[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441","\u0430\u043d\u0442\u043e\u043d_\u043d\u043e\u0441\u0438\u043a","\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0435\u0439_\u0432\u0435\u043d\u0435\u0434\u0438\u043a\u0442\u043e\u0432","\u0430\u0440\u043a\u0430\u0434\u0438\u0439_\u0432\u043e\u043b\u043e\u0436","\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441_\u043a\u043d\u0438\u0433\u0430","\u0434\u043c\u0438\u0442\u0440\u0438\u0439_\u0441\u043e\u043a\u043e\u043b\u043e\u0432_\u043c\u0438\u0442\u0440\u0438\u0447","\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0430\u043d\u0434\u0440_\u0448\u0443\u043b\u044c\u0433\u0438\u043d","\u0433\u0440\u0435\u0433_\u0430\u0431\u043e\u0432\u0441\u043a\u0438","ipo_\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441\u0430","\u043e\u0442\u0441\u0442\u0430\u0432\u043a\u0430_\u0430\u0440\u043a\u0430\u0434\u0438\u044f_\u0432\u043e\u043b\u043e\u0436\u0430"], "comments": 42, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "52119", "is_wide": "1" }
Никита Лихачёв
8 899

Двуглавый «Яндекс»

Что означают «новые назначения» в российском поисковике

Поделиться

В избранное

В избранном

«Да никуда я не ухожу», — отвечает Аркадий Волож на вопрос журналиста Forbes, комментируя сегодняшнюю новость о смене гендиректора российского «Яндекса». По сообщению компании, место прежнего главы российского поисковика займёт бывший финансовый директор Александр Шульгин, а сам Волож станет гендиректором группы компаний «Яндекса».

Однако новые кадровые назначения стали поводом для возобновления слухов о давлении на «Яндекс»: по мнению медиаменеджеров Антона Носика и Алексея Венедиктова, таким ходом Волож продлевает срок жизни российской IT-компании и выводит её из-под удара. TJournal попытался разобраться в том, что означают изменения в компании.

Куда уходит Волож

По его собственным словам, Волож уже давно не погружен во внутренние процессы компании так, как это видится снаружи. Глава «Яндекса» хочет заниматься чем-то большим, чем просто операционным управлением компанией.

Он намекает на новые модели развития «Яндекса» за рубежом и big data — анализ больших массивов информации. Например, технологии «Яндекса», применяемые в поиске, могут использоваться для обработки огромных баз данных и статистических исследований корпораций вроде сотовых операторов, крупных представителей промышленности и даже государственных организаций, позволяя им оптимизировать свои процессы и зарабатывать деньги более эффективно.

Об экспорте технологий за рубеж Волож уже говорил в интервью Forbes, опубликованном в конце мая. По его словам, в России возросли риски, а доходность упала и скорость увеличения рынка замедлилась. В связи с этим Волож видит основные точки роста компании именно за границей.

Тогда же предприниматель намекал, что является незаменимым руководителем компании, говоря о том, что для управления «Яндексом» ему никогда не требовался контрольный пакет акций: «Магия контрольного пакета действует, когда у тебя плоский, простой бизнес. Когда на твое место может прийти любой человек и ничего не изменится. […] Если же я […] обладаю набором незаменимых компетенций, то я нужен компании отнюдь не только как формальный обладатель пакета».

Однако теперь риторика Воложа несколько изменилась: «Я буду счастлив быть менее вовлеченным во внутренние процессы», — говорит он и добавляет, что компания уже регулирует себя самостоятельно. Идея с привлечением операционного директора обсуждалась ещё до прихода Шульгина, то есть до 2010 года, отмечает глава «Яндекса».

За каждый сервис «Яндекса» отвечает отдельный начальник. Конечно, мы координируем их работу, но сказать, что всем «Яндексом» управляет один человек, нельзя уже много лет.Аркадий Волож, генеральный директор «Яндекса»

Кто пришёл на смену Воложу

Место Воложа в российском «Яндексе» занимает Александр Шульгин, бывший финансовый директор, пришедший в компанию в 2010 году. Новым финансовым директором станет бывший вице-президент по связям с инвесторами Грег Абовски. Окончательно изменения вступят в силу 1 сентября.

«Новые назначения» — довольно тонкий и вместе с тем простой момент. Волож остаётся главой международной компании, однако часть функций в российском офисе он «сгружает» на Шульгина, заставляя того подписывать бумаги, поддерживать работу компании и в том числе придумывать новые бизнес-модели для локального рынка.

Говоря о главе «Яндекса», отныне придётся уточнять: российского или международного. Однако в широком смысле Волож как был, так и остаётся старшим в компании.

Если совсем коротко, то теперь Волож является президентом, а Шульгин — премьер-министром. Как утверждает Аркадий, фактически Шульгин уже давно занимался администрированием российской компании, просто теперь это закреплено юридически, однако своим преемником он Александра не считает.

Саша Шульгин 2010 года и 2014 года — это два разных человека. Он давно уже насквозь продуктовый, и директором он становится потому, что его принимает вся остальная команда.Аркадий Волож, генеральный директор «Яндекса»

В 2010 Шульгин был замотивирован экстраординарными темпами роста интернет-компании по сравнению с его бывшим работодателем, компанией Coca-Cola, рассказывает публицист Дмитрий Соколов-Митрич в «Яндекс.Книге». По собственному заявлению Шульгина, в 2010 году Воложу не пришлось его уговаривать, как когда-то Стив Джобс убеждал Джона Скалли бросить «продавать подслащённую воду» в PepsiCo. 

