[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","instagram","vine","coub","\u0433\u043e\u0441\u0442\u044c_tjournal","\u0430\u043d\u0442\u043e\u043d_\u0433\u043b\u0430\u0434\u043a\u043e\u0431\u043e\u0440\u043e\u0434\u043e\u0432","\u043c\u0438\u0445\u0430\u0438\u043b_\u0442\u0430\u0431\u0443\u043d\u043e\u0432"], "comments": 8, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "49011" }
Никита Лихачёв
3 560

Гости TJournal: Антон Гладкобородов и Михаил Табунов

Основатели Coub рассказывают о мобильном приложении, письмах из службы поддержки и обсуждают Vine с Instagram

Поделиться

В избранное

В избранном

Каждую среду TJournal приглашает к себе в гости интересных деятелей интернета. В этот раз мы поговорили с основателями сервиса Coub Антоном Гладкобородовым и Михаилом Табуновым, днём ранее выпустившими приложение Coub для iPhone.

Помните первый коуб дня?

Гладкобородов: Самое первое видео — как велосипедист едет по полю и его сбивает антилопа на полном ходу, а всё это снимает оператор сзади. Оно было настолько смешным, что Миша вошел с хохотом в комнату и сказал: «Сейчас я вам покажу коб дня». Ну мы после этого и сделали такой раздел.

В чём центральная идея Coub? Кроме того, что это 10-секундные закольцованные видеоролики.

Гладкобородов: Все говорят «десять секунд», а он на самом деле до десяти секунд: может и три кадра всего быть. Длина не имеет значения. Основная мысль в том, что это новый медиа формат. Есть фотография, видео, есть текст, музыка, а есть коуб.

Технически, коуб — это очень короткое видео, но из-за бесконечного цикла оно может принимать совсем разные формы и вообще даже не восприниматься как видео. При этом было сразу понятно, что этот формат может быть очень виральным.

Почему?

Табунов: Гифки же вирусные. Формат коуба и гифок очень близок. Они стали особенно популярными, когда появился быстрый интернет: их можно было скачивать за вменяемое время.

Скорость интернета только сейчас стала оптимальной для коубов?

Гладкобородов: Коуб весит меньше, чем гифка в 450 пикселей шириной.

Как происходит процесс создания контента?

Табунов: Создателей контента на любом проекте около 2-3% по сравнению с потребителями. У нас есть очень крутое комьюнити, которое придумывает новые идеи, генерит мемы. Потом остальная аудитория их подхватывает и развивает.

Гладкобородов: Участники комьюнити могут отвечать друг другу коубами, и эти ответы будут непонятны никому, кроме них самих. Надо быть «в теме», чтобы это заметить. На сайте нет иных механизмов общения, даже комментариев — все общение происходит через создание коубов.

Почему убрали комментарии? Там ничего не пишут?

Табунов: Пишут. «Пацаны, классный коуб, какая музыка?»

Ну это же должно иметь ответ в виде интерфейсного решения?

Так мы и сделали интерфейсное решение.

Гладкобородов: Комментарии хорошо работают в социальных проектах. В Инстаграме комменты работают, потому что там фотки моих друзей. В Фейсбуке тоже. В «публичных местах» качество комментов очень быстро скатывается на самый низкий уровень.

А если я хочу прокомментировать коуб своего друга, типа, крутой коуб? И если мы взаимные подписчики?

Можно делать это во «ВКонтике», в Фейсбуке.

Они вам что, мешали? Нагружали сервер или портили впечатление о продукте?

Табунов: Портили впечатление — одна проблема, другая — что там большинство комментариев были написаны по-русски, что смущало англоязычную аудиторию.

The Next Web написал, что в последнее время сервис как-то офигительно растет на Западе. Как это происходит?

Гладкобородов: В целом, как и в России.

Табунов: Вползаем. Если говорим про Америку, то там намного более конкурентный рынок, чем в России. У них происходит событие — на YouTube сразу десять вирусных видео, огромное количество абсолютно разного контента по теме.

Основная стратегия продвижения — это не какие-то пиар-акции, а продвижение контента на площадках, где сидит аудитория?

Гладкобородов: Фактически, нам не нужно пиарить сам проект, у нас есть контент и задача продвигать его. Ну, то есть не надо рекламировать: «Вот, есть Coub — сайт, где можно выкладывать видео». Всем пофиг на это. Надо просто показывать классные коубы.

Если ты покажешь новичку пять коубов, он вообще не поймет, о чем речь, потому что они могут быть все абсолютно разные: в одном ты видишь цикл, в другом не видишь; в одном длинная музыка, в другом короткая. Контент настолько разный, что объяснить суть сервиса очень сложно. Можно сказать, что это похоже на гифку, но с музыкой.

