналогов с прозрачной системой подписки нет. Есть просто химчистки с доставкой. За рубежом это Cleanly (США), Washmen (ОАЭ) и Mr. Jeff App (Испания).

Фото Qlean

WashDrop, Илья Захаров: «Мы боремся со стиральными машинками»

В мае 2016 года у нас, если выражаться языком стартаперов, был MVP (запуск первой версии с минимальной функциональностью — прим. TJ) — в компании работало два человека. Когда поняли, что всё работает и летит, в октябре запустили это в полную силу. Полноценно мы работаем семь с половиной месяцев: делаем приложения, запустили услугу «Экспресс» — в выходные часть вещей стираем за 24 часа.

Какая проблема у людей: на выходных хочется свой гардероб привести в порядок, но обычно стирка у внешних компаний занимает 48 часов. Для этого вещи надо сдать в пятницу, чтобы получить в воскресенье, или сдать в субботу, чтобы получить в понедельник. Это неудобно. Была потребность, которую нужно было закрыть.

Мы запустили пилотный проект по стирке постельного белья и рубашек. Есть две опции — два пластиковых мешка, один побольше, другой поменьше. В них можно положить столько постельного белья, сколько поместится: в маленький обычно помещается три-четыре комплекта, в большой — семь-восемь. Рубашек — в маленький две, в большой до пяти. Мы можем забрать мешок в субботу вечером и привезти следующим утром — это даже меньше 24 часов. Стоит это существенно ниже, чем у других химчисток — маленький мешок 990 рублей, большой — 1490 рублей.

Нам было важно посмотреть, будет ли это работать, поэтому в пилоте только рубашки и постельное бельё. Сейчас хотим расширить спектр стираемых вещей до всего гардероба.

Наш рынок существенно отличается от западного: там пропорции спроса на химчистку и на стирку — 50% на 50%. Там люди много стирают, но далеко не у всех есть стиральные машинки, и отдавать стирку на аутсорс — дело привычки. У нас привыкли стирать сами: по нашим расчётам, пропорция 80% на 20% или где-то 85% на 15%. Поэтому мы стали сначала работать на уже существующем рынке химчистки: её в стране довольно много. Причём этот рынок закостенелый, ещё с советским сервисом, поэтому точка роста была огромная, можно показать результат.

Теперь мы пришли к выводу, что и по стирке есть куда расти. Даже лозунг для себя определили: «Мы боремся со стиральной машинкой». Мы показываем, что стирать можно за недорого, при этом освободив себя от всей домашней рутины.

Стирать самому — нормально, но у нас есть клиенты, которые отдают нам вещи только для того, чтобы мы их погладили и сложили.

Химчистка действительно маржинальнее, чем стирка — у неё маржинальность около 80%. У стирки на самом деле примерно такая же, но чуть меньше. С точки зрения бизнеса мы не могли сразу на двух стульях усидеть: поняли, что со стиркой в России беда, и решили поработать там, где уже есть спрос, но где много чего недостаёт в плане сервиса. Например, людям нужна точная доставка с приездом курьера вовремя: у нас временной промежуток приёмки — два часа, не нужно сидеть целый день и ждать курьера. Адреса для приёмки могут отличаться: есть клиенты, которые в будни сдают вещи с работы, а забирают их на выходных дома. У нас очень короткая приёмка: мы у клиента находимся в среднем две-три минуты, а обычная приёмка занимает в среднем 15 минут из-за описи вещей. Такого рода моментов и мелочей много, а они делают сервис гораздо удобнее.

Мы смотрим не на количество заказов, а в первую очередь на возвращаемость клиентов. Retention у нас порядка 20%, то есть каждый пятый клиент заказывает услугу повторно — это неплохой результат. Сейчас наша выручка в месяц — 850-900 тысяч рублей, около 300 заказов. Это только по химчистке.

Стирку мы запустили только в мае, там около 20 заказов. Это новый продукт, и он делается больше через PR-историю. Здесь нельзя просто запустить рекламу через контекст, людям надо объяснить, что это такое и как работает.

У химчисток в стране тоже тяжёлая ситуация из-за репутации. Люди боятся, что их шубу за полмиллиона рублей увезёт какой-то мальчик-курьер. Квитанция для них не является гарантом, и российский менталитет тут накладывает свой отпечаток.

Создание рынка — работа более сложная, чем работа с существующим. Это тяжёлая ноша, за которую не каждая компания готова взяться.

Приёмщик достаёт вещи клиента из машины. Фото WashDrop

Dry Harder, Виктор Новиков: «Не думаю, что завтра с улиц пропадут химчистки»

Я в прошлом — консультант с Белой площади в Москве, где находятся все консалтинговые компании. Это всегда было болью и страданием. Ты «белый воротничок», у тебя есть своя униформа, в которой ты всегда должен быть на работе, и ты знаешь график работы всех химчисток. Приходишь, ждёшь, можно сделать это только в определённые часы — круглосуточных очень мало — всегда очередь, бесконечный просмотр вещей.