Хотя иностранные компании тоже быстро росли на этапе прихода в Россию, рынок стабилизировался, Шульгину «захотелось свежего воздуха» и он пошёл в поисковик: «Мне самому было интересно поработать в компании, которая растёт на 180 процентов в год».

По словам Воложа, благодаря Шульгину «Яндексу» удалось выйти на удачное IPO в 2011 году. То, что компании не удалось провести размещение акций раньше, в итоге сыграло ей на руку: она успела оправиться от кризиса 2008 года, а Шульгин сконцентрировался на подаче документов и даже принимал участие в роуд-шоу — «гастролях» основателей «Яндекса» вместе с американскими партнёрами по различным фондам с целью склонить их купить акции на бирже.

В мае того же года «всплыли» документы «Яндекса», поданные в комиссию США по ценным бумагам и рынкам. Одна из глав этого отчёта заинтересовала отраслевой портал «Суперинвестор» и была переведена на русский язык, пишет Соколов-Митрич. Описание рисков ведения бизнеса в России, предназначавшееся для чтения американскими инвесторами, настолько напоминает текущую ситуацию, что стоит привести цитату целиком.

Не меньшим риском является прессинг со стороны органов власти. Компании, которые работают в России, особенно те, которые уже известны на рынке, могут стать объектом политического преследования или агрессивного применения противоречивых или двусмысленных законов или подзаконных актов. Большая часть экономического законодательства в России была принята относительно недавно, многие акты всё ещё недостаточно хорошо истолкованы. В результате правоприменительная практика этих законодательных актов может быть непредсказуемой. В дополнение ко всему сказанному отметим, что органы государственной власти в России имеют высокую степень свободы и время от времени осуществляют правоприменительную практику таким образом, что их действия не могут быть истолкованы иначе, как исходящие из определенных политических и экономических интересов… Возможно, в будущем наша компания станет объектом одной из таких атак, и не исключено, что у нас не хватит возможностей нейтрализовать нападение, в случае, если другая сторона будет иметь слишком большое политическое влияние.

Хотя многих игроков рынка такие «откровения» «Яндекса» впечатлили, Шульгин посчитал эту часть отчёта совершенно стандартной и даже не отличающейся от аналогичных документов компаний МТС и «ВымпелКом».

Он более или менее одинаковый у всех российских компаний, потому что мы живём в одной и той же реальности. Мы просто обязаны все эти риски перечислить, чтобы потом инвесторы не говорили: вы нас не предупреждали!Александр Шульгин, гендиректор российского «Яндекса»

Антон Носик: «Отставка Воложа — событие знаковое»

Медиаменеджер и интернет-деятель Антон Носик прокомментировал новость о кадровых перестановках в «Яндексе» в свойственной ему манере пессимистичных прогнозов. Выстроив цепочку из недавних событий вокруг российских интернет-компаний — увольнение Павла Дурова, падение курса акций Mail.Ru Group, высказывания Путина о «Яндексе» — он заключил, что произошедшее с Воложем является его отстранением под давлением властей на компанию.

Понятно, что с точки зрения перспектив российского Интернета, отставка Воложа — событие знаковое. Но, с точки зрения интересов самой компании, это, безусловно, попытка спасти то, что можно в такой ситуации спасти, и на какое-то время отсрочить эскалацию давления на ведущий российский портал.Антон Носик

По словам Носика, налицо и изменение в выдаче агрегатора «Яндекс.Новости». Ссылаясь на июньскую статью в «Эксперте», медиаменеджер обратил внимание, что за последние два с половиной года сайты РБК, «Ленты.ру» и «Эха Москвы» лишились лидирующих позиций в рейтинге переходов с «Яндекс.Новостей», а места в топе заняли ИТАР-ТАСС, РИА Новости и «Интерфакс», которые Носик называет общим понятием «ГосСМИ».

«Маневр с отставкой Воложа» — попытка сохранить бизнес в условиях эскалации конфликта между «Яндексом» и властью, однако итоги вряд ли окажутся утешительными, считает Носик. По мнению интернет-деятеля, государству будет проще в принципе запретить сеть как свободный обмен информацией, чем пытаться её контролировать.

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, присутствовавший на встречах вице-премьера Игоря Шувалова с представителями «Яндекса», туманно намекнул на обладание инсайдерской информацией или понимание текущих процессов в российской компании. В разговоре с PR-директором «Яндекса» Очиром Манджиковым журналист заявил, что такой рокировкой Волож выводит компанию из-под удара в России.

А продолжение мы узнаем в следующей серии,
Никита Лихачёв,
TJournal

#Статья #Яндекс #Антон_Носик #Алексей_Венедиктов #Аркадий_Волож #Яндекс_Книга #Дмитрий_Соколов_Митрич #Александр_Шульгин #Грег_Абовски #IPO_Яндекса #отставка_Аркадия_Воложа

Статьи по теме
Герман Греф вошёл в совет директоров «Яндекса»
«Яндекс» нашёл замену ушедшему из-за конфликта с Россией главе украинского офиса
Генпрокуратура не нашла причин регистрировать «Яндекс» как СМИ
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против