[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Александр Фаст", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","apple","google","\u043f\u0435\u0440\u0435\u0432\u043e\u0434\u044b","amazon","dropbox","the_verge","picturelife","streamnation","loom","\u0444\u043e\u0442\u043e\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u0434\u0436\u043e\u043d\u0430\u0442\u0430\u043d_\u0431\u0435\u043d\u0430\u0441\u0441\u0430\u0439\u044f"], "comments": 14, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "53957", "is_wide": "1" }
Александр Фаст
6 042

Почему каждый фотостартап либо умирает, либо продается

Редактор The Verge о конце специализированных фотоприложений и доминировании безликих фотохостингов

Поделиться

В избранное

В избранном

29 января основатель сервиса Picturelife Нейт Уэстхаймер завершил сделку по продаже своей компании. Редактор The Verge Кейси Ньютон написал колонку о том, как Picturelife не хотели продаваться, почему им пришлось это сделать и о том, что происходит в индустрии сервисов онлайн-хранения фотографий. TJournal публикует перевод этого материала.

Это не Snapchat, который может стать популярным за один вечер

В ноябре 2013 года, когда разорился фотосервис Everpix, генеральный директор их конкурента, Picturelife, обратился с заявлением к клиентам своей компании. «У нас есть много денег, а наши прибыли растут», — написал у себя в твиттере Нейт Уэстхаймер. «Всё говорит о том, что мы будем жить. Занимайтесь своими делами!».

Но буквально через несколько месяцев Уэстхаймер признал сложность экономической ситуаций для предприятий, занимающихся хранением информации. Как и у Everpix, миллионы фото Picturelife хранились на серверах Amazon Web Services — а их расценки быстро повышались. «Picturelife, относительно молодая компания, должна заплатить Amazon один миллион долларов только в этом году», — написал Уэстхаймер. «Я вижу это как один миллион долларов, стоящий на пути процветающей компании, которая могла бы отправлять им ещё больше денег в будущем».

Сообщение Уэстхаймера было пророческим. 29 января 2015 года он продал Picturelife цифровому медиахабу Streamnation за неназванную сумму. Все, кроме двух из восьми сотрудников компании (включая самого Уэстхаймера), покинут компанию. И несмотря на то, что Picturelife будет продолжать работать, его неспособность оставаться независимым говорит: может быть просто невозможно построить автономный бизнес на миллиарды долларов, когда в основе лежит всего лишь хранение фотографий пользователей. «Это не Snapchat, который может стать популярным за один вечер», — сказал мне Уэстхаймер. «Пока вы ещё на ранних этапах и только создаёте свою клиентскую базу, вам нужна финансовая устойчивость».

Picturelife получил 4,6 миллиона долларов инвестиций, а среди инвесторов были такие гиганты, как Betaworks и SV Angel. За первые 15 месяцев компания привлекла 200 тысяч подписчиков (однако не разглашалось, сколько из них платили за подписку). Но этой осенью, когда Уэстхаймер попытался получить новые инвестиции, он был встречен со стойким скептицизмом. «В инвестиционном сообществе было много опасений», — говорит Уэстхаймер. «С одной стороны, они говорят, эта сфера переполнена, гиганты просто затопчут тебя. Но каждый предприниматель слышит это. Что действительно странно, так это то, что двумя предложения позже они говорят про эти же компании, которые якобы раздавят нас в качестве примеров того, как трудно было добиться успеха в пространстве — потому что даже они не были успешными».

На данный момент каждая крупная компания предлагает какой-то сервис для хранения или обмена фотографиями. Но ни один из них не такой полнофункциональный или простой в использовании, как Picturelife. Фотопоток Apple для меня — всё что угодно, но не волшебство ( за время написания этого текста стало известно о выпуске Photos для Mac — прим. ред.). Фотопродукт Google очень хорош, но он похоронен в Google+. Сервис хранения фотографий от Amazon, связанный с Prime, только начинает работать. Сервис Facebook предназначен больше для обмена фотографиями, чем для их организации. Carousel от Dropbox, кажется, существует лишь с единственной целью: помочь людям забивать их хранилище на Dropbox.

В день мы загружаем в интернет 1,8 миллиарда фотографий

Неудивительно, что люди продолжают создавать сервисы лучшего качества: невозможно хранить свои фотографии с Apple, Google или Amazon и не думать, что вы могли бы сделать это лучше. И эта потребность растёт день ото дня. В прошлом году аналитик тенденций Мария Микер из Kleiner Perkins заявила, что мы загружаем в интернет 1,8 миллиарда фотографий в день, хотя за год до того этот показатель составлял всего 500 миллионов. В то же время сервисы наподобие Picturelife привлекли тысячи платёжеспособных клиентов — и я один из них — но этого было недостаточно, чтобы построить устойчивый бизнес.