Как ни странно, в России до большой массы примерно за месяц допёрло, что такое Coub.

А на старте не было вопросов?

Гладкобородов: Первыми комментариями были «Что это?», «WTF?», а к концу месяца никто уже никто не спрашивал. Даже больше: если появлялся кто-то с таким вопросом, ему в комментах отвечали «Ты что, дебил?»

Как свежесозданный коуб набирает просмотры? Из соцсетей в основном?

Табунов: Обычно из ленты Hot попадает во «ВКонтакте» и там вирально набирается аудитория. У одного из наших пользователей, Назара, почти 50 миллионов просмотров коубов.

Это просто чувак, который начал делать коубы?

Гладкобородов: Ну да, хорошие коубы.

То есть ребятам просто прикольно, что их коубы смотрят.

Гладкобородов: Сейчас если ты делаешь нормальный коуб, у него будет десять тысяч просмотров, если делаешь очень хороший — миллион. И это просто WOW.

Как контент с момента появления живет? Ашот Габрелянов писал, что он делал коуб, и только два дня спустя он стал раскачиваться.

Табунов: Коуб может выползти даже через год, например.

Гладкобородов: В отличие от другого медиаконтента, у них срок жизни фактически бесконечный.

Ну, «Никита Сергеевич Ламар» когда-нибудь потеряет свою актуальность?

Гладкобородов: Если ты покажешь его человеку, который никогда не видел — актуальность не теряется. Но вот у Навального был популярный коуб, когда сажали Гаскарова и он призывал всех идти на митинг из-за решетки — он потеряет актуальность. А таких коубов очень мало.

А что-то бомбило еще так, как «Никита Сергеевич Ламар»?

Табунов: Коуб про Михалкова даже не самый популярный по просмотрам. Самый популярный назывался «Секси гёрл» — его посмотрели почти 7 миллионов раз.

У нас несколько внутренних топов — по просмотрам, по лайкам — и они отличаются по наполнению, потому что в первом есть коубы с «искуственными» просмотрами.

А их уже начали накручивать?

Гладкобородов: Нет, это когда какое-нибудь классное СМИ делает «не очень» коуб, ставит себе в статью, и у него потом куча просмотров, а лайков ноль. Эти просмотры не из-за того, что он виральный, а потому что канал хороший.

Потому что МДК поставил.

Табунов: То, что МДК пушит — будем считать, что это виральный. Они выбирают хорошие коубы.

Расскажите про приложение, как оно будет использоваться?

Табунов: Мы пока даже не знаем. Просто сделали камеру, редактор, фильтры — все это эксперимент.

Гладкобородов: На сайте чаще всего перерабатывают чужой контент, а здесь у тебя такой возможности нет. Фактически мы получим оригинальный контент, но что именно пользователи будут снимать пока не понятно. Люди могут найти такие применения, о которых мы даже не догадывались.

Почему так долго запускали приложение?

Табунов: С 4 сентября по 2 декабря нас динамили в App Store из-за adult-контента. На сайте у нас пост модерация: удаляем порно, ставим роликам с сиськами 18+ — короче, как-то за этим следим. С приложением оказалось сложнее.

Почему?

Табунов: Мы поставили сначала рейтинг 12+. Модераторы Apple первым делом стали забивать в поиске sex, boobs, выложили пять скриншотов поисковой выдачи, и отклонили приложение. Сделали несколько уровней модерации — опять та же фигня. В итоге они нас так динамили раза три или четыре. В последний раз придрались уже к аватарам пользователей с сиськами — пришлось их тоже все отмодерировать. В итоге пришлось сделать так, что adult-контент в приложении вообще не отображается.

Неужели к вам прямо целенаправленно загружают порно?

Табунов: Я как-то попросил разработчика сделать раздел с забаненными коубами. Говорит, очень непросто оказалось смореть на его содержимое.

Гладкобородов: У нас там такой бывает контент, что просто «твою мать»… Видео, где мужик на КамАЗе въезжает в огромное стадо овец, кишки летят во все стороны. И главное: он не останавливается и херачит дальше, а потом всё начинается по новой, потому что это коуб. На самом деле, порно — не так уж и плохой контент по сравнению со всем остальным, что приходится удалять модераторам.

А на сайте есть отдельный раздел с эротикой?

Табунов: Эротики нет, но есть категория Girls.

И много народу туда ходит?

Табунов: Прилично, очень прилично. Но не так много, как хотелось бы. (смеется) Первый по популярности раздел — Explore, второй — Hot (в два раза меньше), а третий — Girls.

