[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","\u043f\u0430\u0432\u0435\u043b_\u0434\u0443\u0440\u043e\u0432","\u0432\u043a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435","facebook","\u0430\u043b\u0451\u043d\u0430_\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u043c\u0438\u0440\u0441\u043a\u0430\u044f","\u0433\u043e\u0441\u0442\u044c_tjournal","pruffi","\u0440\u043e\u0441\u043a\u043e\u043c\u043d\u0430\u0434\u0437\u043e\u0440","\u0438\u0432\u0430\u043d_\u0437\u0430\u0441\u0443\u0440\u0441\u043a\u0438\u0439","\u043a\u0440\u044b\u043c","rambler_co","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d_\u043e_\u0440\u0435\u0433\u0438\u0441\u0442\u0440\u0430\u0446\u0438\u0438_\u0431\u043b\u043e\u0433\u0435\u0440\u043e\u0432","\u043c\u0430\u0442\u0432\u0435\u0439_\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0435\u0435\u0432","\u0445\u0435\u0434\u0445\u0430\u043d\u0442\u0435\u0440\u044b","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430\u043c\u0435\u043d\u0435\u0434\u0436\u0435\u0440\u044b"], "comments": 16, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
5 369

Гость TJournal: Алёна Владимирская

Глава хедхантингового агентства Pruffi о регистрации блогеров, стартапах, востребованных профессиях и отдыхе в Крыму

Поделиться

В избранное

В избранном

Каждую неделю TJournal приглашает к себе в гости интересных деятелей интернета. На этот раз мы поговорили с руководителем хедхантингового агентства Pruffi Алёной Владимирской о регистрации блогеров, стартапах, востребованных профессиях, медиаменеджерах и отдыхе в Крыму.


Мы в последний раз виделись на «Дне блогера», где ты была не в качестве хедхантера, а в качестве блогера. Зачем ты вообще туда пошла?

Сейчас объясню. Я в последнее время вообще довольно редко хожу на всякие мероприятия.

Кто тебя вообще пригласил?

То ли Плуготаренко, то ли Гребенников, в общем, организаторы. Так уж я не напрашивалась. 

Все очень просто. Есть какое-то такое представление о блогерах, что это такие 20-23-летние условные белоленточники, хипстота, ничего собой не представляющие и не умеющие. И, наверное, ребята хотели показать, что блогеры существуют совершенно другие. Мне хотелось спросить одну простую вещь, на которую мне никто так и не дал ответа. 

ОК, допустим, этот закон запрещающий — но в любом законе есть взаимные права и взаимные обязанности. В пример приводились правила дорожного движения, регистрации машин и прочее. Если я иду по правилам дорожного движения как пешеход по переходу, и меня сбивает машина, даже если это «Скорая помощь» или полиция, — то по закону они должны отвечать. Вопрос в том, что мне гарантируют права. Сейчас активно говорят о том, чтобы запретить Facebook, Twitter и прочее, — ОК, я буду выполнять правила, которые написаны в законе. Если подходить формально, они вполне понятные: они хотят, чтобы блогеры отвечали за свои слова, писали под своими фамилиями, помечать рекламу и платить с неё налоги — не вопрос, это какие-то понятные вещи! А в ответ — как вы мне компенсируете потери? Я могу буквально докопеечно оценить свои потери от закрытия Facebook. К сожалению, никто не ответил. 

Вообще, это мероприятие произвело на меня совершенно гнетущее чудовищное впечатление, причем я даже не знаю, от созерцания кого я расстроилась больше — стороны власти или стороны блогеров и журналистов. Потому что я ожидала, что с властью ничего хорошего не будет.

Ты про представителей Роскомнадзора?

Да. Они, на мой взгляд, совершенно не готовы слушать, не готовы ничего услышать. «Мы правы» де-факто. Другой вопрос, что большинство блогеров, может быть, за исключением единиц, оказались абсолютно не готовы к разговору, они тупо не читали этот закон. Поэтому всё это вылилось в очень печальную историю — представителям власти показалось, что это унылый детский сад, с которым ни в коем случае нельзя иметь дело, и принимать всерьез тоже не надо. Вопросы задавались чудовищные.

