[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Александр Фаст", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u043a\u0438\u0442\u0430\u0439","tencent","alibaba","baidu","\u0432\u0435\u043b\u0438\u043a\u0438\u0439_\u043a\u0438\u0442\u0430\u0439\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0444\u0430\u0435\u0440\u0432\u043e\u043b"], "comments": 7, "likes": 0, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "54036" }
Александр Фаст
3 241

Троецарствие: мобильные войны

Корреспондент Financial Times о первом бое в первой мировой войне интернета, и почему Китай — это сёрьезно

Поделиться

В избранное

В избранном

Корреспондент Financial Times Чарльз Кловер написал в марте 2014-го актуальную до сих пор колонку о том, как три крупнейшие компании Китая подминают под себя национальный рынок, как они модернизируют неэффективные сектора экономики и почему это всё больше напоминает произведения Оруэлла. TJ публикует перевод этого материала.

В последние несколько месяцев в Пекине стало почти невозможно поймать такси в час пик. Вместо того чтобы подбирать людей, стоящих вдоль дороги с вытянутыми руками, водители гонятся за добычей пожирнее: пользователями смартфонов, загрузившими приложение, которое платит за поездку обеим сторонам.

Приложение даёт скидку пассажиру и платит чаевые водителю. Оно помогает таксистам, которые уже давно жаловались, что цены удерживаются на искусственно низком уровне государственным указом. Многие водители не будут подбирать пассажиров в часы пик, если автомобиль не был заказан онлайн. С помощью приложения пользователи могут предложить дополнительные чаевые заранее, создавая рыночную цену за такси там, где её раньше не было.

Два этих приложения созданы конкурирующими китайскими интернет-конгломератами, и сейчас потребители и водители пожинают плоды. Didi Dache и Kuadi Dache потратили миллионы денег своих инвесторов.

Дешёвые такси являются лишь одним из трофеев новой войны между тремя китайскими интернет-гигантами, известными под общим названием BAT: Baidu, доминирующей поисковой системы, Alibaba, контролирующей 80% электронной коммерции Китая, и Tencent, гиганта от мира социальных медиа с рыночной капитализацией 132 миллиарда долларов. Ван Ран, блогер и основатель китайского инвестиционного банка eCapital, говорит, что «конкуренция между Didi от Tencent и Kuadi от Alibaba является первым боем в первой мировой войне интернета».

Смена вех

В течение нескольких лет эти группы, каждая из которых прочно закрепилась в списке топ-10 интернет-компаний мира, довольствовались мирным взращиванием своих естественных монополий. Но в течение последних шести месяцев они в исступлении соревновались друг с другом почти на каждом рынке, который только можно себе представить.

Их расширение подчёркивает быструю эволюцию китайского интернет-рынка — источника богатства и власти, бросающего вызов традиционной экономике, управляемой государством.

Два фактора встряхнули уютный мир интернета в Китае. Во-первых, интернет-компании купаются в деньгах: они стали крупнейшими компаниями частного сектора в Китае по капитализации и доходам. Во-вторых, приход мобильного интернета создал новое поле боя. Почти полмиллиарда китайцев используют смартфоны стоимостью не более 50 долларов для выхода в интернет.

Раньше каждая из этих компаний занималась своим делом, но с приходом мобильного интернета начало происходить всё больше и больше смешивания, начали появляться области перекрытия. Вот где сейчас проходит линия фронта.

Артур Кребер, научно-исследовательская группа Gavekal Dragonomics

Большинство новых приобретений сделаны с учётом мобильного рынка. Baidu заплатила 1,9 миллиарда долларов в июле за 91 Wireless — магазин приложений, нацеленный на мобильных пользователей. Alibaba имеет неизвестную долю в UC Web — компании, производящей самый популярный мобильный браузер Китая.

В феврале 2014-го Alibaba сделала предложение картографической службе AutoNavi Holdings, оценив её в 1,6 миллиарда и позволив конкурировать наравне с мобильными картами от Baidu. Девять дней спустя Tencent заявила о планах купить 20 процентов акций Dianping, самого известного китайского сайта с оценками и отзывами. 10 марта Tencent купил 15-процентный пакет акций в JD.com, самой большой компании Китая в сфере электронной коммерции после Alibaba. По сообщениям СМИ, Tencent также обсуждал сделку о слиянии его онлайн-видеосервиса с Sohu, третьей по величине видеоплатформой страны.

