Никита Лихачёв
6 965

Гость TJournal: Дэвид Байтау

Сооснователь сервиса Secret об анонимности, преимуществах «ВКонтакте» перед Facebook, новых функциях для дейтинга и росте в России

Поделиться

В избранное

В избранном

Каждую неделю TJournal приглашает к себе в гости интересных деятелей интернета. На этот раз мы поговорили с основателем сервиса Secret Дэвидом Байтау (David Byttow) и его PR-директором Сараджейн Сачетти (Sarahjane Sacchetti) об анонимности, преимуществах «ВКонтакте» перед Facebook, новых функциях для знакомств внутри приложения и росте в России.

Сараджейн: У нас есть новости для России. Сегодня мы ввели интеграцию со «ВКонтакте», а также мы поработали над локализацией приложения — сейчас это один из приоритетов команды здесь, в США, чтобы Россия получила переведённое приложение как можно быстрее.

В целом, мы очень рады тому, как быстро Россия осваивает Secret.

Насколько Secret сейчас большой в плане показателей?

Мы не раскрываем цифры, но мы растём очень быстро, и Россия определённо растёт темпом, который нас впечатляет — это одна из причин, по которой мы рассматриваем её как приоритетное направление, локализуем приложение и интегрируемся со «ВКонтакте».

Кстати, интеграция со «ВКонтакте» — вообще наша первая интеграция с какой-либо социальной сетью. Это произойдёт ещё до того, как мы интегрируемся с Facebook в США. Для нас это определённо значимый момент, и, надеемся, вам в России понравится.

Почему так получилось, что со «ВКонтакте» вы быстрее наладили сотрудничество, чем с Facebook?

Дэвид: Я думаю, это так удачно совпало. Мы только недавно стали раздумывать над интеграцией с Facebook, а тут всё резко бомбануло в России. Мы узнали о «ВКонтакте», стали пользоваться новой соцсетью: выглядело так, что в России нам больше подходит работать вместе со «ВКонтакте» — она проще и легче, и мы даже что-то почерпнём из этого. Я думаю, что Facebook присоединится следом. Это просто вопрос времени.

Странно слышать от западного стартапа, что это Facebook будет догонять «ВКонтакте», а не наоборот!

(Дэвид смеётся)

Сараджейн: Это забавно, Никита, но здесь в США мы уже делали нечто похожее: мы запустили новый продукт на Android раньше, чем мы сделали это на iOS. В приложении для Android есть две ленты постов — Friends и Explore — но на iOS мы пока не ввели эту функцию.

Может быть, что-то такое есть в нашем характере, что мы так поступаем всё время.

Расскажите, как именно работает интеграция со «ВКонтакте»: так же, как и с записной книжкой?

Дэвид: Да, только в этом случае друзья из «ВКонтакте» оказываются взаимными. Мы ничего не публикуем во «ВКонтакте», не берём оттуда никакую другую информацию — авторизация нужна только для того, чтобы построить граф друзей.

Это повышает качество социальных связей в приложении? Почему недостаточно одной записной книжки?

Мы не хотим размывать понятие «друга». Если в приложении будет написано «друг», значит, он из записной книжки. Для тех, кто был найден из «ВКонтакте», будет отображаться надпись «Друг из ВКонтакте».

Наши опасения от интеграции с Facebook изначально заключались в том, что люди там добавляют в друзья тех, с кем они на самом деле не дружат. Мы хотели создать ощущение интимности, поэтому мы хотели убедиться в том, что друзья по-прежнему чётко выражены

Вы ожидали такую активность в России, когда запускали международную версию?

Нет, не думаю. Интересно наблюдать, в каких странах это разгорелось сильнее. Мы видели большой рост в Нидерландах, Бразилии, а затем Россия — и Россия, наверное, была самой удивительной страной в плане того, как здесь люди используют Secret.

Вообще, где бы люди ни начинали пользоваться Secret, им нужно время, чтобы разобраться и чем делиться. Они начинают с вещей, которые могут показаться сексуальными или аморальными, но затем они понимают, в чём сила сервиса и его уникальность.

