[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Дамир Камалетдинов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 47, "likes": 92, "favorites": 18, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "44676", "is_wide": "" }
Дамир Камалетдинов
17 063

Маршалльский клуб патентных троллей

Время «патентного троллинга», похоже, подошло к концу. Для одного американского города это — плохие новости.

Поделиться

В избранное

В избранном

В конце мая Верховный суд США запретил компаниям, работающим в стране, самостоятельно выбирать, куда они могут подавать иски для рассмотрения дел по патентному праву. Теперь фирмы и предприятия страны могут обращаться только в суды того штата, где располагается производство организации-ответчика или её непосредственное руководство (штаб-квартира).

Таким образом Верховный суд закрыл лазейку в законодательстве, которая стала причиной масштабных злоупотреблений со стороны американских компаний, в основном технологического сектора, и «патентных троллей». Они зачастую выбирали местом проведения слушаний суды в восточном округе Техаса, которые выносили решения в пользу истцов. Например, только за 2015 год в небольшом городке Маршалл была рассмотрена почти четверть всех дел, связанных с патентами. А на весь восточный округ Техаса пришлось 45% исков об интеллектуальной собственности в США.

Местные судьи неохотно принимают предварительные решения, и оставляют дела на рассмотрение присяжных, которые могут даже не представлять, о какой компании идёт речь. 80% жителей региона не имеют высшего образования. Кроме того, когда в Техасе были обнаружены крупные месторождения нефти, техассцам пришлось бороться за свои земельные участки, которые разными уловками пытались заполучить энергетические компании. Совокупность этих факторов зачастую принуждала ответчиков идти на досудебные соглашения, чтобы не рисковать затратами на адвокатов или штрафами в случае проигрыша.

«Патентные тролли»

Основная масса истцов по делам о краже интеллектуальной собственности — «патентные тролли». Обычно эти компании ничего не производят, а просто массово скупают патенты, чтобы судиться с другими участниками рынка за вознаграждения или отчисления. Первые тролли появились в США между 1980-м и 1990-и годами на заре технологического бума. Тогда в Ведомстве по патентам и товарным знакам США был завал из тысяч заявок, и оно одобряло почти все из них, даже с размытыми и непонятными формулировками.

Из-за этого к 2000-м годам тролли регулярно стали находить старые и неясные патенты и подавать в суд на те или иные компании. Например, за кражу интеллектуальной собственности о «методах и системах получения информации из товарных единиц с помощью сети». Нападкам могли подвергнуться абсолютно все организации, которые даже отдалённо подпадали под действие патента.

Подобные судебные разбирательства забирали время, стоили для компаний миллиарды долларов и тормозили инновации. Только на адвокатов по таким делам в 2011 году американский бизнес потратил 29 миллиардов долларов. Существенная часть исков была рассмотрена в окружном суде техасского Маршалла одним и тем же судьёй Родни Гилстрапом (Rodney Gilstrap).

Эффективный судья

59-летний мужчина, переехавший в город из Далласа, более тридцати лет работал местным адвокатом, пока в 2011 году не перешёл на работу в местный суд, находящийся через дорогу от его предыдущего офиса. За несколько лет Гилстрап стал одним из самых влиятельных судей в США. Из 5819 исков по нарушению патентов, поданных в США за 2015 год, он вынес решения по 1686. Это больше 25% всех дел в стране и в два раза больше результатов предыдущего судьи-рекордсмена.

Гилстрап рассматривал и очень крупные и резонансные дела. Например, он вынес решение, по которому Apple проиграла в суде патентному троллю Smartflash и должна была заплатить 533 миллиона за нарушение трёх технологий компании. Юристы Apple до сих пор ждут рассмотрения апелляции по этому иску. В 2010 году в другом окружном суде Техаса компанию из Купертино признали виновной в нарушении патентов и обязали выплатить 208,5 миллионов долларов. В 2012 году в этом же регионе Apple проиграла ещё одно дело и выплатила оппоненту 368 миллионов долларов.

