[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Oleg Uppit", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u043d\u0435\u0442","\u0430\u0432\u0441\u0442\u0440\u0430\u043b\u0438\u044f","\u043e\u0431\u0449\u0435\u0441\u0442\u0432\u043e","\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440\u044b"], "comments": 14, "likes": 37, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "section": "default" }
5 672

18 лет борьбы: как австралийские активисты побеждают интернет-цензуру

Бизнес и гражданское общество не дают австралийским властям построить Большой Барьерный Фаервол.

Поделиться

В избранное

В избранном

Киберпосол Австралии Тоби Фикин. Фото Australian Strategic Policy Institute

Британские консерваторы выступают за тотальное дешифрование, Украина блокирует «ВКонтакте», а Россия строит планы по контролю Telegram. Спецслужбы продолжают следить за гражданами, а крупные корпорации-производители контента — проталкивать законы, защищающие их «авторские права». Читая такие новости, легко забыть, что все эти силы, стремящиеся прижать сеть к ногтю — вовсе не её хозяева. Им можно сопротивляться и это — не безнадёжная затея.

Так делают в Австралии. Там местные интернет-активисты и представители бизнеса смогли отбиться от посягательств правительства и стоящего за ним антипиратского лобби на свободу сети.

1999. Ради детей

Восемнадцать лет назад, в июне 1999 года, Австралийское управление вещанием (ABA) приняло закон, согласно которому в стране вводилась интернет-цензура. Ограничения на свободу распространения информации в Австралии традиционно были очень сильны — в стране до сих пор нет закона, защищающего свободу слова, здесь на протяжении всего 20 века запрещали книги и фильмы, существовали жёсткие рейтинги возрастной классификации. С 1995 года в ведение ABA попали и компьютерные игры.

И вот правительство добралось до интернет-контента.

Закон предлагал пользователям самостоятельно обращаться в контролирующий орган при обнаружении «вредоносных» сайтов. «Вредоносными» для начала предполагалось считать материалы «порнографического характера», а причиной принятия закона стала необходимость «защиты детей».

В ответ на запросы пользователей ABA должно было проводить расследование. Если жалоба подтверждалась, владельцу сайта предписывалось в течение 24 часов удалить незаконное содержимое. Если же это был иностранный сайт, провайдерам надлежало закрыть к нему доступ. Вне закона оказывался не только контент «категории Х» (Sexually Explicit), но и расплывчатый RC (Refused Classification) — «несоответствующий классификации».

Критика закона основывалась на том, что, как показывал опыт правоприменения такой классификации к книгам и фильмам ранее, под его действие должны были попадать и материалы социального и общественно-политического свойства. Дело в том, что согласно руководству по возрастной классификации (OFLC Classification Guidelines) в список «сексуально-ориентированных тем» почему-то включались, среди прочего, самоубийства, преступления, коррупция, эмоциональные травмы, наркотическая и алкогольная зависимости, расизм и даже вопросы религии.

В течение 1997-1998 годов 68% кинофильмов и 71% видеофильмов получили рейтинг «R», но не из-за порнографии, а по иным причинам. В то же время, в отношении действительно «сексуализированных» материалов предполагалось применять методы оценки, используемые для видео, а не для печати, таким образом запрещая в сети то, что может быть разрешено для публикации в традиционных СМИ.

2000. Реакция активистов и технические недоработки

В ответ на принятие закона представители австралийского отделения правозащитной организации Electronic Frontier Foundation заявили, что «правительство хочет превратить Австралию в деревенского дурачка» и разослали сенаторам, голосовавшим за принятие закона, экземпляры романа Джорджа Оруэлла «1984». Кроме того, они пообещали разработать инструменты, позволяющие «эффективно, легально, и удобно для пользователя» обходить запреты. К ним присоединились хакеры из объединения «2600», взявшие на себя информирование австралийцев о способах обхода блокировок.

Впрочем, на момент принятия закона и его вступления в силу 1 января 2000 года в нём и без того было достаточно дыр. Например, он никак не регулировал использование прокси-серверов, а значит, фактически не мог эффективно работать.

2000-2017. Системы фильтрации и атаки Anonymous

Первые несколько лет после принятия закона интернет-цензура в Австралии им и ограничивалась. Однако 31 декабря 2007 года министр телекоммуникаций новоизбранного лейбористского правительства Стивен Конрой заявил, что для того, чтобы защищать граждан более эффективно, правительство обяжет их использовать специальный фильтр. Впрочем, тогда подразумевалось, что совершеннолетние пользователи смогут отказаться от его использования.

В октябре 2008 Сенат сообщил о намерении выделить более 125 миллионов долларов на внедрение систем фильтрации. К тому моменту в поле зрения правительства попали и пиратские сайты вместе с торрент-трекерами, включая The Pirate Bay.