А разве цель таких мероприятий не в том, чтобы как раз создать дискуссию, в которой блогеры, пускай и задавая тупые вопросы, проясняют для себя какие-то моменты закона, а власть понимает, что для блогеров на самом деле важно?

Нет, тут есть две вещи — одно дело, когда речь идет о проекте закона, тут ты можешь задавать тупые вопросы. Но если речь идет о принятии закона, и власть в каком-то виде начинает с тобой об этом говорить, то, на мой взгляд, надо приходить готовыми. И надо ценить такие шансы, чтобы донести какой-то месседж или несколько месседжей, важных для среды. А не из серии «должны мы регистрироваться или не должны?» — коллеги, там четко это написано. Это просто потеря времени. 

Мы еще раз доказали, что мы очень непрофессиональная среда, которую проще задавить, чем вести с ней диалог.

Кроме того, что ты потеряешь деньги, ещё каким-то образом тебя этот закон трогает? Ты будешь переживать, если закроют какого-нибудь из блогеров?

Не делайте из меня бессердечную суку больше, чем я есть. Конечно, эта история меня трогает уменьшением свободного поля. Я не знаю, буду ли я переживать, если закроют какого-то блогера — из-за кого-то буду, а кого-то я не читаю, — но в целом то, что защищается свободное поле дискуссий, в виде разных СМИ, свободных блогов, каких-то персоналий — это, конечно, трогает всерьёз.

С тем же Facebook не понятно, зачистят его или нет. Роскомнадзор только в мае начал говорить о том, что они имеют возможность закрыть такие большие сайты. Но им тут же дали по голове и до сих пор непонятно, действительно ли они могут на такое решиться.

Кто знает. Мы живем в таком мире, что то, что полгода назад казалось чушью, может сбыться. Мы воюем с Украиной, мы всерьёз говорим о том, что возможна Третья мировая война, и с нами будет воевать НАТО.

В повестку дня ложится закрытие внешних источников информации?

В моё представление мира ложится, за власть я говорить не могу.

Потому что Facebook — это зарубежная компания?

Господи боже мой, OZON — тоже зарубежная компания, но, я думаю, меньше всего в этой связи придут закрывать OZON. Нет, это совершенно о другом. Это про некую свободу, где ты не можешь контролировать, что будут говорить люди, которые размещают там свои посты. В отличие от «ВКонтакте» и «Одноклассников», где можно попросить эту историю каким-то образом зачистить, в Facebook ты эту историю попросить зачистить не можешь. 

Facebook, конечно, будет очень тяжело терять Россию, но для меня это уже внутренне вопрос решённый, и какое-то время назад я писала в личку людям, у которых бизнес строится на Facebook, — я, например, очень люблю Морейниса, и вся реклама его проекта «Клёвости» идёт через Facebook.

Но если из России исчезнет вся водка, где-то же она появится. Если из Facebook исчезнут все хипстеры, которые ходят на «Клёвости», они же куда-то пойдут?

Это интересный вопрос. В 2006-2007 году я набирала популярность в ЖЖ, но быстро оттуда ушла, мне не понравилось. Недавно я попыталась найти свой запущенный убитый аккаунт в ЖЖ — в течение двух суток я пыталась туда просто зайти, мне это не удалось.

Короче, дружелюбный интуитивно понятный интерфейс.

Мне сложно говорить о том ресурсе, куда я не могу попасть.

При этом представители ЖЖ на «Дне блогера» рассказывали о том, какие там удобные рекламные инструменты.

Да, это было одно из самых странных событий. Идет такая дискуссия и выражение коллективного мнения блогеров, и вдруг встает ЖЖ и начинает говорить о своих возможностях.

Интересные совпадения: ЖЖ рекламирует ЖЖ, а «Рамблер», который имеет отношение к ЖЖ, выступает площадкой обсуждения закрытия Facebook.

Я не очень верю в теорию заговора по одной простой причине — рядом со мной сидел Матвей (Матвей Алексеев, GR-директор Rambler&Co — TJournal) на диванчике спикеров, а чуть дальше сидела Софья (Софья Иванова — TJournal), которая их пресс-секретарь, и они переписывались дикими SMS-ками с выпученными глазами: «Что мы делаем, почему у нас посреди панели рекламный доклад?» Я так понимаю, это был экспромт ЖЖ, который выглядел странно для обеих сторон. Там сидели чиновники в первом ряду и тоже совершенно не понимали, почему все это вдруг стали рекламой.

