[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Виктор Степанов", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","facebook","twitter","\u0441\u043e\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0435\u0442\u0438","\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0435\u0439_\u043d\u0430\u0432\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0439","\u0431\u043b\u043e\u043a\u0438\u0440\u043e\u0432\u043a\u0430","\u0440\u043e\u0441\u043a\u043e\u043c\u043d\u0430\u0434\u0437\u043e\u0440","\u0433\u043e\u0441\u0440\u0435\u0433\u0443\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435","\u0432\u0435\u0434\u043e\u043c\u043e\u0441\u0442\u0438","\u0440\u0435\u0433\u0438\u0441\u0442\u0440\u0430\u0446\u0438\u044f_\u0431\u043b\u043e\u0433\u0435\u0440\u043e\u0432","\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0430\u043d\u0434\u0440_\u0436\u0430\u0440\u043e\u0432","\u0433\u043e\u0441\u0440\u0435\u0433\u0443\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435_\u0440\u0443\u043d\u0435\u0442\u0430","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d_\u043e_\u0431\u043b\u043e\u0433\u0435\u0440\u0430\u0445","\u043a\u0430\u043a_\u0431\u0443\u0434\u0435\u0442_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430\u0442\u044c_\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d_\u043e_\u0431\u043b\u043e\u0433\u0435\u0440\u0430\u0445","\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e_\u0433\u043b\u0430\u0432\u044b_\u0440\u043e\u0441\u043a\u043e\u043c\u043d\u0430\u0434\u0437\u043e\u0440\u0430","\u0432\u0441\u0435_\u0447\u0442\u043e_\u043d\u0443\u0436\u043d\u043e_\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c_\u0438\u0437_\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e_\u0433\u043b\u0430\u0432\u044b_\u0440\u043e\u0441\u043a\u043e\u043c\u043d\u0430\u0434\u0437\u043e\u0440\u0430_\u0432\u0435\u0434\u043e\u043c\u043e\u0441\u0442\u044f\u043c","\u0446\u0438\u0442\u0430\u0442\u044b_\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0430\u043d\u0434\u0440\u0430_\u0436\u0430\u0440\u043e\u0432\u0430","\u0448\u0430\u043b\u0442\u0430\u0439_\u0431\u043e\u043b\u0442\u0430\u0439"], "comments": 73, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "51870" }
Виктор Степанов
6 797

14 важных цитат главы Роскомнадзора

Всё, что нужно знать об интервью Александра Жарова «Ведомостям»

Поделиться

В избранное

В избранном

1 августа вступил в силу закон о блогерах — ещё один правовой акт, существенно меняющий правила, по которым живёт и функционирует российский интернет. Ответственность за его исполнение (регистрацию блогеров и ведение их реестра) легла на Роскомнадзор.

Глава надзорного ведомства Александр Жаров дал большое интервью «Ведомостям», рассказав о своём взгляде на происходящее в Рунете, а также об отношении к Twitter, Facebook и Алексею Навальному. TJournal собрал самые важные цитаты чиновника.

Об эффективности законов и шумихе вокруг них

Принятые за последние несколько лет в стране законы, касающиеся интернета, Александр Жаров в целом признал работающими и выполняющими основные возложенные на них функции.

По мнению руководителя надзорного ведомства, при принятии того или иного документа в обществе всегда возникает мнение, будто он приведёт к введению интернет-цензуры. Тем не менее, считает чиновник, принимаемые инициативы действуют, а цензуры так и не наступило.

Когда принимался первый закон о досудебной блокировке сайтов за размещение детского порно, пропаганды суицида и наркотиков, многие опасались, что это приведет к цензуре интернета: мол, на оппозиционных сайтах недоброжелатели начнут размещать детское порно, и их все заблокируют. Но ничего этого не произошло. Аналогичная дискуссия сейчас идет и вокруг закона о блогерах, который СМИ почему-то называют скандальным.

О невозможности заблокировать что-то навсегда

Как отметил Жаров, в Роскомнадзоре понимают, что ни один механизм блокировки интернет-сайтов не позволит заблокировать ту или иную информацию в сети навсегда.

По словам Жарова, главная задача Роскомнадзора — максимально ограничить доступ к такой информации людей, которые могут натолкнуться на неё случайно.