Чем отличается Hot от Explore?

Гладкобородов: К разделу Hot редакция вообще не притрагивается, этот топ формируется только по лайкам и просмотрам.

А вам часто присылают письма в службу поддержки?

Табунов: У нас «тариф» — 30 писем в день, который используется процентов на 80.

Гладкобородов: «Тариф» — потому, что мы для обработки писем используем специальный сервис работы со службой поддержки. Мне кажется, что 30 писем в день — это супер мало.

Табунов: Ты просто на них не отвечаешь!

Гладкобородов: Но я все читаю.

Табунов: Есть contact@coub.com, форма багрепорта и форма фидбека. Все письма оттуда приходят в один ящик. Люди пишут по совершенно разным темам, начиная от «Почему меня забанили?» или «А можно зафичерить мой коуб?», заканчивая «Поцоны, у меня тут не играет». И есть среди них уже прямо закадычные друзья.

Гладкобородов: И мы всем отвечаем.

Табунов: Бывают такие случаи, когда ответишь чуваку, потом просыпаешься с утра, а там в почте семь писем от него: «Я вот тут подумал…», «А тут ещё вот такая штука…», «А почему бы вам не сделать…», и ещё, и ещё.

Что требуют или хотят узнать чаще всего?

Табунов: Спрашивают, например, как удалить коуб.

Гладкобородов: Куда ни поставь кнопку удаления ролика, её никак не могут найти. Больше всего просят кнопку переключения в профайле «все коубы/рекоубы».

Что у вас сейчас в разработке критично важного? Приложение для Android делаете?

Табунов: Делаем, но о будущих планах не говорим.

Михаил Табунов о популярности направления

Гладкобородов: Когда ты занимаешься проектом, у тебя ограниченное количество ресурсов, а задачи делятся на срочные, важные, критичные… Всегда происходит борьба между этими категориями.

Табунов: Некритичное мы просто не делаем.

У нас в проекте как в Спарте: выживают только сильнейшие задачи.

А сколько у вас разработчиков?

Табунов: Веб-разработчиков — пять, сейчас будет шестой ещё. На мобиле два: один на iOS, другой на Android.

Как вы относитесь к Vine? Нравится продукт?

Гладкобородов: Создатели Vine начинали правильно рассуждать: если есть Instagram с фото, то по идее должен быть и Instagram с видео. Если видео, то очевидно, что они должны быть короткими. Каждый раз нажимать кнопку Play при просмотре короткого видео — геморрой. Очевидно, что нужно использовать зацикливание. Когда редактируешь ролик в After Effects и нажимаешь Preview, он автоматически «лупится» — там это по умолчанию заложено. Все, кто работают с видео и анимацией, к такому привыкли.

Дальше — автопроигрывание: если ты избавился от кнопки в конце ролика, то её можно убрать и в начале. После этого начинаются проблемы точной нарезки: хорошо свести видео, снятое на айфон, вообще невозможно — рука дёргается, а со штативом снимать никто не будет.

Если ты режешь коубы в веб-версии из роликов на YouTube, ты постепенно понимаешь, что каждый раз ты обрезаешь его в местах монтажа — склейки двух разных сцен. До этого дошли и в Vine: когда ты делаешь свой первый ролик, тебя учат, что нужно снимать несколько коротких сцен, а не одну длиной в шесть секунд. Они заставляют пользователей становиться режиссёрами фильмов. Этим форматом они загнали себя в угол: придумать хороший сюжет дано не каждому.

Проблема формата в том, что они не просто предложили людям снимать то, что происходит вокруг, а заставили их придумывать сюжет, который еще должен хорошо зацикливаться. А придумать хороший сюжет дано не каждому.

Почему Instagram не стали делать зацикливание?

Instagram всё сделали правильно. Vine вот хотели сделать социальную сеть для видео, а из-за зацикливания потеряли социальность. Превратились в медиа-платформу.

Весь Instagram — это съёмка социальных событий. Когда ты снимаешь то, как вы сидите с друзьями, это социальное событие, которое может быть интересно твоим друзьям.

Как только у тебя в видео появляется «луп», ты начинаешь думать о нём, а не о social event. Ко мне тут пришли друзья, а я ищу пузырьки и вентиляторы, потому что их прикольно зациклить.

Так и почему Instagram молодцы?

Табунов: Они убрали креативную составляющую из видео. Vine в себя интегрировать фотки не сможет, а Instagram смог добавить видео.