Фото Hopes&Fears

После мероприятия у тебя случился срач с Засурским по поводу «Рамблера» и «ВКонтакте» из-за того, что ты якобы защищаешь «ВКонтакте».

Да не, мы дружим, считать три переброшенные реплики срачем — это перебор. Но ОК.

Странно, учитывая, что Дуров называл тебя «работорговцем».

Ну, Дуров считает так. Есть ли у меня контракт с «ВКонтакте»? Нет. Периодически мы ведём разговоры на тему того, чтобы искать каких-то людей, причём первые были еще при Дурове.

В 2013 году, когда ты сказала, что к тебе повалили резюме?

Нет, до этого. Когда повалили резюме, Дурову было уже не до того. Но в 2012, когда они начали развивать московский офис, на меня выходили — не Дуров, не помню, кто. Кто-то из московского офиса, и мы начинали искать продажников, маркетинг и прочее. Я реально и в прошлый, и в этот раз отговариваю их от хантинга, по одной простой причине. И оба раза со мной согласились, и вот почему: во «ВКонтакте» должен приходить определенный тип людей, очень мало, очень элитарно, и такие, совсем-совсем свои. Это история не про хантинг, а про то, что люди знакомы друг с другом и они приходят.

В том смысле, что во «ВКонтакте» по объявлениям не наберешь?

Да. Потому что там очень важен вопрос внутренней микросреды. Надо очень точечного и очень «своего» человека. И люди внутри знают, какой он, «свой», гораздо лучше, чем я снаружи. Поэтому я им говорила — ребята, в случае с вами любой хантинг будет неэффективен. И поэтому они пытались через нас и не через нас, и все равно находили сами. А теперь про позицию по «ВКонтакте» — никакого контракта у меня нет и не думаю, что он появится.

Думаешь, у них после ухода Дурова не поменялась эта микросреда? Пара месяцев прошла, они взяли Эльфа-торговца, взяли Альберта Усманова, ну и я не вижу более мелких хантинговых решений, но уже видно, что они начали работать над той сферой офиса, которая раньше всегда была вне приоритета.

Ты знаешь, мне кажется, нет. Конечно, любое новое руководство и другая стратегия предполагает каких-то новых людей, но мне кажется, что при этом среда не меняется. Потому что среду «ВКонтакте» всегда образовывал костяк разработчиков. На уровне элитарности, очень крутой разработки — эти вещи там остались. 

Моя мысль к Засурскому была очень проста: я в этом конфликте ни на чьей стороне, потому что мы не знаем всех подробностей, а еще тут такая история: много лет ты как основатель тянешь проект на себе, и если проект успешный — то дальше он начинает тащить себя сам. И на определенном этапе, когда фаундер уходит, это не обозначает смерти проекта. Когда Дуров уходил, я, честно говоря, думала, что все, пипец. Но смотрю, новая команда делает такие хорошие нормальные вещи. Я ожидала значительно худшего трэша и адища, но сейчас вполне всё вменяемо. Они не скатились в 16 баннеров и подарочки, а что еще важнее, мне кажется, они понимают, куда идут.

И куда они идут?

Они идут к нормальному IPO, как мне кажется. И для этого делают много вещей вроде обеления музыки, обеления видео, запуска приложений вроде Smart TV, не важно, пошло это или нет. Баннеры, дикая цензура — ничего этого нет.

Зато есть регулярные падения, которые продолжаются с периодичностью раз в месяц. Засурский же потому и начал.

А раньше «ВКонтакте» не падал?

Это было, но было давно.

Ну вот, бывало. Безусловно, что с уходом Николая и части программистов часть технической экспертизы очевидно потеряна. Мы не знаем, какая. И очевидно, что новая команда должна сталкиваться со сложностями. Плюс, наложилась жара. При этом говорить, что всё, пипец — неправильно. 

