[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 29, "likes": 63, "favorites": 36, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "44849" }
Никита Лихачёв
13 290

Отец гаджет-журналистики о затишье в мире технологий

Известнейший американский обозреватель рынка потребительской электроники о настоящем и будущем IT.

Поделиться

В избранное

В избранном

Уолт Моссберг

Уолт Моссберг — пожалуй, самый знаменитый американский журналист в области технологий. В 1991 году он фактически основал жанр обзоров персональных электронных устройств, когда рынок только-только вставал на ноги: его первый текст начинался со слов «Персональные компьютеры очень сложны в использовании, но это не ваша вина».

Моссберг был наиболее известен как журналист The Wall Street Journal. Его колонка про персональные компьютеры переросла в отдельную рубрику, а затем интернет-издание All Things D с собственной одноимённой конференцией. На ней техножурналист вместе с коллегой Карой Свишер брал интервью у Джобса, Гейтса и других известных лидеров IT. Уйдя из All Things D, Свишер и Моссберг основали издание Recode. Когда Recode присоединили к The Verge в 2015 году, Моссберг занялся написанием еженедельных аналитических колонок.

В конце мая 2017 года на The Verge вышла последняя колонка Моссберга о том, как компьютер исчезает — в переносном смысле. Технологии становятся незаметными для глаза, облачными или слишком привычными, чтобы о них задумываться, хотя пока в IT-индустрии наблюдается затишье. В июне 70-летний Моссберг уйдёт на пенсию, но он оптимистично настроен насчёт ближайшего будущего технологий.

Компьютеры станут мощнее чем когда-либо, но они просто встроятся в ваше ежедневное окружение, Обогреватели, которые стоят у вас дома, могут быть «умными», знать, сколько людей в комнате, и настраивать в зависимости от этого температуру. Очки дополненной реальности будут выглядеть как обычные очки, а не как огромные окуляры.

Вместо того, чтобы доставать смартфон или компьютер, вы сможете просто входить в комнату — или выходить на улицу — и делать что-то с окружением без нужды доставать что-то из кармана.

Я думаю, в следующие 10-20 лет произойдёт много интересного. Наберётся критическая масса изменений. Мы сейчас находимся в таком забавном затишье, когда всё творится в лабораториях, и все компании тратят огромные деньги, чтобы добиться результата. Мы увидим результаты через два-три года, а потом в течение десятилетия изменения начнут ускоряться.

Уолт Моссберг, техножурналист

В подкасте «Ctrl+Walt+Delete» Моссберг и главный редактор The Verge Нилай Патель еженедельно обсуждали тренды IT, а также подробнее разбирали темы колонок Моссберга: журналист в том числе делился инсайдами и своими прогнозами о будущем рынка. 25 мая у подкаста вышел предпоследний выпуск (последний будет записан сразу после WWDC), где журналист поделился своими взглядами на положение крупнейших IT-компаний и то, насколько они готовы выйти из затишья.

Apple

Это, вероятно, самая большая IT-компания в терминах выручки и рыночной стоимости. Они были ответственны за «ослепительные инновации» в последние 15 лет — в том плане, что другие компании привыкли следовать за ними.

Им так и не удалось создать новую категорию продуктов с тех пор, как Стив Джобс стал слишком болен, чтобы управлять компанией, а началось это за год до его смерти в 2011 году. Тим Кук — умный парень, он достигает впечатляющих финансовых результатов, но если говорить про доминирование на рынках и изменение мира новыми продуктами — этого ещё не произошло в Apple под его управлением.

Apple Watch были самым большим примером новой категории продуктов. Не могу назвать это провалом, потому что в мире «умных часов» они доминируют. Проблема в том, что эта вселенная, в которой они доминируют, незначительно мала, и мир они не изменили. Apple Pay — когда это работает, это магия и замечательно, но это пока не широко распространённый способ оплаты.

Apple работает ещё в трёх крупных сегментах: дополненная реальность, автомобили и здоровье, но мы почти ничего об этом не знаем. Недавно мы узнали, что, по слухам, Apple работает над производством незаметных трекеров уровня сахара в крови для диагностирования диабета на ранних стадиях. Я не упоминал это раньше, но я говорил об этом с Джобсом, когда он сам был уже в плохой форме: он говорил, что выделил небольшую группу людей работать над этим проектом.

Но Стива Джобса больше нет. Это не значит, что никто в мире не может больше делать великие вещи, но нужен кто-то, у кого есть настоящее чувство продукта и умение быть редактором. Джони Айв — великий дизайнер, создавший одни из самых важных продуктов нашего времени, но и ему нужен был редактор, которого звали Стив Джобс. Как журналисты, мы знаем, что хороший писатель становится лучше, если к нему приставить хорошего редактора.

Другая проблема — в искусственном интеллекте. Я не эксперт, но знаю, что обладание большим объёмом данных о людях нелишне. Apple занимает особую позицию в том, что касается защиты приватности своих пользователей. Не знаю, получится ли у них так же хорошо натренировывать свои алгоритмы, как у Google и Facebook.

Facebook

У них 2 миллиарда пользователей. Инстаграм, WhatsApp — у них тоже огромное число пользователей. У многих пользователей на Земле очень плохой интернет или вообще нет к нему доступа, но им тоже хочется прикоснуться к этим сервисам. Это одна из причин, по которой Марк Цукерберг, когда не доит коров или не ездит на ужины с людьми по всей стране и не говорит «Я не иду в президенты», занимается проведением интернета в бедные районы мира.