Гладкобородов: В итоге Vine пытались быть социальными, но у них креативный контент, которые теперь пытаются вытаскивать: сделали кнопку ревайна, топы вайнов по категориям. Но ты не можешь снимать сюжетные ролики так же часто, как выкладывать обычные видео и фотки, поэтому у Vine лента всё время пустая. Фотки решают.

Если Vine — для режиссёров, Instagram — для социальности, какую проблему решает Coub?

Гладкобородов: Основная услуга Instagram и Vine — не в создании контента, а в его потреблении. Приложение Coub больше не для того, чтобы снимать коубы, а чтобы смотреть их.

Что будет с позиционированием проекта, когда произойдёт стык двух пользовательских каст: тех, кто создают видео с роликов на YouTube, и тех, кто снимают сами?

Вот посмотри. С какого устройства были сделаны эти ролики: с компьютера или с мобильного?

Я думаю, что оба с YouTube.

Нет, это снято на iPhone в Сан-Франциско сегодня.

Так что принесёт мобильное приложение?

Думаю, увеличится социальная составляющая. Vine задумывался как социальное приложение, но превратился в креативное сообщество. Мы начинали как креативное сообщество, но станем более социальными за счёт приложения. Я сейчас сниму коуб со своей собачкой, и, условно, моим друзьям и семье это может быть интересно.

У вас в приложении первым шагом нужно добавить себе друзей. Некоторые даже удивились, как быстро начало расти число подписчиков. Сильно повлияло в среднем по сервису?

Табунов: Пока рано говорить.

Просто мне приложение каким-то удивительным образом порекомендовало друзей так качественно, что я добавил вообще всех — такого ни в одном сервисе не было. На чём у вас строится рекомендательный сервис?

Табунов: Ну, во-первых, у нас нет никакого рекомендательного сервиса. У тебя просто нормальные друзья! А на Coub регистрируются только нормальные пацаны.

Антон Гладкобородов в Oculus Rift

На какие три сайта вы заходите каждое утро?

Табунов: (сразу) Google Analytics!

Гладкобородов: Facebook и Twitter. У меня Twitter слишком русский и политизированный, а когда ты в Америке, через два месяца начинает очень сильно отпускать и становится насрать на это всё.

Табунов: Я вообще не могу читать Twitter.

Гладкобородов: Ты просто не умеешь им пользоваться. Надо просто отписаться от тех, кого не хочешь читать.

Ну, так во всех сервисах.

Не во всех. Facebook пытается сделать так, чтобы это делать было не обязательно. И до сих пор всем это нравится. Я думаю, что если бы в Facebook не было этого алгоритма, который пропускает неважные посты, он бы умер, потому что ты бы охерел читать все посты подряд.

Если начать копаться в ленте по-настоящему, понимаешь, что ничего интересного ты не пропускаешь. Если заходить в ленту раз в неделю, то постепенно понимаешь, что в ней редко что обновляется. Если заходить каждый день и дрочить на новый контент, система будет выдавать его чаще.

Табунов: Короче, магия работает.

А на новостные сайты заходите?

Гладкобородов: Честно говоря, я никогда не читал новостные сайты с главных страниц.

Табунов: Не сказать, чтобы я всегда начинал с них свой день, но «Ленту.ру» я всё время читаю. Когда был старый дизайн, было классно: заходишь, до конца долистываешь и узнаёшь всё, что нужно. Сейчас не так уже, но всё равно нормально.

Гладкобородов: Могу зайти на «Слон», если кажется, что что-то пропустил. В целом, новости в ленте Твиттера узнаю.

С Мишей всё понятно. Он просыпается и сразу смотрит в почту: что случилось? Всё нормально. Заходит в Твиттер: что случилось? Всё хорошо. Прочитал «Ленту.ру»: жизнь в порядке. А если не нормально, то приходится сразу садиться и решать какие-то проблемы.

Табунов: Бывает такое, что ты просыпаешься, а у тебя 58 непрочитанных писем, из которых по три дубля — «Не работает это, это и вот это», потом от этого же человека — «Нет, ну вообще жопа, всё не работает, СРОЧНО». Человек проходит все стадии: ненависть, смирение… А бывает, что таких писем приходит сразу несколько сотен. Иногда я был близок к тому, чтобы просто воспользоваться кнопкой «Пометить всё как прочитанное».

Святая троица

Сайты, с которых основатели Coub начинают каждое утро

Twitter, сервис микроблогов

Google Analytics, статистика для сайта

Facebook, cоциальная сеть

#Категория_Интервью #Instagram #Vine #Coub #Гость_TJournal #Антон_Гладкобородов #Михаил_Табунов

Статьи по теме
Гость TJournal: Николай Николаев
Гость TJournal: Абу
Гость TJournal: Сурковская пропаганда
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против