[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u0440\u043e\u0441\u043a\u043e\u043c\u043d\u0430\u0434\u0437\u043e\u0440","\u043d\u0438\u0443_\u0432\u0448\u044d","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d_\u043e_\u043f\u0435\u0440\u0435\u043d\u043e\u0441\u0435_\u0441\u0435\u0440\u0432\u0435\u0440\u043e\u043c_\u0441_\u043b\u0438\u0447\u043d\u044b\u043c\u0438_\u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u043c\u0438","\u0441\u0435\u0440\u0432\u0435\u0440\u044b_\u0441_\u043f\u0435\u0440\u0441\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u043c\u0438_\u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u043c\u0438","\u043f\u0435\u0440\u0435\u043d\u043e\u0441_\u0441\u0435\u0440\u0432\u0435\u0440\u043e\u0432_\u0441_\u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u043c\u0438_\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0439\u0441\u043a\u0438\u0445_\u043f\u043e\u043b\u044c\u0437\u043e\u0432\u0430\u0442\u0435\u043b\u0435\u0439","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d_\u043e_\u043f\u0435\u0440\u0435\u043d\u043e\u0441\u0435_\u0441\u0435\u0440\u0432\u0435\u0440\u043e\u0432_\u0441_\u043b\u0438\u0447\u043d\u044b\u043c\u0438_\u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u043c\u0438","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d_\u043e_\u0437\u0430\u0449\u0438\u0442\u0435_\u043f\u0435\u0440\u0441\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0445_\u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u0445","\u0432\u0438\u043a\u0442\u043e\u0440_\u0432\u043e\u0431\u043b\u0438\u043a\u043e\u0432"], "comments": 69, "likes": 0, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "53993", "is_wide": "1" }
Никита Лихачёв
11 527

Репортаж: Лекция Роскомнадзора в ВШЭ

Юрист Роскомнадзора рассказал студентам о переносе серверов в Россию и необходимости суверенитета в интернете

Поделиться

В избранное

В избранном

5 февраля на факультете права Высшей школы экономики прошла открытая лекция Роскомнадзора, посвященная вопросам обработки персональных данных. По просьбе TJ читательница и аспирантка ВШЭ Лера Федотикова побывала на лекции и подготовила репортаж.

Студенты, экстрасенсы и РКН

Тема, по которой прошла лекция, стала особенно актуальной в силу недавних изменений в законодательстве о персональных данных. С 1 сентября 2015 года устанавливаются требования о хранении и обработке персональных данных на территории России, а также ответственность операторов персональных данных за несоблюдение таких требований.

Нововведения широко обсуждались летом и вызвали массу опасений у пользователей и экспертов, вплоть до прекращения электронной торговли, запрета на трансграничную передачу данных. Об этом и других наболевших вопросах к РКН со студентами поговорил Виктор Юрьевич Вобликов, сотрудник Управления по защите прав субъектов персональных данных РКН.

Несмотря на несколько скептические настроения в аудитории, нужно признать, что лекция вызвала большой интерес: за 15 минут до начала в аудитории на 50 человек не было свободных мест. Поскольку, как Виктор признал позднее, кое-где представитель РКН специально провоцировал аудиторию и излишне заострял проблемные темы, я постараюсь рассказать о лекции, удерживаясь от выводов, интерпретаций и сомнений в достоверности и справедливости того, что говорит лектор (хотя очень хочется сделать наоборот).

Начал Вобликов с общей презентации о функциях РКН по работе с персональными данными, о теоретических проблемах понятия персональных данных и их практическом значении. Из интересного: в международной практике нет единого понимания того, чем являются персональные данные — правом, благом или товаром (для юристов эти различия важны). По российскому законодательству персональными данными является любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определённому или определяемому физическому лицу. Такое понятие людям, не знакомым с темой, конечно, ничего не поясняет.

Виктор объяснял на кейсах, связанных с защитой персональных данных, что может являться их объектом, а что нет. Например, в РКН обращалась экстрасенс Джулия Ванг с жалобой на то, что в сети распространяют информацию с содержанием её персональных данных (псевдонима) и тем самым порочат её честь и достоинство. Ведомство не смогло помочь колдунье, поскольку псевдоним объектом персональных данных не является.

