[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Виктор Степанов", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u0432\u043a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435","\u043e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438","\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441","\u0441\u043e\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0435\u0442\u0438","mail_ru","\u0446\u0438\u0444\u0440\u043e\u0432\u043e\u0435_\u043d\u0430\u0441\u043b\u0435\u0434\u0441\u0442\u0432\u043e","\u0437\u0430\u0432\u0435\u0449\u0430\u043d\u0438\u0435","\u043a\u0430\u043a_\u0437\u0430\u0432\u0435\u0449\u0430\u0442\u044c_\u0430\u043a\u043a\u0430\u0443\u043d\u0442_\u0432_\u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u0438","\u0437\u0430\u0432\u0435\u0449\u0430\u0442\u044c_\u0430\u043a\u043a\u0430\u0443\u043d\u0442\u044b_\u0440\u043e\u0434\u0441\u0442\u0432\u0435\u043d\u043d\u0438\u043a\u0430\u043c","\u043a\u043e\u043c\u0443_\u0434\u043e\u0441\u0442\u0430\u044e\u0442\u0441\u044f_\u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u0438\u0446\u044b_\u0432_\u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u044f\u0445_\u043f\u043e\u0441\u043b\u0435_\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u0438_\u043f\u043e\u043b\u044c\u0437\u043e\u0432\u0430\u0442\u0435\u043b\u044f","\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u043d\u0435\u0442_\u043f\u0440\u0430\u0432\u043e","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d\u043e\u0434\u0430\u0442\u0435\u043b\u044c\u0441\u0442\u0432\u043e","\u043a\u043e\u043c\u043c\u0435\u043d\u0442\u0430\u0440\u0438\u0438_\u044e\u0440\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432_\u043e_\u043f\u0440\u0430\u0432\u0435_\u0446\u0438\u0444\u0440\u043e\u0432\u043e\u0433\u043e_\u043d\u0430\u0441\u043b\u0435\u0434\u0441\u0442\u0432\u0430"], "comments": 32, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "52084", "is_wide": "1" }
Виктор Степанов
4 296

Завещаю тебе свой логин

Представители Рунета и юристы о праве передавать интернет-аккаунты по наследству

Поделиться

В избранное

В избранном

Губернатор американского штата Делавэр Джек Макрэлл (Jack Markell) в конце прошлой недели подписал указ, позволяющий наследникам умершего человека оформлять право собственности на принадлежавшие ему интернет-аккаунты. Начиная с 1 января 2015 года, когда закон вступит в силу, жители штата смогут завещать и наследовать электронные почтовые ящики и страницы в соцсетях.

В России право цифрового наследования пока никак не оформлено законодательно. Что делать пользователям, желающим получить доступ к странице своего умершего родственника или собирающимся завещать кому-то свою страницу, неясно. TJournal попытался разобраться в ситуации и поговорил на эту тему с представителями крупнейших ресурсов Рунета и юристами.

Как рассказали TJournal в пресс-службе «Яндекса», передавать доступ к аккаунту на сайте родственникам и наследникам умершего в компании не имеют права. Всё дело в 23-й статье Конституции РФ, которая даёт право каждому гражданину на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, а так же тайну переписки. Кроме того, отметили в «Яндексе», по российскому законодательству, интернет-логин — это не имущество, а значит он не может быть включён в наследство.

В то же время с «Яндекс.Деньгами» (электронным кошельком и сервисом электронных переводов и платежей) ситуация немного иная. Деньги в таком кошельке — это такое же имущество, как и любое другое, поэтому в случае смерти владельца аккаунта они могут быть переданы законному наследнику.

При этом доступа к аккаунту на «Яндексе» (и «Яндекс.Деньгах») мы не даём, а просто переводим деньги на счёт наследника. Важное условие — кошелёк, на деньги с которого претендует наследник, должен быть идентифицирован. Чтобы получить деньги с электронного кошелька в наследство, человек должен предъявить ряд документов: оригинал или заверенную копию свидетельства о праве на наследство, заверенную копию свидетельства о смерти, собственноручно написанное заявление с реквизитами для перечисления денег и документ, удостоверяющий личность (предъявляется, если наследник обратился в офис компании). Во всех случаях также желательно сообщать свои контактные данные. пресс-служба «Яндекса»

Пресс-секретарь «Одноклассников» Илья Грабовский считает: социальные сети давно стали неотъемлемой частью жизни практически каждого человека, и, в некотором смысле, аккаунт на интернет-сервисе — это самое обычное имущество, которым владеет конкретный человек.

Безусловно, страница в сети отличается от материальных вещей (квартир, автомобилей и тем более денег). Но в то же время её, например, можно использовать не только для общения, но и в качестве хранилища фотографий, видео и другого мультимедийного контента, то есть вполне обыденных видов собственности, существующих в цифровом виде. Такой аккаунт уже можно рассматривать в качестве «виртуального шкафа» с различными вещами, которые дороги пользователю, утверждает Грабовский.