Окружной суд в Маршалле, штат Техас. Фото jqpubliq/Flickr

Также Гилстрап был судьёй по делу онлайн-ритейлера Newegg, который наиболее известен борьбой с патентными троллями. В результате судебного процесса с компанией TQP Development, Newegg проиграла и оказалась должна заплатить своему оппоненту 2,3 миллиона долларов. Позже это решение отменили в другом суде.

«На благо общества»

Подобная юридическая активность очень положительно сказывается на жителях Маршалла: в городе постоянно тратят деньги юристы, приезжающие целыми командами, а Samsung открыла зимний ледовый каток, чтобы сохранить репутацию после десятков проигрышных дел в этом регионе. Компания предоставляет стипендии на обучение для старшеклассников Маршалла и помогает местным школам с оборудованием.

По словам адвокатов, работающих в городе, там постоянно находится от шести до десяти команд юристов, вокруг которых существует целая обслуживающая индустрия. Благодаря постоянному притоку юристов, в городе открылось несколько кейтеринг-предприятий общественного питания. Многие жители стали подрабатывать курьерами.

Местные адвокаты натаскались и превратились в настоящих экспертов по делам об интеллектуальной собственности и пользуются большим спросом как со стороны истцов, так и со стороны ответчиков.

Несмотря на то, что для подачи иска компании необязательно находиться в Маршалле, неиспользуемые офисы арендуют просто «на всякий случай», чтобы избежать переноса дел в другое место. Из-за нехватки места в городе появляются и новые бизнес-центры, в которых никто не будет работать.

Зимний ледовый каток от Samsung. Фото ArsTechnica

Особенность восточного округа используют и в его рекламе для бизнеса. Например, консорциум из местных компаний Tyler4Tech в качестве одного из основных преимуществ для нахождения стартапа в городе Тайлер (неподалёку от Маршалла) называет «дружелюбность к интеллектуальной собственности».

Насладитесь настоящим южным гостеприимством, где все — свои.

с сайта Tyler4Tech.com

Как родились «судебные адские дыры»

Восточный Техас не всегда был магнитом для патентных дел. До 1990-х годов в округе почти не было судов.

Всё началось с технологической компании Texas Instruments, которая была на грани банкротства и превратила свой патентный портфель в источник постоянного дохода. Так, в 1992 году она подала иск к Micron Technology за нарушение патентов. Изначально дело должны были рассматривать в родном городе TI — Далласе, но местные суды были перегружены делами о наркотиках, которые имели более высокий приоритет в очереди. Поэтому компания искала возможность ускорить процесс и обратилась в соседний Маршалл, суды которого простаивали большую часть времени. Когда суд встал на сторону Texas Instruments, компания продолжила подавать новые иски в Маршалл уже на постоянной основе.

Всего 10% дел в Маршалле связаны с криминалом. В городе нет даже тюрьмы.

В 1999 году Ти Джон Уорд (T. John Ward) вступил в должность окружного судьи Маршалла. На него обрушились десятки дел по патентам. Перед самым первым заседанием судья часами готовился, рассматривая разные точки зрения и термины в споре между компаниями, только чтобы истец и ответчик быстро пришли к соглашению в зале суда. Однако оказалось, что стороны даже не обсуждали такой вариант. Тогда Уорд стал искать способы более эффективно работать с делами по нарушению патентов.

Районный суд Маршалла. Фото WikiMedia

До работы в суде он был адвокатом в одном из дел Texas Instruments, его коллеги из Сан-Франциско тогда пожаловались, что в Техасе нет тех же правил в отношении патентных дел, какие есть в Калифорнии. Поэтому Уорд решил взять за основу калифорнийский опыт, и адаптировал его для своего суда. Он надеялся, что таким образом патентные дела станут рассматриваться быстрее, что позволит разгрузить окружной суд Маршалла.