Засурский же с этого и начал: вот, Дуров ушел, «ВКонтакте» конец. Это такая странная позиция: я считаю, что в мире всё плохо, и я всё подвожу под свою теорию. Facebook сыпется? Сыпется. Я вообще не могу открыть книгу своих подписчиков, чтобы хотя бы её вычистить — она не открывается. Мой любимый LinkedIn примерно раз в три недели не отсылает личные сообщения, причем в приват-статусе, за который я плачу.

Ты его активно, кстати, используешь?

Очень, да. Так вот, и что теперь? Это означает, что Facebook умирает? Да нет. И эти проблемы, на мой взгляд, точно так же не означают, что умирает «ВКонтакте». Нельзя подгонять некие факты под свое мироощущение и выдавать за конечный факт.

Расскажи, что с «Рамблером». Расскажи, что ты подразумеваешь, когда говоришь, что с ним все понятно?

Не знаю я, что с ним. Я говорила Ване простую вещь — я знаю человек 20, каждый из которых говорит, что он сделал «Рамблер». Мне кажется, проблема «Рамблера» в том, что там действительно у каждого был кусочек в виде года-двух. Я верю практически в каждую новую команду, которая приходит. У всех есть шанс, чтобы получилось.

У «Рамблера» впереди большие изменения, связанные с продуктом. Причем это изменения быстрые. Команда сейчас недурная набирается. Что они сделают? Ну, что-нибудь, наверное, сделают.

Что ты думаешь о назначении Матвея?

Это мужественный шаг, но я пока не очень понимаю, занимается он именно пиаром «Рамблера» или все-таки больше такими отраслевыми историями. Я его больше вижу в старом статусе, в историях, связанных с блогерством, с взаимоотношениями с властью — он же, в общем, занимался близкими к РАЭК вещами, поэтому посмотрим. Он такой закаленный боями, пытается донести до власти какое-то здравомыслие, а с другой стороны, пытается позицию власти адаптировать под интернет.

Ты публиковала большой пост по поводу рейтинга медиаменеджеров в «Коммерсанте». Почему вы перестали делать собственные рейтинги от Pruffi?

Потому что я в них не верю. И делать их никогда больше не буду. Это история про такие карьерные и социальные лифты. Это не просто вопрос уровня «поднимите мне зарплату», а у этих людей должны быть шансы. И я не понимаю пока, какие шансы могут у них быть. 

Вот, меня где-то напечатали, я пойду к начальнику и попрошу поднять зарплату. Но это короткий, утилитарный и очень плохой смысл, да и делать рейтинг для этого как-то скучно. А вот сделать рейтинг, который станет карьерным лифтом, подхватит и даст возможность сделать офигенную карьеру — ну, наши не подхватывают. Не потому что это мы или не мы, а потому что, к сожалению, интернет-пространство, где можно делать что-то интересное, тоже довольно зачищенное. И те, кто делает что-то интересное, делают это скорее вопреки.

Это разве не твой интерес как хедхантера — такого человека выцепить и привести в медийное поле?

Да, мы думаем, но это даже, наверное, не будет рейтингом, я серьёзно думаю над формой. Кстати, можем с тобой поговорить о вложениях в Coub — думаю, это должно быть тебе вдвойне интересно, потому что вложили те же инвесторы, которые связаны с вами. Это как раз история, что где-то существуют вот эти рейтинги дурацкие, а отдельные ребята собрались — сколько их, 6-7 человек? — и сделали офигенный продукт. 

Я их с первого дня обожаю, и понятно, что если у них все получится, то это может быть уровень нового Твиттера, мировая лихорадка и любовь во всем мире. Мне кажется, он должен быть дико популярен, например, в Японии. Вот это история, а не из серии «я делаю журнал «Вышиваю крестиком», его тираж увеличился на 50 тысяч». Серьезно, в рейтинге медиаменеджеров прекрасный человек, который руководит журналом «Вышиваю крестиком».

В последнее время как-то поутихомирилась тусовка стартапов? Давно ничего громкого не слышно.

А ФРИИ?

Это единственный локомотив, который у нас сейчас существует, и опять-таки не понятно, во что он вкладывается.