Что касается передачи аккаунта родственникам, то вопрос достаточно сложный. И дело вовсе не в наличии или отсутствии законодательных норм. Я, честно говоря, слабо верю, что такая практика станет мировой. Если и станет, то, скорее всего, пройдет много времени. Тем не менее, сложность такого процесса заключается, в первую очередь, в этической стороне вопроса. Желающих заполучить чужие аккаунты станет точно больше. Поэтому хотелось бы максимально обезопасить такие страницы. С другой стороны, пытать родственников излишней проверкой всех необходимых документов тоже не хочется. А, получается, выбора нет: ошибка в таком случае непозволительна. Илья Грабовский, пресс-секретарь соцсети «Одноклассники»

В ответ на вопрос TJournal, сталкивался его ресурс с просьбой родственников дать доступ к профилю умершего человека, Грабовский заявил, что не знает о таких случаях.

Насколько знаю, подобных просьб мы не получали. Исключать их вовсе не буду, возможно, просто не в курсе. Но, как правило, родственники обращаются с просьбой удалить аккаунт. Иногда были случаи, когда просили просто заморозить: сделать так, чтобы не было никакой активности, связанной с аккаунтом, но сам профиль не удалять. Мы всегда стараемся идти навстречу пользователям, но, опять же, помочь мы можем только после прохождения определенной проверки. На основании обычных просьб никаких операций с аккаунтом, конечно, производить нельзя. Илья Грабовский пресс-секретарь соцсети «Одноклассники»

Легальную сторону вопроса цифрового наследования по просьбе TJournal проанализировал управляющий партнер юридической фирмы «Толкачёв и Партнеры» Артём Толкачёв.

По словам юриста, с точки зрения действующих в России законов вопрос о возможности наследования аккаунтов в интернет-сервисах и соцсетях необходимо решать, исходя из того, о каком типе аккаунта идёт речь.

Например, страница в социальной сети с юридической точки зрения может быть признана результатом интеллектуальной деятельности (составным произведением, либо базой данных). В этом случае она должна входить в состав так называемой «наследственной массы» и действительно может передаваться наследникам. При этом администраторы соответствующих сервисов должны предоставлять наследникам информацию, необходимую для доступа к странице. Теоретически существует даже возможность «судебного понуждения» администраторов к предоставлению таких сведений.

С другой стороны, наследование в ряде случаев может противоречить условиям соглашений, заключаемых между социальной сетью и пользователем. Например, положениям о том, что пользователь не вправе выдавать себя за кого-либо другого, использовать не принадлежащее ему имя и так далее.

Что касается аккаунтов в почтовых сервисах, ситуация немного иная, говорит Толкачёв.

Такие аккаунты и содержание почтового ящика достаточно сложно отнести к имуществу или имущественным правам, а потому в наследственную массу такие аккаунты попасть не должны. Кроме того, Конституцией гарантировано право на неприкосновенность переписки, что существенно снижает возможность через суд добиться предоставления доступа к ящику того, кто оставил наследство. Завещание аккаунта в соцсети ещё может иметь смысл, так как такие аккаунты зачастую являются источником дохода. Что касается завещания аккаунта в почте, смысл этого представляется неочевидным. Артём Толкачёв, управляющий партнер юридической фирмы «Толкачёв и Партнеры»

Юрист компании «Аск энд Вин» Николай Бегер считает, что при наследовании аккаунтов в социальных сетях родственники могут столкнуться и с такой банальной проблемой, как необходимость сначала доказать, что страница принадлежала погибшему члену их семьи.

По словам Бегера, при попытке защитить право наследников на учетную запись, необходимо учитывать сразу несколько спорных моментов. Самый главный из них — идентификация личности. Сложно доказать, что, например, пользователь с никнеймом korol_pum — и есть ваш умерший родственник, если у него в анкете не содержится никакой иной информации, кроме никнейма. Но если доказать родственные связи всё же возможно, то страницу можно квалифицировать как имущество и объект имущественного права.

Теоретически здесь могут пойти в ход такие спорные способы защиты, как квалификация содержимого страницы в качестве базы данных. Например, сейчас в российских судах иногда можно столкнуться с попытками отнести к этой категории страницы сообществ во «ВКонтакте». Ещё один вариант — рассматривать аккаунт как объект имущественного права, обладающий определённой ценностью. Например, необходимость передачи человеку доступа можно обосновать тем, что там на балансе имеется некоторое количество каких-то бонусов. Скажем, голосов «ВКонтакте». Ещё один способ — доказать, что управление учётной записью в социальной сети необходимо родственникам с целью защиты доброго и честного имени умершего и конфиденциальности его частной жизни. Правда, в таких условиях сложно понять, почему запрашивается не удаление станицы, а передача логина и пароля от неё. Николай Бегер, юрист компании «Аск энд Вин»

Находясь в здравом уме, твёрдой памяти и онлайн,
Виктор Степанов,
TJournal

#Статья #ВКонтакте #Одноклассники #Яндекс #социальные_сети #Mail_ru #цифровое_наследство #завещание #как_завещать_аккаунт_в_соцсети #завещать_аккаунты_родственникам #кому_достаются_страницы_в_соцсетях_после_смерти_пользователя #интернет_право #законодательство #комментарии_юристов_о_праве_цифрового_наследства

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против