Как для руководителя Роскомнадзора для меня очевидно, что заблокировать информацию в интернете раз и навсегда невозможно — обходные пути найдутся всегда. Такова природа сети. Но в разы снизить трафик, ограничить доступ к плохому контенту тех людей, которые не целенаправленно его ищут, а случайно встречают в процессе интернет-серфинга, государству вполне по силам.

О сравнении России с Китаем

Всё чаще звучащие в СМИ сравнения развития Рунета с развитием интернета в Китае Александр Жаров назвал несостоятельными.

Наше регулирование развивается совсем по другому принципу, нежели китайское. Мы не создаем «огненную стену» с внешним IT-миром. Мы точечно блокируем определенные виды социально опасного контента. Кроме того, примерно 80% законодательных инициатив, связанных с блокировкой сайтов, не реализуются. Так что мне кажется, что все-таки здравый смысл в этих вопросах побеждает.

О сложностях разблокировки Навального

Не согласился Жаров и со словами журналиста «Ведомостей» о политических мотивах блокировки блога оппозиционера Алексея Навального. В то же время, как отметил Александр Жаров, даже если Навальный удалит противозаконные записи в блоге, разблокировать его будет не так просто.

Дело в том, что в законе об ограничении доступа к сайтам за экстремизм не прописана процедура разблокировки в случае удаления незаконной информации. Роскомнадзор не может сам принимать решение о восстановлении доступа к интернет-ресурсу без соответствующего указания Генпрокуратуры. В применении этого закона мы выполняем техническую функцию, и как только мы займемся творчеством, мы превысим свои полномочия.

О деньгах на мониторинг интернета

Александр Жаров рассказал также о деньгах, выделяемых каждый год на исполнение законов об интернете. Суммы эти постепенно растут и в 2015 году превысят отметку в 100 миллионов рублей.

В 2013-2014 гг. объем средств, направленных на исполнение законов об интернете, составил 84,2 млн руб. Это средства, предусмотренные для проведения экспертизы противоправной информации и ведения реестров. В 2015 г. объем финансирования составит 144,7 млн руб.

О проблемах блокировки по IP-адресу

За время действия реестра запрещённых сайтов в него много раз попадали сайты, не нарушавшие закон. Происходило это в том числе и потому, что попавшие в реестр ресурсы блокировались по IP. В результате доступ ограничивали ко всем сайтам, расположенным на одном адресе. Большой проблемы в этом Жаров не увидел.

Что касается добропорядочных ресурсов, то проблема блокировки по IP раздута. Сменить IP-адрес можно очень быстро. Хотя понятно, что некоторых владельцев сайтов задевает сам факт такой блокировки, и они идут в суд. У нас было несколько таких судов, и все их мы выиграли. Например, один владелец сайта обратился в суд, хотя в тот же день сменил IP-адрес своего ресурса. Мы доказали в суде, что мы не нанесли ущерб его бизнесу. Так что серьезной проблемы таких блокировок, мне кажется, не существует. Что касается Пиратской партии (критикующей такие блокировки), то надо понимать, что это структура, которая занимается политическим пиаром.

О Twitter

Как сообщил Жаров, его ведомство активно сотрудничает и общается с представителями Twitter. В то же время понять логику действий сервиса микроблогов и того, почему одни решения по блокировке они исполняют, а другие нет, в Роскомнадзоре не могут.

У Twitter весь трафик зашифрован, DPI с ним вообще не работает — если заблокировать одну страницу, может рухнуть вся сеть. Это основная проблема с Twitter. Американская компания до сих пор не заблокировала 12 аккаунтов с запрещенной информацией, и мы, понимая, что блокировка затронет интересы огромного количества пользователей, терпеливо с ними переписываемся. У меня есть ощущение, что Twitter нас слышит, например, последнее решение суда о блокировке противоправного ресурса (микроблога «Шалтай-болтай» слившего переписку высокопоставленного российского чиновника Александра Дворковича) было выполнено сразу. Я пока не могу до конца понять логику действий Twitter — какие-то аккаунты они блокируют, какие-то нет. Но логика в их действиях определенно присутствует. Нам просто надо нащупать эту логическую цепочку.

О действии закона о блогерах

Значительная часть интервью Жарова оказалась посвящена закону о блогерах. Интервью вышло в первый день действия закона. Глава Роскомнадзора постарался в очередной раз объяснить, что статистика блогов по новому закону будет считаться на основе открытых источников, а сам закон не приведет к поголовной регистрации всех, кто ведет в сети личную страничку.