Не знаю, где у Facebook потолок инноваций, но мне кажется что они просто засирают своё мобильное приложение фишками, которые они по большей части взяли у Snapchat. Но вот за чем в Facebook действительно стоит наблюдать, так это за Building 8 — hardware-подразделением под руководством выходца из DARPA Регины Дуган. Я думаю, что она очень умная, и она будет заниматься «железом» в Facebook, хотя Facebook — компания не про «железо». Да, они пытались выпустить смартфон, но они не делали его сами. Дуган уже занималась проектом модульного смартфона, у неё есть опыт.

Проблема Facebook в том, что её не любят. Людям тяжело доверять свои данные сервису, который они ненавидят. Я думаю, Цукерберг устраивает это своё роудшоу, чтобы поменять отношение к компании.

Microsoft

Если посмотреть на историю, последние годы Microsoft проявлял себя на рынке как невероятно важный игрок. Я думаю, Сатью Наделлу всё ещё можно считать новым гендиректором, но он стабилизировал положение компании, но лишь до некоторого уровня.

Я понимаю, если они скажут: «ОК, мы понимаем, что мы не можем вечно жить на Windows и Office». Windows всё еще доминирует на ПК, но продажи ПК давно падают, и хотя в последнее время они стабилизировались, существенного роста здесь нет. Хорошо, что в последнее время Windows часто идёт бесплатно в комплекте с компьютером, но обновления на другие версии стоят дорого.

На Office долго не протянешь. Когда я прошу кого-то почитать мои тексты, я кидаю их в Google Docs. Microsoft стремится в сторону Google Docs, но мы ведь об этом не задумываемся. Это проблема Office. В каких-то компаниях можно обязать сотрудников использовать только Word, Excel и Powerpoint, но компании из сферы быстро изменяющейся экономики используют такие продукты, как Google Apps и Slack.

Сатья сказал: мы сделаем крутые программы, которые создадут имидж хорошего, праведного, любимого Microsoft — их, честно говоря, тоже никогда не любили — на других платформах. Если сейчас зайти в App Store или Google Play, можно найти миллиарды приложений Microsoft.

Чего я не понимаю в Microsoft, так это серию их устройств Surface. Не в том смысле, что для меня это отстой — это продукты высокого качества, в них вложено много страсти, последний настольный компьютер Surface действительно захватывающий. Но если мне не изменяет память, продажи Surface растут всего на 25% год к году, а ведь это изначально был маленький бизнес — непонятно, зачем они вообще этим занимаются, неясно, как это укладывается внутри остального Microsoft.

Думаю, Microsoft сыграет свою роль в будущем мире незаметных компьютеров. Собственно, термин «ambient computing» я впервые услышал от сотрудника исследовательской лаборатории в Microsoft, который предсказывал, что вскоре сами комнаты в домах станут компьютерами.

Но Microsoft просто проспали мобильную эру — потерянное десятилетие при Стиве Баллмере. Теперь они вкладывают всё до последнего цента, чтобы не проспать следующий большой сдвиг: например, у них есть Hololens, устройство для смешанной реальности. Но как это всё вместе укладывается в рамках одной компании, для меня неведомо.

Google

Google едет на всех парах. В прошлом году на Google I/O они заявили новую парадигму «AI first» (первостепенно — искусственный интеллект) вместо «Mobile first» (первостепенно — мобильные). В 2017 году они повторили эту мантру и признали, что это план на 10 лет и они в его самом начале.

У них есть Google Home и Google Pixel. Chromebook начали наращивать объёмы — не знаю, будут ли в бюджете деньги на покупку этих компьютеров для школ, если Трамп вообще когда-нибудь примет бюджет. Думаю, Google старается делать всё, чтобы оказаться в этом новом мире.

Единственная проблема… Мне кажется, люди не полностью доверяют Google, они беспокоятся о том, сколько компания знает о них. О приватности беспокоятся не только старые люди, исследования показывают, что и подростки тоже.

Amazon

Люди очень любят Amazon. Несмотря на то, что зачастую для них это просто магазин по доставке всяких домашних товаров, то, с какой скоростью дома оказываются всякие средства для мытья и прочие вещи, заставляет любить эту компанию.

Я уважаю Сундара Пичаи, который сейчас управляет Google, но мне кажется, у него недостаточно проработан публичный имидж. В отличие от него, у главы Amazon Джеффа Безоса с этим всё в полном порядке. Им восхищаются.

Конечно, люди иногда пугаются того, что Amazon знает всё об их покупках, но похожие опасения есть и в сторону Google. Знать эту информацию важно, если вы на дороге к незаметным компьютерам, и речь идёт не только о гиках, речь о всех.

Продажи у Amazon не самые отличные. В 2016 году они продали менее 10 миллионов колонок Echo, что-то около 6 миллионов, но думаю, в этом году цифра подрастёт. Правда, Apple продала в слабом квартале — всего за 90 дней — продала 15 миллионов гораздо более дорогих iPhone. Не знаю, какие продажи у Google Home, но они ниже, чем у Amazon Echo.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против