По стопам соседей

Дженна Цянь из Qunar, крупнейшего в Китае туристического сайта, частично принадлежащего Baidu, говорит: «Сейчас происходит конвергенция. Люди борются за наилучший пользовательский опыт, и существуют опасения, что “если я не предоставлю тур, то это сделает Tencent или кто-то другой". Эти ребята могли бы быть счастливы, сидя со своими виртуальными монополиями и огромной маржой, но это не будет длиться очень долго, поэтому они так спешат».

Ван Ран из eCapital говорит, что конгломераты BAT хотят стать вездесущими и монополизировать каждый аспект повседневной жизни, который можно перенести в интернет и продать общественности. «BAT хочет быть с вами 24 часа в сутки, семь дней в неделю, они хотят познакомиться с вами, они хотят встречаться с вами, они хотят видеть вас», — пишет он.

Китайские интернет-гиганты становятся тем, что аналитик Энн Стивенсон-Ян из J Capital Research называет «Технологическими Кэйрэцу», ссылаясь на национальных гигантов, которые доминировали в японской экономике ХХ века с интересами в различных отраслях промышленности. «Когда в Китае компании настолько велики, различие между государственным и частным не так важно», — говорит она. «Если судить по их намерениям и целям, эти компании уже стали Министерством Интернета".

Кэйрэ́цу (яп. 系列, букв. «система», «серия», «ряд») — крупные корпоративные конгломераты и холдинги. Как правило, кэйрэцу группируются вокруг того или иного мощного банка, который обеспечивает финансирование всех компаний группы и фактически исключает возможность их враждебного поглощения другими участниками рынка. Типичными примерами кэйрэцу являются, в частности, группы Mitsubishi, Mitsui, Toyota.

BAT также начали заходить на более традиционные рынки, намереваясь рационализировать некоторые неэффективные государственные сектора экономики, в том числе и услуги такси. Самый большой натиск был в сфере финансовых услуг. Alibaba начала спешить осенью прошлого года, когда она создавала инвестиционный фонд Yu'ebao. Этот фонд выплатил несколько залоговых депозитов в Китайском Госбанке, а в марте заявил, что привлек более 500 миллиардов юаней (81 миллиарда) в течение первых девяти месяцев. Tencent также предлагает подобный фонд под названием Licaitong. Так же как и Baidu, с их Baidu Wealth Management.

Национальные особенности

Тем не менее усилия по продвижению дальше в область финансов встретили сопротивление. В начале марта 2014-го центральный банк заморозил виртуальные кредитные карты, выпущенные Alibaba и Tencent, а также мобильные платежи, проведенные путем сканирования штрих-кодов. «Банковское дело — это красная линия, которую они начали пересекать», — говорит Дункан Кларк, председатель телекоммуникационной консалтинговой компании BDA China. «В интернете не существует практически никаких правил, в то время как в реальности регулирование настолько громоздко, что душит любую деятельность. Подумайте о самых неэффективных областях китайской экономики. Это то место, где эти ребята собираются быть наиболее эффективными».

Печальная неэффективность государственного сектора, который до сих пор контролирует большую часть экономики, создает новые возможности. «Для нас рыночная экономика существует всего несколько десятилетий», — сказал глава Baidu Робин Ли в январе. «Наши традиционные отрасли промышленности были не очень зрелыми, прежде чем они столкнулись с интернетом».

Одним из примеров является розничная торговля. Джек Ма, председатель Alibaba, утверждал, что в отличие от покупателей в США, которые видят онлайн-торговлю как «десерт» к основному офлайн-магазину, многие китайцы рассматривают сайты Alibaba, такие как Tmall и Taobao, в качестве единственного реалистичного варианта. «Из-за того что в Китае очень плохая инфраструктура торговли, онлайн-торговля становится главным блюдом», — сказал он. Он прогнозирует, что в конечном итоге она достигнет 30% от общего объёма розничного потребления по сравнению с 6% в настоящее время.

Новая реальность

До сих пор большая часть современного частного богатства Китая создавалась за счет доступа к государственным секторам, но интернет всё изменил. После того как на торгах в Нью-Йорке выросли акции Baidu, Робин Ли стал самым богатым человеком декабря в Китае, с состоянием в 12,2 миллиарда по оценкам Bloomberg Billionaire Index. Месяц спустя его затмил Пони Ма, глава Tencent, с состоянием в 13 миллиардов, возросшим после всплеска цен на акции Tencent. Джек Ма из Alibaba также может занять первое место, как только его компания завершит долгожданное первичное публичное размещение акций в Нью-Йорке в этом году, и, как ожидается, стоимость компании, по оценкам некоторых аналитиков, составит 200 миллиардов ( IPO прошло в сентябре, став крупнейшим в истории, и Alibaba была оценена в 167,8 миллиарда — прим. ред.).