Я видел, что есть рынок, которым все пользуются, но который мне лично не был удобен.

У Dry Harder были инвесторы, я вкладывал и свои деньги: всего мы вложили 40 тысяч евро на старте. Есть большая разница между тем, своё у тебя производство или ты отдаёшь его на аутсорс. Химчистка выглядит очень лёгким бизнесом, если ты говоришь: я буду собирать вещи и развозить их по чужим химчисткам, а потом отвозить обратно. Этот вариант 40 тысяч евро инвестиций не требует, но у нас своё производство: только так можно контролировать качество.

Другой вопрос: проблема есть, но достаточно ли она большая, чтобы решать её таким объёмом инвестиций? Могу сказать каждому, кто пытается заниматься подобным: есть большая разница между раскруткой мобильного приложения и раскруткой услуги с быстрым процессом на производстве. Самое сложное — это производство. Для меня ключевой вывод в том, что когда дело доходит до производства, а не просто создания программы для App Store, уровень кропотливой работы увеличивается в разы. Здесь понятие взрывного роста характеризуется иначе.

Да, в банковской среде наш сервис стал понятен и близок. Можно ли говорить, что завтра с улиц пропадут химчистки? Я не думаю.

Был ли у нас хороший и уверенный рост? Да. Возможен ли взрывной рост, когда ты выстраиваешь производство? Я думаю, нет. Есть экономический контекст — рынок услуг: сейчас он по моему опыту не растёт. Это связано с экономикой в стране в целом: когда у тебя есть услуга, которая повышает качество жизни, но ты на неё напрямую не завязан — ты пользуешься ей только тогда, когда тебе это нужно. У меня есть коллеги, которые развивают бизнес маникюра и салонов красоты. Раньше люди делали себе маникюр каждую неделю, а теперь — каждые две, потому что экономика другая. Средний класс сокращается.

Каждый раз, когда я слышу, что рынок услуг в Москве и в России ожидает уверенный рост, я отношусь к этому очень скептически. Несколько лет назад люди говорили, что рынок химчистки в Москве — 5 миллиардов рублей. Сейчас говорят про 10 миллиардов, но я не верю, что рынок так растёт. Не думаю, что количество «белых воротничков» сейчас увеличивается: это прямо зависит от того, как себя в России ощущают банковские и корпоративные клиенты, а в ситуации, когда с рынка уходят крупные игроки, таких клиентов становится просто меньше.

Почему химчистка, а не стирка? Для стирки возможности есть, мы предоставляем эту услугу, более того, мы не делаем химчистку, когда можно сделать просто стирку. Здесь стоит задача расширения рынка путем добавления новых услуг и выхода за рамки понимания клиента как стандартного «белого воротничка».

Для меня основной сложностью было выстроить процесс на фабрике. Очень мало специалистов умеет и знает, что делать. Неожиданно это связано с тем, что в стране слабо представлено среднее техническое образование, и находить специалистов-технологов — людей, которые умеют уверенно работать с современными материалами — самая сложная задачка. Вторая сложность — привлечение клиентов, выход за рамки стандартного круга «белых воротничков».

Людей нужно обучать, объяснять им, что они не могут сами погладить свою рубашку так, как это сделаем мы, что стирать свою рубашку за 300 долларов в стиральной машине — это уменьшать срок службы рубашки в два раза.

Спрос на услугу стирки сводится к тому, решаешь ли ты проблему клиента или нет. Что для него комфортнее в выходные: потратить четыре часа на то, чтобы загрузить вещи, завесить ими балкон и потом всё это погладить или сложить их в стопку, отдать и получить через день выглаженными и сложенными? Да, когда живёшь один и ничего гладить не надо, можно закинуть вещи и развесить их за 20 минут. Но когда в семье два человека носят рубашки на работу, рубашка на день — это 10 рубашек на неделю. Даже просто погладить и развесить их уже сложно.

Мне совершенно точно кажется, что рынок стирки намного меньше, чем химчистки и глажки, и отдельно я его не воспринимаю. Я считаю, что это совмещённые услуги. У нас в России даже дома банально другие. Посмотри на Нью-Йорк: место дорогое, инфрастуктура сантехники не позволяет людям иметь свою стиралку. Считаю ли я, что в будущем рынок стирки может оказаться самостоятельным и независимым? Такая вероятность есть, но для этого должна быть другая экономика и другой стиль жизни. В момент, когда все станут намного более мобильными и загруженными, и никто не захочет таскать за собой стиралку и тратить время на стику, это станет самостоятельным бизнесом.

Рынок и формируется сейчас тем, что стирку начали предлагать как отдельную услугу. Взрывной рост появится тогда, когда соотношение цены и пользы поменяется: сейчас для многих проще стирать самим. Мне кажется, что пока соотношение спроса на химчистку и стирку — 80% на 20%. Мы не можем полагаться на субподрядчиков, как Uber, и для нас главная задача — выстраивать максимально качественный сервис. Это модель бизнеса, отличающаяся от чистого онлайна и по финансовым затратам, и по темпам роста.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против