[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Виктор Степанов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440_\u043f\u043e\u043b\u0451\u0442\u043e\u0432","twitter","\u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u0438","\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440_\u043f\u043e\u043b\u0451\u0442\u043e\u0432","\u0441\u043b\u0435\u0436\u043a\u0430_\u0437\u0430_\u043f\u043e\u043b\u044c\u0437\u043e\u0432\u0430\u0442\u0435\u043b\u044f\u043c\u0438","\u0441\u043b\u0435\u0436\u043a\u0430_\u0430\u043d\u0431","\u0441\u043f\u0435\u0446\u0441\u043b\u0443\u0436\u0431\u044b_\u0441\u0448\u0430","\u0433\u043e\u0441\u0440\u0435\u0433\u0443\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435_\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u043d\u0435\u0442\u0430","\u043a\u043e\u043d\u0441\u0442\u0438\u0442\u0443\u0446\u0438\u044f_\u0441\u0448\u0430","\u043f\u0440\u0430\u0432\u043e_\u043d\u0430_\u0440\u0430\u0441\u043a\u0440\u044b\u0442\u0438\u0435_\u0438\u043d\u0444\u043e\u0440\u043c\u0430\u0446\u0438\u0438_\u043e_\u0437\u0430\u043f\u0440\u043e\u0441\u0430\u0445_\u0432\u043b\u0430\u0441\u0442\u0435\u0439","\u0437\u0430\u043f\u0440\u043e\u0441\u044b_\u0432\u043b\u0430\u0441\u0442\u0435\u0439_\u043f\u043e_\u043f\u043e\u043b\u044c\u0437\u043e\u0432\u0430\u0442\u0435\u043b\u044f\u043c_twitter","twitter_\u043f\u043e\u0434\u0430\u043b_\u0432_\u0441\u0443\u0434_\u043d\u0430_\u0430\u043c\u0435\u0440\u0438\u043a\u0430\u043d\u0441\u043a\u0438\u0435_\u0432\u043b\u0430\u0441\u0442\u0438","\u0438\u0441\u043a_twitter_\u043a_\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u0435\u043b\u044c\u0441\u0442\u0432\u0443_\u0441\u0448\u0430"], "comments": 14, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
2 983

Разбор полётов: Почему иск Twitter к властям США не поможет пользователям соцсети из России

7 октября представители Twitter подали судебный иск против Министерства юстиции США, потребовав от властей права на раскрытие подробной статистики, касающейся запросов о пользователях со стороны правоохранительных органов и спецслужб.

Иск стал одной из главных тем всех крупных западных изданий, а TJournal попытался разобраться, чего на самом деле добивается администрация соцсети, и повлияет ли разбирательство на пользователей из России.

Какую информацию могут разглашать компании

В конце января американский Минюст заключил досудебное соглашение с руководством Google, Facebook, Yahoo и Microsoft, по которому IT-гиганты получили право публиковать детальные отчёты о том, сколько раз представители полиции или разведывательных ведомств запрашивали персональную информации об их пользователях.

Договорённость стала следствием исков, поданных компаниями против властей, и послужила основой для появившихся вслед за этим отчётов о сотрудничестве сервисов с представителями правопорядка. Потребовать от администрации президента Барака Обамы большей прозрачности в этой сфере компании решили после разоблачений Эдварда Сноудена в 2013 году.

Согласно подписанному договору, интернет-компании получили право публично размещать у себя статистику по числу запросов пользовательских данных властями США. Договор действительно делал систему понятнее и прозрачнее, однако предусматривал сразу несколько существенных ограничений.

Для всех запросов, связанных с аккаунтами пользователей, разрешалось публиковать только общее число обращений «в границах одной тысячи». Вне зависимости от того, сколько на самом деле запросов получила компания на определённый период времени, если их число составило от 0 до 999, в отчёте можно было указать только, что получено менее тысячи обращений. Если запросов было больше тысячи, отчёт должен был содержать данные о том, что получено «от 1000 до 2000 запросов» и так далее. При сравнительно небольшом числе обращений со стороны властей правило «от 0 до 999», таким образом, вообще не позволяло определить передавалась ли какая-то пользовательская информация спецслужбам или нет.

Кроме того, соглашение запрещало раскрывать конкретное количество запросов по тем или иным категориям. Статистику по общему числу обращений, связанных с национальной безопасностью, судебными постановлениями или ордерами спецслужб можно было публиковать только после предварительного округления до числа, кратного 250 (например, указывать, что получено от 500 до 750 запросов такого-то вида).

Также устанавливался минимальный порог в шесть месяцев между получением запроса на раскрытие информации по аккаунту и публикации информации об этом.

Чего решил добиться Twitter

Несмотря на то, что новые правила формально были утверждены только из-за исков Google, Facebook, Yahoo и Microsoft, распространяться они должны были на все зарегистрированные в США интернет-сервисы. Администрация Twitter, не участвовавшая в соглашении, тем не менее сразу подчеркнула, что новый договор является всего лишь полумерой, которая на деле не даёт необходимой степени прозрачности в отношениях с властями.

