Никита Лихачёв
9 482

Вы все ботоводы, а я — Коробков

Экскурсия Антона Коробкова в мир никому не известных людей с сотнями тысяч фолловеров окончилась выяснением, у кого круче куратор в Кремле.

Началось всё с твита Антона Коробкова-Землянского, обратившего внимание на малоизвестный в медийных кругах аккаунт некоего Фёдора. Антона смутило, что у кого-то может быть несколько сотен тысяч подписчиков.

Претензия проста: к Общественной палате примазываются левые люди (о которых не знает ни сам Коробков, ни другие известные ему члены ОП), при этом покупают ботов как бы для придания себе весомости.

Антон замечает, что среди ретвитнувших в основном аккаунты с аватаркой «по умолчанию»: таких ботов легче создать и дешевле всего содержать.

Затем Антон пишет о «топ-блогере», о существовании которого он якобы узнал несколько дней назад, при этом упоминая всуе теледив.

На персональном сайте Артёма Клюшина указано, что в настоящий момент он работает помощником депутата Костунова — опального депутата «Единой России», выступавшего за отставку Познера с «Первого канала» и сравнившего умственные способности депутата и среднестатического россиянина.

Кроме отчаянного, крайней степени ботоводства в Твиттере, Клюшин ещё и массфолловит в Инстаграме — на него подписаны 50 тысяч пользователей, а он читает 117 тысяч.

На этом треш и угар не заканчиваются: у страницы Клюшина на Фейсбуке красноречивейшее продвижение. Пользователи жалуются, что не ставили ему свои лайки.

Антон обнаруживает Твиттер жены Артёма, Юлии.

Начинается срач: все гонят на всех.

К обсуждению подключается Анастасия Хачатурова, главред трибуны ОПРФ: мол, не знает ни Клюшина, ни Фёдора @ruredaktor. К концу разговора Коробков уже хочет сотрудничать с тем, кого он только что обличал в ботоводстве.

Коробков начинает выяснять, кто еще отличился храбрым ботоводством. Ему упоминают фотографа Жданова и писателя Мишу Самарского. Они тут, правда, не очень в тему, однако Самарскому накрутили совсем недавно: 8 ноября у него было 17 тысяч подписчиков, сегодня — спустя меньше чем две недели — 456 тысяч.

Клюшин замечает весь сыр-бор, наконец-то отвечает Коробкову и звонит, но по его словам тот бросает трубку. Возможно, говоря про «заплатили», Клюшин имеет в виду атаку на него как средство очернить Костунова, который недавно стал отрицательным медиаперсонажем благодаря антипиару со стороны, например, Тины Канделаки.

С главредом Хачатуровой ситуация быстро разрешается: на адекватный ответ та реагирует обилием закрывающих скобок, хотя ещё три часа тому назад она о нём ничего не слышала.

А вот Коробкову приходит неожиданное приглашение от Клюшина. Один раз «давно висящий на пиздюлях» Коробков от такого предложения уже отказывался, и мне известно, что это не очень хорошо кончилось. Ходят слухи, что был удар.

Антон думает, что тут-то и настал его конец, снова проводя параллели с историей Олега Кашина. Фраза по куратора — чисто кремлёвский, непереводимый сленг.

Однако у Антон не только длиннее куратор, но и толще записная книжка.

Если вы дочитали до этого места, вам полагаются аплодисменты.

Антон применяет тактику «лучшая защита — нападение»: сообщает о ретвитах своих твитов ботами, чтобы якобы очернить его. Возможно, он просто хотел показать, что он тоже мужик с «яйцами».

Продолжает искать куратора Клюшина. Скандалист Павел Пятницкий пытается его подловить, а Александр Зимарин, работавший ранее с Коробковым, напоминает о временах, когда Коробков постил в Твиттер фоточки с Канделаки и говорил всем, что дружит с ней.