Неважно, короче. Есть отдельные несколько человек, которые пришли и сделали. И вот это все вопреки, есть вот эта большая тусовка с аналитиками и рейтингами, — а все качественное — оно как бы вопреки и существует в каком-то другом поле. Вот мне интересно это другое поле. 

ФРИИ выпускает проекты — и где они? Где, черт возьми, эта шпана, которая сотрет нас с лица земли?

Так везде, вроде бы. «Яндекс» в прошлом году провел стартап-лагерь.

Я ФРИИ привела просто как пример, я не говорю, что они плохие, а все вокруг прекрасные.

А в чем секрет ФРИИ? Почему они самые активные сейчас?

Потому что у них очень много денег, а когда у какого-либо ресурса много денег, он может себе позволить покупать и людей, и активы. Условно, в каком-то другом фонде работает один пиарщик — а тут работает четверо, мы можем делать ивенты каждый месяц, потому что можем себе это позволить, и прочее.

У них еще неординарная медийная поддержка — я не помню, чтобы к кому-то еще на мероприятия приходил Путин.

Не думаю, что это медийная поддержка, как раз наоборот. Это история, которая идет от власти — ну и, соответственно, отсюда все вместе: и приход президента, и деньги, и возможность инициировать какие-то законы.

Инициировать законы?

Да, на днях они объявили, что они попытаются поменять историю про инвестиционное законодательство. На территории России можно будет работать примерно в таком же инвестиционном законодательстве, как в офшорах. Это легализация прав инвесторов на территории России.

Расскажи про Pruffi, как у вас идут дела. Вы что-то давно не появлялись в заголовках.

Мы давно не появлялись, потому что одно время нам было очень плохо, сейчас нам, тьфу-тьфу-тьфу, хорошо. Пока появляться не с чем. Сейчас готовим несколько больших важных историй, с которыми появимся в сентябре-октябре.

Рекрутинговых или продуктовых историй?

Продуктовых, но я из поля рекрутинга не выхожу. На тему рекрутинга мы никогда не исчезали, просто не пиарились. Я сама очень устала от количества пиара себя, мне самой это как-то очень надоело и очень хотелось помолчать. Мы помолчали, выбрались из кризисов. Я не могу сказать, что четко знаю, что будет с Pruffi в течение ближайших 10 лет, хотя много об этом думаю — но я все делаю для того, чтобы не быть просто хантинговым агентством.

А вы до сих пор живете на инвестиции Almaz Capital? Приложение у вас еще работает?

Конечно, работает. Первое условие было такое, что мы никогда не жили на деньги Almaz Capital — все 450 тысяч шли на развитие проекта. Со второго месяца мы были прибыльные и никогда не тратили инвестиции на зарплаты.

Сколько у вас сейчас работает человек?

16.

А как вы так резко разъехались по отпускам? Это же прямо коллапс?

Это каждый год бывает. В хантинге бывает не сезон. И что значит по отпускам? Pruffi каждый год уезжал на дачу в Крым. Все, кто хотели.

Крым, короче, ваш.

Да, мы снимали дачу в маленьком городке — несколько номеров в очень хорошем отеле, с хорошим интернетом, и это был такой полуотпуск: мы полдня работали, полдня купались, загорали и ездили на экскурсии.

Амазонки на выезде.

Типа того. Первый год мы не поехали в Крым, потому что я просто испугалась — у меня работают молодые, симпатичные незамужние девочки. И в этом году я поехала в Черногорию, чтобы посмотреть, можно ли заменить дачу в Крыму на дачу в Черногории. Мне принципиально, чтобы это было близко, потому что за это время часто бывали такие истории, что я сажала сотрудницу на самолет, она прилетала в Москву, встречалась с клиентом, а вечером вылетала обратно в Крым. 

Мы не в отпуске, мы ведем то небольшое количество заказов, которое есть на спаде сезона. Июль-август — это то время, когда все ключевые люди бизнеса уезжают в отпуск, и никто не принимает ключевых решений. Практика показала, что примерно с 20-25 июля по 15 августа ничего серьезного не бывает.

Осенью вы писали, что собираетесь работать со строительными компаниями, искать соискателей. Такие истории не вредят вашему имиджу премиального рекрутера?