По данным РКН, в 2014 году по одному решению суда было заблокировано 130 находящихся за пределами территории России информационных ресурсов, нарушающих права граждан на защиту своих персональных данных. Несмотря на то, что есть решение суда, не всегда понятно, как его исполнять, и как ограничить доступ к ресурсу, зарегистрированному за пределами России. Например, всё ещё остаётся доступным ресурс nomer.org, на который Виктор тут же предложил всем зайти.

Здесь у многих студентов возник вопрос: а как ищут владельцев сайтов и доменов? Ведь до решения суда РКН обязан направить владельцу сайта уведомление о нарушении и требование его устранить. Виктор рассказал, что здесь им здорово помогает так называемое БСТМ — бюро специальных технических мероприятий Министерства внутренних дел, которое «может вычислить любого». Виктор также не забыл упомянуть, что РКН обращается с запросами к российским регистраторам доменов и ICANN.

«Нам необходим суверенитет в интернете»

После упоминания Управления «К» МВД один из студентов не выдержал и задал вопрос, за ответом на который пришли многие собравшиеся: зачем вообще это всё, зачем РКН проводит такую политику, зачем усиливать присутствие государства в интернете? Здесь началось самое интересное.

У меня была беседа с представителями Госдепартамента США о том, как мы видим регулирование интернета. У американцев паранойя, они кричат: нам не нужны границы в интернете! Интернет безграничен! России нужен суверенитет в интернете. А как его осуществлять? Это сложно. Архитектура интернета подстроена под политику одного государства — государства, его создавшего.

Суверенитет в интернете нам необходим, чтобы иметь политический вес при принятии решений. Мы не исключаем возможности того, что если мы не будем иметь достаточного веса, чтобы влиять на решения международного сообщества, нас могут отключить от интернета, от глобальных каталогов, это же всё в Америке.

Виктор Вобликов, представитель Роскомнадзора

Далее Вобликов пустился в долгое рассуждение о природе интернета и его трансграничности: «Я считаю, что интернет — это как река, которая протекает по территории нескольких государств. Ведь невозможно поделить воду, которая в ней течет?»

Далее Виктор Юрьевич рассказал о двух наиболее приемлемых, по его мнению, моделях политического регулирования интернета. Первая модель — на основе так называемого Global Eastern State, в которой Россия, конечно же, не сможет быть центром управления. И вторая модель — на основе делегативной демократии и теорий Хабермаса.

Модератор семинара, юрист IBM и преподаватель ВШЭ Александр Савельев заметил, что каждый человек как субъект персональных данных должен иметь право самостоятельно решать, где и как хранить свои персональные данные, определять пределы их защиты. Представитель РКН с Савельевым не согласился, однако свою позицию не аргументировал.

Студенты задавали вопросы о том, существуют ли позитивные примеры национальной локализации персональных данных — Вобликов назвал Малайзию, Индонезию и Китай. По его словам, в ЕС ознакомились с последними российскими нововведениями в сфере защиты персональных данных и «сказали, что хотят себе такой же крутой закон, но по политическим соображениям пока не могут себе этого позволить».

Так как Вобликов сам участвовал в работе органов и площадок ЕС и Совета Европы, призванных регулировать и давать рекомендации в том числе в сфере защиты персональных данных, он поделился впечатлениями от работы, рассказал о коммуникативных и политических сложностях представителей РФ при выработке позиций ЕС и СЕ: «ЕС — этой большой колхоз, где у стран нет своего мнения». Вобликов полагает, что сейчас идет противостояние США и Европы в борьбе за интернет, и России здесь важно отстоять национальные интересы.

Был вопрос и о том, хватает ли у Роскомнадзора ресурсов на ведение такой масштабной работы. Здесь интересны данные о финансировании: по словам Вобликова, бюджет Роскомнадзора до 2016 года составил 165 миллионов рублей, и ещё 13 миллиардов рублей выделено на субсидии организациям, осуществляющим технические функции.

