[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "TJ ", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0440\u043e\u0441\u043a\u043e\u043c\u043d\u0430\u0434\u0437\u043e\u0440","\u0433\u043e\u0441\u0440\u0435\u0433\u0443\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435","\u0437\u0430\u043f\u0440\u0435\u0442\u044b_\u0433\u043e\u0441\u0434\u0443\u043c\u044b","\u0432\u0430\u0434\u0438\u043c_\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438\u043d","\u0445\u0440\u0430\u043d\u0435\u043d\u0438\u0435_\u043f\u0435\u0440\u0441\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0445_\u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u0445"], "comments": 64, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
7 754

Запретить интернет

Андрей Мима о законе по размещению серверов с личными данными на территории России

Поделиться

В избранное

В избранном

Автор: Андрей Мима

1 июля Дума приняла в первом чтении закон, который обяжет большинство сайтов и приложений хранить персональные данные россиян на территории России. В том, что означает новый закон для российского интернета, разобрался предприниматель и веб-разработчик Андрей Мима.

Еще недавно закон о «чёрных списках» сайтов вызывал сильнейший резонанс интернет-сообщества и СМИ. Сегодня про закон о серверах с персональными данными почти не найти публикаций. Похоже, общество смирилось с неизбежным регулированием интернета, тема перестала быть острой на фоне других событий. 

Тем хуже для нас, ведь поправки в закон о персональных данных могут привести к гораздо более тяжелым последствиям, чем досудебная блокировка за экстремизм. 

Формально, с сентября 2016 года почти весь интернет попадёт под условия для блокировки. Под знаменем спасения нашей переписки от враждебных спецслужб, мировой интернет окажется вне закона. Позволить себе установить сервера в России смогут только самые крупные интернет-компании. По утверждению представителя комитета по информационной политике Вадима Деньгина, против них и направлен этот закон.

Дорогие россияне

Кроме Google и Facebook существует миллион небольших проектов, которыми каждый день пользуются люди во всем мире, в том числе россияне. Это бронирование гостиниц, тематические форумы, сайты знакомств, умные календари и электронные билеты в аквапарк города N. Все они хранят информацию о вас: имена, пароли, комментарии, фотографии. 

По закону, персональные данные — это «любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу». Проще говоря, это вообще любая информация, связанная с вами. Такая информация хранится на каждом сайте и мобильном приложении, у которого есть понятие «пользователь». 

Информация о пользователях обычно хранится в одной базе данных: хранить аккаунты на разных серверах, распределённых географически — это сложная и дорогая инженерная задача. Интернет-компаниям экономически невыгодно связываться с переносом данных россиян на отдельные сервера в другую страну. Это потребует больших затрат на работу программистов, системных администраторов, переводчиков и юристов (скорее всего, им потребуется юрлицо на территории РФ). 

Такие задачи, как правило, решают для себя крупнейшие компании, которые уже и так имеют представительства в России. Они заинтересованы в максимальной скорости передачи данных к пользователям, часть их серверов уже установлена здесь.

Чёрная дыра

Лишь 10 процентов внесенных вчера поправок говорят о требовании хранить данные в России. Остальные 90 процентов описывают порядок взаимодействия при запросе на блокировку сайта-нарушителя. Проще говоря, это не защита данных, а расширение «чёрного списка» на любые сайты, которые хранят их не в России. 

На практике это затронет все сайты: интернет-компании не станут по прихоти Госдумы покупать сервера в малознакомой стране и менять архитектуру баз данных. Представьте, что такой закон появился где-нибудь в Бангладеш, население которого даже больше, чем население России. 

Формально, для блокировки требуется решение суда, но заявителем по нарушению закона о персональных данных может выступить любой пользователь сайта, поэтому сложностей со внесением в черный список не ожидается. 

Сложившаяся практика блокировки сайтов дает повод опасаться худших сценариев: блокировки могут быть хаотическими и необдуманными. Решения ничего не знающего про интернет судьи районного суда города N по жалобе одного человека вполне хватит, чтобы заблокировать сайт неугодной крупной авиакомпании.

О вреде сыроедения

Поправки к закону пока настолько «сырые», что при всем желании выполнить закон не получится. Невозможно автоматически определить жителей РФ: россияне могут регистрироваться на сайтах, находясь за границей. Никакие сайты не запрашивают “прописку”, а менять интерфейс сайта ради России не будут даже Facebook и Google. Невозможно отличить россиянина в отпуске в США от американца в гостях в России. 

Это же можно считать хорошей новостью: невыполнимые законы обычно принимаются для ручного управления. 

Никто не хочет заблокировать в России интернет, и в нашей жизни от новых поправок почти ничего не изменится.

Поправки «о серверах» — это инструмент давления на вполне конкретные крупные западные компании, до небольших сайтов и приложений никому дела не будет. Спасение данных от западных спецслужб одновременно означает передачу данных спецслужбам российским. 

Как с ними обращаются наши спецслужбы известно по истории с утечкой данных пользователей «Яндекс.Денег», которые совершали пожертвования на проект «РосПил». Тогда ФСБ сделали официальный запрос в «Яндекс.Деньги» с требованием выдать данные пользователей, после чего данные попали в руки сторонних людей, никак не связанных с ФСБ.

Конечно, к 2016 году Twitter и другие крупные компании поставят сервера в России, и вопрос будет закрыт. Но ни в какой степени не нормально, что для этого пришлось объявить вне закона весь остальной интернет. «Поверьте мне, большинство россиян хотят, чтобы их данные оставались на территории Российской Федерации», — сказал автор инициативы, представляя свой законопроект в Госдуме. И большинство россиян поверили.

Андрей Мима,
Специально для TJournal

#Категория_Колонка #Роскомнадзор #госрегулирование #запреты_Госдумы #Вадим_Деньгин #хранение_персональных_данных

Статьи по теме
В Госдуму внесли законопроект о переносе в Россию серверов с данными россиян
Закон о переносе в Россию серверов с данными россиян прошёл первое чтение
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против