Нам хочется попробовать порасширяться в разные сегменты. И в стройке мы тоже работаем с премиум-сегментом, мы прорабов не выводим. Мы нашли сначала паре компаний IT-шников. Они сказали: ребята, вы так хорошо ищете, нам нравится с вами работать, давайте вы нам еще поищете? Им нужны чаще всего не строители, а, например, юристы, которые выводят компании на IPO, президенты по стратегии, по развитию, и прочее. Чем это вредит нашему имиджу? Ничем не вредит.

У тебя появляется много историй типа «ври побольше — пойдешь в стартап» или «я девственница, ищу работу в медиа». Откуда это все берется? У меня знакомые не верят, что это правда, а подробности вы никогда не раскрываете.

А какие подробности мы должны раскрыть? Если это реальное резюме — как я могу написать автора этого резюме? Конечно, не верят, человек в своей глупости настолько парадоксален, что поверить в это довольно сложно, — но это большая лесть мне, если считают, что я могу все это придумывать в промышленных количествах. Я просто не смогу каждый день сидеть и придумывать остроты, это все отрывки из писем, из резюме.

Кто-то из тусовочки говорит, что половина историй — выдумка. Как ты к этому относишься?

Вообще никак не отношусь. По двум простым причинам: во-первых, я вообще не очень понимаю, как вообще к этому можно относиться, говорят и говорят. А во-вторых, зачем мне публиковать несуществующие вакансии? Я знаю, от чего это идет — они присылают свои вакансии, а людей никого.

Это зависть?

Нет, не зависть. Но вот ты читаешь вакансию «директор инкубатора», зарплата 500 тысяч рублей, ты откликаешься, а тебя не зовут. Тут наша беда — у нас нет возможности проанализировать каждое письмо и честно ответить, почему мы не зовем. Просто рассылать стандартное письмо от робота я не хочу, потому что это ничем не отличается от неотвеченного. Отвечаем тем, кто хоть в какой-то степени соответствует и дальше ведем коммуникацию. Поэтому 80 процентов обратившихся не получают ответа.

У тебя есть люди, которых ты заносишь в черный список и больше никогда не принимаешь от них резюме?

Нет, никогда. Если кандидат не подходит на какую-то позицию, он совершенно спокойно через какое-то время может подойти на другую. Иногда обижают — сначала про меня говорило гадости старшее поколение, теперь гадости говорит младшее, — всё пройдет, я как-то очень спокойна внутренне, кроме тех вещей, когда дело касается моих самых близких людей.

Сколько людей ты трудоустраиваешь в месяц?

Лично я немного. Потому что я работаю по совсем премиальным вакансиям — 2-3 человека в месяц. Если Pruffi, то тут по-разному, 10-15-20. Но я не знаю, сколько людей реально устраиваются через нас, потому что очень много людей находят друг друга в комментах. Плюс я делаю довольно много странных полублаготворительных вещей — когда ко мне приходит резюме, и я вижу, что человек хороший, но у меня сейчас нет такой вакансии, я его бесплатно перекину тем, у кого такие вакансии есть. Мы не работаем с Dream Industries, но я вижу, кого они набирают, и кидаю им людей, и таких примеров довольно много.

А кто сейчас активно на рынке набирает?

Очень активно на digital-рынке играет телеком, прежде всего Yota, кусочками Dream Industries. По-прежнему интересно играет банковский сектор — там немного сменилось, кто играет, но по-прежнему интересно. Мне очень нравится, как набирает Mail.Ru, и те проекты, которые запускает, мне прямо очень нравятся. Одно время довольно интересно играл «Яндекс», очень много набирает «Рамблер». Интересно работает РБК.

А что сейчас вообще на рынке медиа с кадрами? Нам много пишут на почту, причем и с опытом работы в серьёзных изданиях.

Ну, все непросто. Это связано и с общим состоянием медиа, и с некоей зажратостью. Вообще, журналистам в широком смысле за 35 сложно, потому что есть довольно много таких изданий, которым требуются «маленькие руки» — молодые журналисты, которые получают тысяч по 35-40, которые будут бегать, делать репортажи, связанные с городом, с интернетом. И в целом денег нет. 

Вы инвестиционные, не знаю, насколько по вам это ощущается, но в целом денег нет, бюджеты сильно уменьшились. Конечно, это очень чувствуется.