На самом деле коррективы оказали противоположный эффект. Новые правила предписывали подавать документы по определённому графику, ограничивали количество страниц иска, а прения сторон были ограничены таймером. В загруженных судах Калифорнии это позволяло «избавиться от воды», но пустые суды Маршалла стали рассматривать эти дела меньше, чем за два года. За это городу даже дали прозвище «реактивное постановление». Маршалл стал ещё более привлекательным для патентных троллей, чем был раньше.

Вскоре суды всего округа, загруженные заявками о патентах, перешли на новые правила, чтобы увеличить свою эффективность. К 2011 году восточный округ Техаса по количеству таких дел конкурировал только со штатом Делавэр, а к 2016 году конкуренции уже не было.

Однако дело было уже не в скорости рассмотрения дел. Гилстрап, который пришёл на смену Уорду, принял свои собственные правила для рассмотрения исков по патентам. У ответчиков стало ещё меньше шансов остаться невиновными, а истцам новый регламент, наоборот, помогал. Например, защищающаяся сторона может запросить предварительное решение только после ответа на иск (по статистике, предварительные досудебные решения более благоприятны для ответчиков). Совокупность этих правил привела к тому, что почти все исковые заявления доходили до рассмотрения в судах (что более благоприятно для истцов). После этого ответчикам зачастую предлагали сделку: заплатить сто тысяч долларов и не доводить дело до суда.

Я стараюсь, чтобы обе стороны получили справедливое судебное разбирательство. Для меня в деле нет клиентов, только правила, которые применяются одинаково справедливо ко всем. Это то, к чему я стремлюсь.

Родни Гилстрап, окружной судья Маршалла

Конец игры

С ростом количества дел, когда патентные тролли выбирали удобный им суд и даже судью, росло и недовольство со стороны политиков, юристов и правозащитных организаций, таких как Фонд электронных рубежей (EFF, Electronic Frontier Foundation). Последней каплей стал иск против производителя водяных ароматизаторов TC Heartland, юристы которого подали заявку в Апелляционный суд США по федеральному округу и попросили уточнить, почему компания KraftFoods может подать на них в суд в штате Делавэр, несмотря на то что Heartland находится в Индиане и имеет там производство. Получив отказ в апелляции, компания попросила Верховный суд США пересмотреть закон, по которому истцы могут выбирать любые суды. 13 октября EFF поддержала TC Heartland и обратилась в Верховный суд с просьбой разобраться в сложившейся ситуации.

Примерно в это же время ситуация с окружными судами в Техасе начала двигаться в противоположную сторону. Когда eDekka – один из самых активных патентных троллей — подал очередной иск, и тот попал к Гилстрапу, судья впервые постановил, что ответчик не нарушал законов, и предписал истцам компенсировать судебные издержки оппонента.

К концу 2016 года, согласно наблюдениям одного из местных адвокатов, из 10 дел по патентам только половина заканчивалась победой троллей, а остальные — поражением. Ранее истцы выигрывали в 80% случаев.

Что изменилось

22 мая Верховный суд США постановил, что компании больше не могут выбирать удобные им суды в любой части страны. Теперь истцы должны обращаться в суды штатов, где находится производство компании-ответчика или её руководящий состав. Например, в случае с Apple это будет Калифорния. А большинство исков теперь будут подаваться в Делавэр, где находится больше всего компаний в США из-за различных налоговых послаблений.

Решение Верховного суда обеспокоило предпринимателей в Маршалле. По мнению владелицы одного из ресторанов, это «серьёзно повлияет» на её бизнес, но «не убьёт его».

Юристы, работающие в городе, беспокойства не проявили. По мнению одного из них, решение суда «не так уж сильно» повлияет на привлекательность техасского города для разрешения патентных тяжб, потому что адвокаты уже ищут способы обойти запрет.

Автор благодарит Анатолия Чиквина за помощь в подготовке материала.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против