Россия, безусловно, очень удивила в этом смысле, и я пытаюсь принять это. Сейчас мы работаем над кучей вещей для развития сообщества в России.

В США тоже начиналось с постов на тему секса?

Было что-то из этого в том числе, особенно в Сан-Франциско, но большинство из них были связаны с технологиями, потому что таковы первые пользователи сервиса: люди из разных компаний, инвесторы, венчурные капиталисты и так далее.

То есть изначательное ядро сервиса — это ребята из Кремниевой долины?

Верно. Наверное, Россия чуть больше увлеклась сексуальной стороной вопроса.

Сейчас, спустя почти три недели после запуска, тематика постов в российском Secret как-то изменилась? Вы отслеживаете это?

Да, я думаю, она стала более сдержанной. Secret — это не место, чтобы делиться какими-то нелегальными вещами, порнографией и так далее. Это место, где люди могут по-настоящему поговорить о том, что происходит в их жизни, о чём они думают — о чём-то личном, чем они могут поделиться с друзьями. Говорить о политике, например.

Я начал видеть больше таких записей и меньше радикальных.

Что ещё Secret запрещает к публикации? Есть какие-то гайдлайны?

Сараджейн: Да, у нас есть очёнь чёткие правила для сообщества, которые постоянно уточняются. На прошлой неделе мы наняли невероятного сотрудника, ранее работавшего в Facebook: он помогает с модерацией записей.

Secret — это не место для нелегальной деятельности или демотивации других людей. Мы обращаем внимание пользователей на то, как важно подавать жалобы на неподходящие записи или блокировать людей — это улучшает их ленту.

Почему долгое время вы не позволяли регистрироваться пользователям с российскими номерами телефонов?

Дэвид: Изначально мы запустились в США и Британии, и ограничение было связано с английским языком. Некоторое время мы не поддерживали международные номера, но потом исправили это и увидели, как активно пользуются приложением в других странах.

Вы как-то писали в блоге на Medium, что следует опасаться приложений, которые хранят вашу телефонную записную книжку на своих облачных серверах. Secret загружает номера телефонов в облако?

Мы хэшируем контент локально на устройстве, и затем загружаем хэши в облако только для того, чтобы свести пользователей между собой, но это делается так, что мы не видим самих номеров. То есть вы на самом деле не отправляете свои телефонные номера или адреса электронной почты нам: мы просто используем их версию, чтобы найти ваших друзей.

У нас в России стал появляться особый род искусства в Secret — арт-объекты с Emoji. Я видел, что вы даже затвитили нашу статью. Что думаете по этому поводу?

Забавно, что мы видели много подобных записей в США, но Россия очень быстро погрузилась в это, и мне очень понравилась. Я думаю, это очень креативно.

Сараджейн Сачетти

Сараджейн: Вы, ребята, подняли это на абсолютно новый уровень! Это очень красиво! Вы прямо видите много такого в своей ленте, или как вы всё это обнаружили?

У меня много и в ленте, и читатели присылают новые арт-объекты.

Дэвид: Нас это вдохновляет. Думаю, дело в том, что ограничения сервиса стимулируют воображение.

Сараджейн: Очень круто, что люди занимаются этим. И ещё более круто, что в Secret не подписывается имя, то есть люди создают все эти замечательные вещи, при этом не стремясь к славе.

Один читатель прислал мне несколько таких картинок, и я спросил, каким именем подписать. Тот ответил: «Думаю, что не нужно подписывать, это же Secret».

Сараджейн: Очень похоже на Бэнкси!

Дэвид: У нас в США было очень много таких постов, но я думаю, что большинство из них шли от одного человека, у которого они очень хорошо получались. Можно было понять по стилю, что это он, хоть его имя и не подписывалось.

Что думаете о тех, кто пытается сливать через Secret разного рода инсайды?

До тех пор, пока это работает и интересно людям, я думаю, это хорошо. Мы хотим запечатлеть настоящие знания и эмоции. Вот чего мы хотим избежать, так это людей, кто просто болтает всякую ерунду и пытается задеть людей.