Все матерые журналисты говорят: если вы сейчас думаете, куда идти учиться или работать, не выбирайте журналистику. А куда идти? В Mail.Ru работать над проектами в коммуникациях?

Это великое заблуждение: ты с бэкграундом журналиста или пиарщика сейчас фиг попадешь в Mail, «Яндекс» или «Рамблер». Для того, чтобы попасть продактом, у тебя должно быть техническое образование, идеально, если ты программист, поработал над своим проектом — неважно, получился он или нет, но ты в этом разбираешься, — и после этого ты приходишь продактом в портал. 

Я рекомендую всем учиться кодить, пусть на самом простом уровне. Это помогает всем, даже журналистам — не знаю, html-верстка, правильно вставить картинку. Не менее важно то, что у журналистики впереди большие изменения, какие — никто не знает. Поэтому, когда старшее поколение говорит не идти работать в журналистику… Ну скажи, если бы тебе сказали не идти, ты бы не пошёл?

Нет, я бы не стал никого слушать.

Ну так вот, я про это. Если ты талантливый журналист, тебе по крайней мере будет интересно, чем ты будешь страдать, сидя в пиар-компании за большие деньги. На самом деле, если вы талантливы и у вас хорошее образование, вы пробьетесь, где-то будет получше, где-то похуже, но вы пробьетесь.

Слушай, ты сейчас находишься в Черногории, а ты не думала уехать насовсем?

Нет, никогда, потому что моя профессия связана с людьми и со знанием людей. Главное в нашей профессии — все время быть внутри. Зачем я хожу на эти стартаперские вещи? Знаешь, сколько за это время я пересмотрела и переслушала соцсетей, банковских сервисов, облачных хранилищ и прочее? Мне интересны только люди. И как только ты теряешь это знание людей, то через полгода ты для профессии заканчиваешься. Уехать в Черногорию — невеликое предательство своей страны, по крайней мере, пока.

У меня последний вопрос — три сайта, с которых ты начинаешь день.

Конечно, я начинаю день с Facebook, с Twitter — у меня есть на Facebook вкладка, где порядка 50 человек из разных сфер, которые много пишут в Fb и которых мне интересно читать. Они создают общую картину мира, а поскольку часть из них живет в России, а часть нет, то они 24 часа в сутки создают единый дайджест, то я в результате знаю как-то всё. Когда я еду на работу, это Twitter. А третий сайт — это LinkedIn.

А как ты его используешь? Там люди правда часто обновляют свои рабочие места?

Конечно. Им мало кто в нашей стране умеет пользоваться, а это отличная сеть нетворкинга по всему миру. Ты можешь там послать запрос любому, от журналиста до пиарщика нужного тебе человека, и если у тебя верно заполнен профиль и ты обосновываешь, зачем тебе это надо, культура LinkedIn — отвечать.

Но я не вижу сложности в том, чтобы найти почту нужного человека или кинуть ему реквест на Facebook или в Twitter.

В Facebook, если вы не друзья, письмо идет в папку «Другое». Честно тебе скажу, я боюсь ее даже открывать. А в LinkedIn ты понимаешь, кто это, и понимаешь, в чем профессиональный запрос. Я нахожу там кандидатов, клиентов каких-то. Сейчас делаем там историю про Индию — это моя давняя мечта. Это совместная история, по которой мы хотим отправлять людей на прохождение практики в университет, и взаимно отправлять их работать. Через 3-5 лет это будет супердержава.

Святая троица

Сайты, с которых Алена начинает каждое утро

Facebook, социальная сеть

Twitter, сервис микроблогов

LinkedIn, профессиональная соцсеть

#Категория_Интервью #Павел_Дуров #ВКонтакте #Facebook #Алёна_Владимирская #Гость_TJournal #Pruffi #Роскомнадзор #Иван_Засурский #Крым #Rambler_Co #закон_о_регистрации_блогеров #Матвей_Алексеев #хедхантеры #медиаменеджеры

Статьи по теме
Гость TJournal: Сергей Петренко
Гость TJournal: Василий Эсманов
Гость TJournal: Иван Колпаков
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против