В декабре инвестор и писатель Ом Малик написал об отчаянной потребности в продукте, который бы выходил за рамки хранения фотографий и фактически помогал наслаждаться ими: «Миру нужны не фильтры для добавления интересных эффектов к фотографиям, но фильтры для вывода фотографий на поверхность. Сейчас практически невозможно найти ту самую фотографию, которую вы сделали шесть месяцев назад, хотя у вас есть смутное воспоминание, что вы всё-таки сняли это фото». Большие компании сосредоточены на других вещах, говорил Малик: «И это оставляет большие возможности для стартапов».

Но стартапы продолжают умирать. Сначала разорилась Everpix. Затем Loom (что-то вроде бесконечной фотоленты) продалась Dropbox и легла в его основу Carousel. Теперь Picturelife принадлежит StreamNation, которая стремится стать вместилищем всех ваших цифровых файлов: фильмов, музыки и фотографий. Хорошей новостью для абонентов Picturelife является то, что она будет продолжать активно развиваться — хоть и с абсолютной новой командой.

Я управляю этой компанией своим сердцем.

Джонатан Бенассайя, основатель StreamNation

Джонатан Бенассайя, энергичный француз и основатель StreamNation, встретил в штыки любое предположение, что 250 миллионов фотографий, хранящихся в Picturelife, находятся в опасности: «Я управляю этой компанией своим сердцем. И для меня личная проблема, когда люди не верят, что мы в состоянии держать Picturelife на плаву. Это моя миссия. У меня двое детей. Я и моя жена используем Picturelife каждый день, также как и наши семьи в Европе и Азии. Это продукт, который мы не хотели бы потерять».

Бенассайя (ранее бывший соучредителем Deezer, европейского потокового музыкального сервиса, лишь недавно пришедшего в Штаты) в настоящее время выходит на рынок с StreamNation — волнующим предложение для тех, кто уже видел как умирают их любимые фотосервисы. Но он говорит, что новый продукт имеет преимущества по сравнению с другими сервисами, такими как Everpix и Loom.

Во-первых, говорит он, настоящий медиахаб легче продавать, чем отдельный фотосервис. Американцы тратят около 3 миллиарда в год, чтобы построить личные медиасервера в своих домах, говорит Бенассайя, и что рынок созрел для того, чтобы уйти в облако. «Если взять потребительский рынок, то вы увидите, что то, что люди хранят на своих жёстких дисках — в основном мультимедиа. Почему вы хотите предлагать им отдельные сервисы для фильмов, для фотографий и для музыки? Мы хотим иметь возможность получить доступ к любому нашему контенту на любом устройстве, когда бы мы этого ни хотели».

Возможно, что ещё более важно, StreamNation хранит контент на своих собственных серверах: это сложнее, чем AWS, но, видимо, гораздо дешевле. «Сегодня Picturelife на Аmazon Web Service — это огромные ежемесячные убытки», — говорит Бенассайя. «Сегодня Picturelife на нашей платформе порождает прибыль. Это трансформация, которая выражается в том, чтобы просто сделать правильный технологический выбор с самого начала. Размещение Picturelife на собственных серверах будет в шесть раз дешевле, чем это было на AWS», — добавил он.

Конец специализированных фотоприложений

Уэстхаймер, в свою очередь, с оптимизмом смотрит на будущее Picturelife — даже если он не будет его частью. Клиенты, говорит он, «могут полностью положиться на упорство очень решительного предпринимателя. Я думаю, что это невероятное количество безопасности для бизнеса». Оглядываясь назад, он говорит, что люди будут больше вовлечены в сервисы всё-в-одном, такие как StreamNation, чем в отдельное фото-приложение.

Возможно, это и правда рационально. Но честно говоря, кажется, что это неправильно. Когда ваш дом горит, вы не бежите спасать вашу музыку или фильмы. Вы бежите, чтобы спасти свои фотографии. До сих пор никто не был в состоянии построить красивый цифровой дом для наших фотографий и превратить его в устойчивый, самостоятельный бизнес. Правда возможность по-прежнему существует, но, кажется, с каждым годом становится дальше от нас.

Этот материал является переводом статьи Кейси Ньютона «Why every photo storage startup dies or gets acquired» на The Verge.

#Статья #Apple #Google #переводы #Amazon #Dropbox #The_Verge #Picturelife #StreamNation #Loom #Фотостартапы #Джонатан_Бенассайя

Статьи по теме
За кадром: почему сдулся лучший в мире фотостартап
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против