Фёдор Щепетов продолжает диалог с Коробковым об этичности накрутки ботами, который заканчивается обвинениями в нерукопожатности.

Щепетов кидает ссылку на слив Александра Зимарина, выполнявшего заказы для «Легенды», медиа-агентства Коробкова, и обвиняет последнего в ботоводстве. В ответ Коробков постит ссылку на статью воронежского «Коммерсанта» аж 2003 года о мошеннической схеме в казино, за которую Клюшина чуть не посадили. Неожиданно для себя мы узнаём, что постить ссылки на The Twi Journal — нерукопожатно.

Федор Щепетов aka ruredaktor — эксперт по информационной безопасности, член молодежного журналистского пула Общественной Палаты РФ (по крайней мере, так написано на сайте «Мнения.ру»). Как накопал наш редактор Женя Васильев, Федор был таким примерным студентом МИФИ, к курсу третьему начал подторговывать линзами по Москве, к концу университета внезапно стал независимым журналистом и владельцем многих пабликов, занимается рекламой. Мы взяли у него комментарий.

Фёдор: Я владелец самой крупной сети развлекательных сообществ Вконтакте. Большая часть моих подписчиков живая. Конечно некий % ботов есть, т. к. какие-то непонятные боты бродят по Твиттеру и постоянно ретвитят какие-то посты. Видимо выбирают их по ключевым словам.

Почему бесится Коробков я знаю. Этот человек привык впаривать людям услуги-пустышки. Любой популярный блоггер для него проблема потому, что люди видят его пример и начинают иначе спрашивать с самого Коробкова. Все нормальные люди от него уже отвернулись. Сейчас он пытается как-то сохранить своё лицо. И в связи с этим решил устроить подобный информационный вброс. Это не более, чем судорожная попытка умирающей «Легенды» зацепиться за какую-то свою долю рынка. Выставить всех и вся ботоводами, а свои услуги представить в белом цвете.

Так, ну то, что вы владелец десятков популярных, скажем так, не доказали и вряд ли докажете. Я вижу, что вы занимаетесь рекламой, организацией промоутеров, продвижением в соцсетях. Параллельно работаете в ОПРФ на Ирину Плещёву. Почему он так взъелся на вас из-за того, что вы написали про «пул»?

Ну почему же. Доказать наличие у меня сообществ я могу. Только нужно ли это?

Не знаю, чем ему не понравился пул. Думаю он растерялся, когда услышал много лестного про Легенду и просто попытался «съехать» с темы.

Вы хорошо осведомлены о деятельности Антона? Насколько мне известно, он монополизировал продвижение Сколкова в интернете. Какими способами оно ведётся, вам известно?

Осведомлен я в основном из вашей публикации. Не известно. Вначале я вообще не мог понять кто это и нашел вашу статью.

Вы используете накрутки ботами при продвижении коммерческих групп?

Нет.

Каким образом у вас, Артёма и Юлии Клюшиных собралось такое количество читателей? Вы заявляете, что это живые пользователи? Если нет, то зачем это вам, если вы не «впариваете пустышки»?

У меня с рекламы в сообществах. У Юли и Артема старые аккаунты. У Артема в свое время был очень популярный ЖЖ, пока он его не забросил. Потом он перешел в Твиттер. Юля — жена Артема.

То есть вы на полном серьёзе заявляете, что Артём набрал 933 тысячи живых читателей, интересующихся тем, что он пишет?

Да.

P. S. Пожалуй, это самый длинный слив в Таблоиде на сегодняшний день.

Парень с «яйцами»,
Никита Лихачёв,
The Twi Journal

#Скандал

Статьи по теме
Войны медиа-агентств: лососни тунца
Конкурс двойников Коробкова
Легенды о «Легенде» @korobkov
Рейтинг ботов
Бурление прокремлёвских блогеров
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u043a\u0430\u043d\u0434\u0430\u043b"], "comments": 19, "likes": 18, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "46718", "is_wide": "1" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]