Такие огромные оценки поражают. Alibaba, получающая большую часть своих доходов от продажи рекламы потенциальным продавцам на своих сайтах, публикует очень мало информации. Американская Yahoo, имеющая 24-процентную долю, публикует всего четыре цифры в каждом квартале без каких-либо сопроводительных деталей: продаж, валовой прибыли, операционной прибыли и чистой прибыли. «Цифры, которыми оценивают Alibaba, довольно щедры, учитывая, как мало мы знаем о них», — говорит один аналитик.

Точно так же и сайты Tencent, QQ и WeChat заявили по итогам третьего квартала прошлого года о более чем 815 и 271 миллионе активных пользователях соответственно. Тем не менее Китайский информационный центр сети интернет, входящий в состав Министерства промышленности и информационных технологий, заявляет, что число пользователей в китайском сегменте интернета составляет всего 618 миллионов.

Огромные показатели акций китайских интернет-компаний являются незначительными по сравнению с их еще более раздутыми американскими коллегами. Но в Китае интернет-конгломераты являются крупнейшими частными компаниями в стране по рыночной капитализации, во многом благодаря стойкому неверию глобальной интернет-индустрии.

Различие между частным и государственным бизнесом в Китае туманно. Частный сектор отнюдь не свободен от государственного контроля, иностранные инвесторы испытывают трудности, ощущая это влияние, а крупные компании не могут покинуть орбиту бюрократии.

«Есть два типа частных компаний в Китае. Есть те, кто очень мал, кто летает под радарами. Но как только компания вырастает до определённых масштабов, она должна согласовать свои интересы с политическим истеблишментом, или она не выживет», — говорит Стивенсон-Ян.

То, что Оруэлл видел во сне

Складывается впечатление, что эти компании превращаются в псевдовотчины. Tencent расположилась в южной части города Шэньчжэнь. Alibaba базируется в Ханчжоу с небольшим созвездием компаний на орбите, сосредоточенной около Шанхая. Baidu находится на севере, в Пекине. Стивенсон-Ян говорит, что это отражает общее распределение власти в Китае, с конкурирующими региональными политическими кланами. «Бизнес — это зеркало бюрократии», — говорит она.

Каждый из большой тройки настолько велик и жизненно важен для экономики Китая, что его выживание гарантировано. Сотрудник одной из компаний сравнил BAT с Океанией, Евразией и Остазией, сверхдержавами из романа Джорджа Оруэлла «1984», которые являются настолько большими, что могут быть непобедимыми и при этом постоянно находиться в состоянии войны.

В течение многих лет Alibaba охраняла свой сайт от интернет-сканеров Baidu, поскольку они были конкурентами в сфере поиска. Логика изменилась по мере того, как популярное приложение обмена сообщениями WeChat от Tencent стало главной угрозой платформе электронной коммерции Alibaba.com. Теперь сканеры Baidu приветствуются на сайтах Alibaba. «Сначала Океания воевала с Евразией, но уже на следующий день Океания была союзником Евразии», — говорит сотрудник.

Великая Стена

Либерализационное влияние интернета, кажется, не распространяется на политику. Один интернет-предприниматель прервал интервью, когда его спросили о Великом китайском фаерволе и повсеместной цензуре. Как говорит один западный аналитик: «Они знают, что лучше не говорить ничего о политике или о регулировании. Там просто нет ни одного позитивного момента».

Большинство китайских крупных компаний воспользовались Великим фаерволом, который блокирует их западных конкурентов, таких как Twitter, Facebook, а иногда даже Google. Но всё может измениться. Китайские интернет-гиганты в настоящее время достаточно большие, чтобы больше не бояться иностранной конкуренции, в то время как более свободный и открытый интернет идет только на пользу их акциям.

Однако по мере того как они растут за пределами Китая, цензура может сделать их уязвимыми для исков.

Если они хотят расшириться за рубеж, Великий фаервол становится для них не защитой, но препятствием. Но не ожидаем, что эти ребята начнут сражаться. Это Китай, и если вы сотрудничаете с системой, то вы можете сделать гораздо больше денег, чем если вы будете бороться с ней. Даже Microsoft и Yahoo сотрудничают, так почему вы думаете, что сами китайцы не будут этого делать?

Единственное условие, при котором они восстанут, это если их лицензии будут слишком дорого стоить.

Майкл Анти, китайский журналист

Данный материал является переводом статьи Чарльза Кловера «Chinese internet: Mobile wars» на Financial Times.

#Статья #Китай #Tencent #Alibaba #Baidu #великий_китайский_фаервол

Статьи по теме
Разбор полётов: китайская угроза Facebook
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против