Как рассказал TJ пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский, по плану в бюджет ведомства на 2015 год было заложено 11 миллиардов 120 миллионов рублей, из них 7,426 миллиарда предназначались на субсидии ГУПам. По факту после срезания бюджета на 10% Роскомнадзор получил 9,990 миллиарда, из них 6,685 миллиарда — на субсидии.

Конвенция о защите от автоматической обработки данных

После перерыва остались самые заинтересованные слушатели, и лектор перешел от политических проблем локализации персональных данных к юридическим. Национальное законодательство о персональных данных принято с целью реализации Конвенции о защите лиц в связи с автоматизированной обработкой персональных данных относительно органов надзора и трансграничных потоков данных 1981 года, принятой в Страсбурге.

Конвенция предполагает возможность её прямого применения на территориях государств без использования национального законодательства, однако, по словам Вобликова, таких случаев в российской практике не было. Виктор Юрьевич принимал участие в разработке модернизированной версии этой конвенции в 2014 году.

Представитель Роскомнадзора обратил внимание, что согласно Конвенции стороны не могут запрещать национальным законодательством трансграничную передачу данных (статьи 12 и 12bis конвенции). У этой нормы есть два исключения: для стран, которые не могут обеспечить адекватную защиту, и в целях осуществления специальных интересов субъектов персональных данных в отдельных кейсах.

Таким образом, согласно конвенции можно разделить все страны на три группы: страны, подписавшие конвенцию, страны, обеспечивающие адекватную защиту (apprropriate protection), и иные страны (например, США и Китай). Под возможностью обеспечить адекватную защиту персональных данных подразумевается наличие в государстве специального уполномоченного на это органа или независимость такого органа.

По этим критериям Россия не может быть названа страной, обеспечивающей адекватную защиту персональных данных, посколько наш уполномоченный орган — Роскомнадзор — является структурно зависимым от Минкомсвязи.

Дискуссионным по-прежнему остаётся вопрос о согласии на обработку персональных данных, о допустимых формах этого согласия в интернете и их соотношении в международном и национальном праве. Вобликов предположил, что на уровне Совета Европы могут быть приняты типовые рекомендации по форме соглашений, например, в социальных сетях, в мобильных приложениях и при электронной торговле.

Также Виктор Юрьевич рассказал о созданной в РКН рабочей группе, которая займется разработкой понятия «матрица персональных данных» и выразил надежду, что результатом работы группы будет вывод о том, что функционирование матрицы ПД на практике невозможно.

Не обошлось и без вопросов о так называемом реестре блогеров. По словам Вобликова, заявку на регистрацию своего блога подало в десятки раз больше пользователей, чем сейчас зарегистрировано: «Люди хотят регистрироваться, но по критериям не проходят».

Стоит отметить, что с 1 января 2015 года вступил в силу Договор о Евразийском экономическом союзе: в него входят Россия, Белоруссия, Казахстан, возможно скорое присоединение других постсоветских государств. Он устанавливает на наднациональном уровне требования к единому нормативному регулированию некоторых отраслей экономики, и в том числе он может коснуться сферы защиты персональных данных при оказании услуг.

Вобликов полагает, что такое союзное регулирование может выступить эффективным противовесом европейским стандартам регулирования, и это положительно скажется на весе российского суверенитета в интернете: «Да, может быть, законы несовершенны, но зато через них осуществляется суверенитет».

Во время беседы в коридоре Вобликов заявил: «Мы можем всё. Даже убедить вас в том, что локализация персональных данных — оправданный и разумный шаг».

Мы можем всё. Даже убедить вас в том, что локализация персональных данных — оправданный и разумный шаг.

Виктор Вобликов, представитель Роскомнадзора

Лера Федотикова,
Специально для TJ

#Статья #Роскомнадзор #НИУ_ВШЭ #закон_о_переносе_сервером_с_личными_данными #серверы_с_персональными_данными #перенос_серверов_с_данными_российских_пользователей #закон_о_переносе_серверов_с_личными_данными #закон_о_защите_персональных_данных #Виктор_Вобликов

Статьи по теме
Роскомнадзор попросил у суда разрешение заблокировать статью «Луркоморья» о Валерии Сюткине
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против