Прошедшие вслед за этим акции протеста, организованные организацией Digital Liberty Coalition, собрали сотни людей в крупнейших городах Австралии. Активистская организация GetUp! всего за один день смогла собрать пожертвования в размере 30 000 долларов, направленные на повышение осведомлённости о ситуации с интернет-цензурой в Австралии.

К тому моменту Австралия уже заслужила себе место в списке «стран, угрожающих интернет-свободе» организации «Репортёры без границ». Активистам тем временем стало известно о «чёрном списке» сайтов, созданном Австралийским Министерством Связи (ACMA), который включал в себя, например, WikiLeaks. Вице-председатель Electronic Frontiers Australia Колин Джейкобс тогда заявил, что «в Австралии правительство может тайно добавлять в наш чёрный список не только какой-либо сайт, но и необъяснимую внешнюю организацию».

Парадоксальности «чёрному списку» добавлял тот факт, что он был непубличным, но при этом, согласно соответствующему закону, за публикацию ссылок на сайты, оказавшиеся в нём, на владельцев сайтов налагался штраф. Штрафовать начали ещё до официального принятия закона.

По всей видимости, создание блэклистов было связано с тем, что реальная фильтрация, достигающая каждого пользователя, оказалась невозможна. Это подтвердило исследование, проведённое проектом OpenNet в начале 2009 года, не обнаружившее действующих фильтров контента.

Начиная с 2009 года, австралийские правительственные сайты подвергались неоднократным атакам со стороны движения Anonymous, обрушивших работу сайтов премьер-министра и Правительства Австралии. Там они размещали призывы бороться с сетевой цензурой.

В 2010 году представители крупнейших местных провайдеров заявили, что они прекрасно справляются с защитой несовершеннолетних и без вмешательства правительства. По их словам, они сформировали альтернативные списки сайтов, демонстрирующих жестокое обращение с детьми (тем самым признав, что и так осуществляют цензурирование контента). Планы ACMA провайдеры назвали «глупыми и неосуществимыми».

Тогда же управляющий директор австралийского провайдера iiNet Майкл Мэлоун так отозвался о Стивене Конрое: «Это худший министр связи, который у нас был с момента существования [интернет-индустрии]».

Всё это, вкупе с международной критикой, которую осуществляли такие фигуры, как Хиллари Клинтон, и сопротивлением крупнейших интернет-компаний (например, Google и eBay), привело к тому, что ужесточение цензуры было заблокировано оппозиционными партиями на несколько лет. В 2012 году было решено и вовсе отказаться от внедрения фильтрации.

Однако правительство не отказалось от своих планов: контроль за исполнением провайдерами вменяемых им обязанностей ужесточался, а к 2015 году были приняты поправки, узаконивающие блокировку сайтов, нарушающих авторские права.

2016-2017. Киберпосол и заморозка законов

Существенное ослабление контроля над сетью произошло в 2016 году.

Всё началось с того, что в мае ACMA вместе с представителями интернет-провайдеров и копирайт-лобби рассказали, что им не удалось договориться о том, кто будет финансировать правоприменение антипиратских законов. Одна из возможных причин — растущая популярность легального контента среди австралийцев. Из за неё принятие «закона трёх ударов» (предупреждение — штраф — блокировка) было отложено на год. Но и сегодня он находится в подвешенном состоянии.

Осенью прошлого года в Австралийском правительстве появилась должность «посла по кибервопросам». На неё был назначен Тоби Фикин, ранее бывший директором программ национальной безопасности Австралийского института стратегической политики. Премьер-министр Австралии прокомментировал это так: «Мы не считаем, что безопасность и свобода интернета являются взаимоисключающими понятиями. Напротив, они укрепляют друг друга. Надёжная киберзащита вселяет в людей, частный бизнес и государственные структуры уверенность и доверие друг к другу, что позволяет им свободно обмениваться инновационными идеями». В обязанности Фикина войдёт международное представление интернет-интересов Австралии.

К чему это приведёт в итоге, пока не ясно. Но сегодня, когда бизнес в стране успешно блокирует цензурирующие законы, а гражданское общество готово активно им противостоять, опасность для интернет-свободы в Австралии могут представлять как раз международные акты. Например, Соглашение о Тихоокеанском Партнёрстве, включающее в себя крайне сомнительные пункты. Оно наследует положения знаменитого американского законопроекта Stop Online Piracy Act, прославившегося своей альтернативной расшифровкой. Слово Piracy в ней заменялось на Privacy.

#интернет #австралия #общество #разборы

Статьи по теме
Украина заблокирует доступ к «ВКонтакте», «Одноклассникам» и сервисам «Яндекса»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против