Менеджер Twitter по глобальной политике Джереми Кессел (Jeremy Kessel) в официальном блоге компании писал: договор с Минюстом является шагом в правильном направлении, но указанные им границы для статистических данных фактически не имеют никакого смысла и не дают обществу достаточного представления о том, в каком объёме спецслужбы интересуются данными пользователей.

Спустя полгода после этого заявления Twitter оформил собственное видение того, как должна выглядеть настоящая прозрачность в отношениях с представителями власти. В поданном компанией иске, представители соцсети отмечают: действующие правила и ограничения нарушают Конституцию США и первую поправку к ней, гарантирующую свободу слова.

Администрация ресурса просит суд гарантировать компании право указывать конкретное число запросов, полученных от правоохранительных органов и спецслужб, а также отдельно прописывать в своих отчётах те случаи и категории, по которым не было получено ни одного запроса (сейчас такая информация попадает в раздел «от 0 до 999»).

Мы пытались добиться большей прозрачности в том, что касается правительственных запросов, без суда, но всё безуспешно. В апреле Twitter предоставил в Минюст и ФБР подробный документ, показывавший нашу собственную версию того, как компании должны публиковать информацию о сотрудничестве со спецслужбами так, чтобы она имела смысл, была полной и понятной. Но после месяцев обсуждения нам так и не удалось убедить власти разрешить нам опубликовать хотя бы отредактированную версию этого документа. […] Однако это важная информация, и мы верим, что когда-нибудь сможем публиковать действительно полные отчёты о запросах со стороны правоохранительных органов. представители Twitter

На момент написания этого материала представители Минюста США не сообщали, будут ли они пытаться урегулировать отношения с Twitter в досудебном порядке. Сотрудник пресс-службы ведомства Эмили Пирс (Emily Pierce) рассказала агентству Associated Press, что её министерство «тесно сотрудничает с IT-компаниями во всём, что касается предоставления информации о запросах правительства». Как подчеркнула Пирс, такое сотрудничество в то же время ведётся так, чтобы не наносить ущерб вопросам национальной безопасности.

Повлияет ли иск на пользователей из России

В настоящее время Twitter раскрывает данные о количестве полученных соцсетью запросов о пользователях по трём категориям: запросы властей, касающиеся информации о том или ином аккаунте; запросы властей об удалении противоправного контента; и запросы, связанные с нарушением авторских прав.

Попытки американских властей получить информацию о пользователях сервиса и принадлежащих их аккаунтах попадают в первые две категории. Общее число обращений по ним растёт с каждым годом и, согласно последнему отчёту, превышает две тысячи обращений в полугодие.

В статистику не входят запросы ФБР, АНБ и других спецслужб, а также судебные предписания, выданные по просьбе их представителей. Ведомства не разрешили Twitter раскрывать информацию о них, не объяснив почему.

Всё предложения, прописанные в иске Twitter к Министерству юстиции, касаются именно подобных запросов. В том случае, если заявление соцсети будет удовлетворено судом, глобального эффекта оно иметь не будет и затронет только информацию по запросам персональной информации, сделанным спецслужбами внутри США. Такие запросы могут касаться как американских пользователей сервиса, так и пользователей из России и других стран.

В то же время иск не сможет повлиять на прозрачность в сотрудничестве Twitter с российскими спецслужбами и властями. Как пояснили TJournal источники в компании, всё, что касается работы Twitter с такого рода запросами за пределами США, останется по-прежнему.

В отношении обращений со стороны Роскомнадзора, ФСБ и российских правоохранительных органов Twitter публикует конкретное количество полученных запросов. Обычно количество таких обращений не превышает нескольких десятков за полгода.

Копии некоторых из них попадают также на сайт Chilling Effects. С его помощью любой пользователь может узнать конкретное сообщение или аккаунт, ставшие причиной обращения органов в компанию. К примеру, на нём можно найти информацию о запросе по блокировке твита, который Роскомнадзор счёл призывом к совершению суицида.

Узнать об обращениях ФСБ, Роскомнадзора или российской полиции до появления официального полугодового отчёта можно только если о таком интересе к собственной странице расскажет сам её владелец, уведомлённый об этом спецслужбами или получивший соответствующее письмо от Twitter (как это было, например, с Ксенией Собчак).

#Категория_Разбор_полётов #Twitter #соцсети #Разбор_полётов #слежка_за_пользователями #слежка_АНБ #спецслужбы_США #госрегулирование_интернета #Конституция_США #право_на_раскрытие_информации_о_запросах_властей #запросы_властей_по_пользователям_Twitter #Twitter_подал_в_суд_на_американские_власти #иск_Twitter_к_правительству_США

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против