Мне нравится, что в Secret можно пролить свет на какие-то темы, так что люди становятся в курсе того, что происходит.

Сервисы с анонимными записями существовали давным давно. Неужели Secret так выстрелил из-за того, что он использовал мобильную платформу?

Я думаю, что трюк здесь в смеси анонимности с использованием реальных контактов: то есть ты читаешь записи от людей, которых знаешь в жизни, но не знаешь, кто именно их написал. Ты чувствуешь связь с автором поста, и это создаёт такую аутентичность.

Мы не строим одно большое анонимное сообщество. Это скорее огромное число маленьких, состоящих из людей, которые знают друг друга в реальной жизни. В этом и заключается магия: это смесь социальной сети и анонимности.

Вы утверждаете, что не сможете узнать личность авторов постов, но при этом знаете, кто их друзья. Вы гарантируете анонимность пользователей, или всё-таки её как-то можно нарушить?

Давайте проясним: когда вы регистрируетесь, мы защищённым образом сохраняем ваш номер телефона и использует его, чтобы верифицировать вас. Затем мы превращаем его в эдакий слепок, и потом используем это слепок, чтобы найти ваших друзей.

Есть разница между анонимностью — когда ты убираешь своё имя из приложения — и местом, где тебя нельзя отследить.

В Secret не стоит быть троллем или публиковать что-то нелегальное, потому что тогда мы тебя заблокируем. Когда тебя заблокируют, ты не сможешь ничего делать со своим номером телефона: придётся пойти и купить новую SIM-карту, а затем сообщить всем друзьям, чтобы они занесли твой новый номер в свою записную книжку. Многовато работы, в общем!

Как это вы блокируете пользователя? Прямо насовсем?

Мы делаем это очень-очень тихо: их записи перестанут широко распространяться, но они всё ещё смогут что-то комментировать.

Дэвид Байтау и Крис Бейдер (Chris Bader), сооснователь и директор по продукту

У вас уже есть сотрудники здесь, в России?

Есть пара людей, которые сами вызвались помогать нам. Думаю, мы точно наймём несколько людей здесь, которые говорят по-русски, но пока мы смотрим, куда это нас приведёт. Может, мы и создадим здесь представительство, посмотрим. Пока что мы получаем огромную помощь от самых разных людей.

Каковы ближайшие планы? Сделать Secret настолько большим, насколько это возможно?

Дэвид: Я думаю, что Secret может стать самой крупной анонимной социальной сетью на планете, если мы поймём, как правильно его развивать. Это место, куда ты всегда можешь пойти посмотреть, что происходит вокруг, по-настоящему поговорить с людьми. Это доступно по всему миру, и у Secret есть потенциал стать очень большим.

Наша цель — построить новый канал коммуникации для людей и посмотреть, как далеко это нас заведёт.

Сараджейн: Рост для нас важен — это абсолютно точно, но есть и большое количество вещей в продукте, которые нужно улучшить. Знаете, прошло всего 4,5 месяца с тех пор, как мы запустились: мы добавим новые функции в Secret, убедимся, что он будет таким же интересным. Пока что это ещё очень молодой продукт.

Были случаи, когда некоторые ребята пытались нарушить анонимность приложения. Вы как-то будете с этим бороться?

Дэвид: О, это мы уже пофиксили, это было очень просто. Всегда будут находиться какие-то умные люди, которые пытаются делать такие вещи. Есть такое понятие «правдоподобное отрицание причастности»: ты всегда можешь просто сказать, что не писал этого. И никто не сможет доказать, что это ты писал.

Мы знаем, что есть такие способы деанонимизации. Но эту проблему просто исправить. Кроме того, наши базы данных очень защищены и не могут быть взломаны, но всегда есть социальная инженерия — когда люди просто возьмут твой телефон.

Добавлю ещё пару слов. Во-первых, я работал в Google и Square, и я воспринимаю секреты как кредитные карты или личную информацию пользователей: их нужно хранить максимально безопасно, так, чтобы никто не мог их обнаружить. Это очень важно.