Никакой «всероссийской переписи блогеров» не будет. Мы разработали совместно с отраслью методику определения посещаемости, которая предусматривает несколько возможностей. Свой счетчик мы пока разрабатывать не будем, хотя такая возможность обсуждается. Будем пользоваться признанными отраслью публичными счетчиками — OpenStat, «Яндекс.Метрикой», рейтингом Mail.Ru, Liveinternet.

Об ответственности блогеров

Интересный фрагмент интервью касается ответственности, которую могут понести блогеры, отказывающиеся регистрироваться. Как выяснилось, у ведомства Жарова не так много рычагов давления на них.

Закон не предусматривает ответственности для блогера за нарушение именно этого закона. Мы не можем применить к нему прямых мер воздействия — разве что обратиться в МВД, чтобы ему выписали административный штраф до 1000 руб. за мелкое хулиганство, например за матерщину. Но у нас есть более действенный механизм — мы можем предъявить претензии интернет-площадке, на которой размещен блог. Для площадок это, конечно, проблема, так как если они не будут принимать никаких мер, то им грозят штрафы до 500 000 руб. или даже блокировка.

О переносе серверов в Россию с 2016 года

Коснулся Жаров и другого резонансного закона — закона о переносе в Россию серверов социальных сетей и других интернет-компаний, хранящих данные российских пользователей. Закон вступит в силу только через два года, и сейчас понять, как именно он будет действовать, невозможно, считает чиновник.

Давайте доживем до 2016 г. Возможно, наши сотрудники будут ходить и смотреть, есть ли у этих компаний серверные мощности в нашей стране и что на этих серверах хранится. Для более детальной проверки, видимо, придется вместе с интернет-отраслью разрабатывать конкретные технические решения.

О собственных хобби

В конце беседы Александр Жаров поделился с читателями несколькими аспектами свой личной жизни. Рассказал, к примеру, о собственных увлечениях и хобби.

Мое хобби — это мои дети. Я много читаю. Мне нравится изобразительное искусство. Нравятся голландцы и период кватроченто. Стараюсь ходить по музеям, очень люблю Русский музей, Третьяковскую галерею. Мне нравится русский реализм, русский импрессионизм периода с конца XIX до середины XX в. Смотрю фильмы артхаус, слушаю музыку — в основном блюз-рок, кантри и фолк, иногда классику, отечественную и иностранную вперемешку. Путешествовать почти не успеваю, только в командировки езжу.

О пиратских фильмах

Честно скажу: до того как приняли антипиратский закон, не задумывался над тем, на каких ресурсах я смотрю фильмы. Но с тех пор смотрю видео только на легальных площадках. Человек должен быть прежде всего с собой предельно честен: если я реализую этот закон, я не могу смотреть фильмы на пиратских площадках.

О присутствии в соцсетях

Захожу регулярно, читаю. Но сам ничего не пишу. Должна быть чистота жанра. Если я по долгу службы должен за этим надзирать и принимать ограничительные меры, то я не считаю для себя правильным быть внутри этого. Я не являюсь поклонником какого-нибудь популярного блогера. Facebook не пользуюсь, Навального регулярно не читаю. Зачем?

О новостных агрегаторах

У меня установлено достаточно большое количество новостных агрегаторов. Также ко мне приходит обзор специализированной информации каждое утро. Топ «Яндекса» является эффективным источником, когда нужно узнать, что именно в эту минуту в центре внимания. Если меня что-то заинтересовало, я реагирую и начинаю более глубоко исследовать тему. Для меня не проблема почитать английские и французские ленты агентств, так как я владею этими языками. Я всегда стараюсь изучить и сравнить разные точки зрения.

#Статья #Facebook #Twitter #социальные_сети #Алексей_Навальный #блокировка #Роскомнадзор #госрегулирование #Ведомости #регистрация_блогеров #Александр_Жаров #госрегулирование_Рунета #закон_о_блогерах #как_будет_работать_закон_о_блогерах #интервью_главы_Роскомнадзора #все_что_нужно_знать_из_интервью_главы_Роскомнадзора_Ведомостям #цитаты_Александра_Жарова #Шалтай_Болтай

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против