Во-вторых, как только появился Secret, мы запустили программу вознаграждений, в которой хакеры пытались найти уязвимости в обмен на ценные подарки. Они сообщали нам об уязвимостях, мы исправляли их — это было очень полезно. Но ничего существенного они не нашли, это всё были какие-то мелочи. Надеюсь, в России люди будут обнаруживать подобные вещи и сообщать нам.

Вы ещё и работали в Medium. Ваш бэкграунд как-то помогает в создании новой медиа платформы? Есть что-то общее между Secret и Medium?

О, я люблю Medium — это отличное место для длинных текстов и всего такого. Но я вижу Secret как коммуникационную платформу. Ты пишешь пост в Medium, чтобы люди прочитали его и подумали над ним. В Secret ты пишешь секрет, и вся суть — в разговоре, который возникает после этого.

Вот почему мы хотим заняться такими вещами, как личные сообщения, чтобы позволить людям иметь частное пространство в приложении.

То есть вы только что приоткрыли ближайшие планы в развитии приложения!

Точно. Мы хотим позволить людям закрыть цепочку, чтобы у них образовалась личная связь — может, даже в офлайне. Мы уже наблюдаем это, когда Secret используют для знакомств: сейчас это непросто сделать в приложении, и мы хотим сделать это проще.

У нас есть один классический вопрос: с каких трёх сайтов — или приложений — вы начинаете свой день?

Первым делом я открываю Secret, чтобы проверить, что всё работает. И ещё я читаю свою ленту в Secret по утрам, пока я ещё в постели. Затем я захожу в Twitter: во-первых, хочу почитать, что люди пишут о Secret — знаете, я наблюдаю огро-о-омное количество русских у себя в реплаях! Третье приложение довольно скучное и ожидаемое: это почта, Gmail. 

Вспомнил: в течение дня я ещё пользуюсь Snapchat.

Кстати, вы рассматриваете Snapchat как конкурента Secret?

Нет! Я очень люблю ребят и то, что они делают. Думаю, Snapchat отлично подходит для общения один-на-один и для быстрого обмена эфемерными моментами, а не для длинных глубоких бесед. Думаю, Secret и Snapchat могут сосуществовать вместе.

Перед тем, как мы запустили Secret, мы думали, что хотим сделать его приложением, которое люди проверяют по утрам, после того как проснутся. Но запустившись, мы выяснили, что многие люди проверяют его перед сном, в постели. То есть воспринимают Secret как очень приватное место: там не очень много новостей, ты не можешь ничего пропустить, просто чувствуешь себя более интимно.

Святая троица

Сайты, с которых Дэвид начинает каждое утро

Secret, анонимная социальная сеть

Twitter, сервис микроблогов

Gmail, электронная почта

#Интервью #ВКонтакте #Facebook #Гость_TJournal #Snapchat #Secret #анонимные_приложения #приложение_Secret #сплетни_в_Secret #Сараджейн_Сачетти #Дэвид_Байтау #Крис_Бейдер

Статьи по теме
Гость TJournal: Сергей Шалаев
Гость TJournal: Дмитрий Хомак
Гость TJournal: Ярослав Андреев
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","\u0432\u043a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435","facebook","\u0433\u043e\u0441\u0442\u044c_tjournal","snapchat","secret","\u0430\u043d\u043e\u043d\u0438\u043c\u043d\u044b\u0435_\u043f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u0435_secret","\u0441\u043f\u043b\u0435\u0442\u043d\u0438_\u0432_secret","\u0441\u0430\u0440\u0430\u0434\u0436\u0435\u0439\u043d_\u0441\u0430\u0447\u0435\u0442\u0442\u0438","\u0434\u044d\u0432\u0438\u0434_\u0431\u0430\u0439\u0442\u0430\u0443","\u043a\u0440\u0438\u0441_\u0431\u0435\u0439\u0434\u0435\u0440"], "comments": 22, "likes": 15, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "51219", "is_wide": "1" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]