[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Виктор Степанов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u0441\u0448\u0430","\u0441\u043c\u0438","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430","\u0442\u0435\u043b\u0435\u0432\u0438\u0434\u0435\u043d\u0438\u0435","\u0430\u043c\u0435\u0440\u0438\u043a\u0430\u043d\u0441\u043a\u043e\u0435_\u0442\u0435\u043b\u0435\u0432\u0438\u0434\u0435\u043d\u0438\u0435"], "comments": 40, "likes": 0, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "54233" }
Виктор Степанов
24 533

Стаса Михайлова не существует

Американское телевидение глазами переехавшего в Нью-Йорк экс-редактора TJ

Поделиться

В избранное

В избранном

Американский писатель советского происхождения Гари Штейнгарт (Gary Shteyngart) в течение недели смотрел программы российского телевидения и опубликовал репортаж об этом в газете The New York Times. Редактор Виктор Степанов, в начале этого года переехавший в Нью-Йорк, решил повторить его эксперимент и несколько дней провёл за просмотром американского ТВ. Итоги телемарафона — в специальном материале TJ.

1. Новости никому (почти) не нужны

Первое, что бросается в глаза при просмотре телевидения в США — практически полное отсутствие регулярных выпусков новостей, рассказывающих о событиях в стране и в мире. Из нескольких сотен телеканалов, доступных по кабельной подписке, наткнуться на новостные репортажи можно от силы на трёх. NBC, FOX и CNN наиболее активно знакомят зрителей с повесткой дня ранним утром и вечером, NY1 освещает местные городские новости в круглосуточном режиме.

В сравнении с российскими «Первым каналом», «Россией 1» и «НТВ», в будние дни выдающими информационные блоки раз в несколько часов, такой режим кажется разгрузочным. Единой или хотя бы похожей картинки, когда три-четыре канала одновременно транслировали бы одно и то же политическое или международное событие, ждать бесполезно.

Существенно отличаются от российских и сами новостные блоки. Назвать по-настоящему информационными можно, пожалуй, только местные каналы (в каждом крупном городе они свои). Именно там зритель видит то, что больше всего напоминает новости в России. Вещающий в Нью-Йорке NY1 — англоязычная версия «Москвы 24» с ежедневными материалами о работе мэрии, короткими интервью представителей городской администрации, репортажами из районных больниц и школ, а также сводками о ситуации на дорогах.

Крупные каналы к освещению новостей подходят иначе. Привычная по выпускам «России 1» схема, когда обширный блок протокольных новостей о работе Владимира Путина, правительства и парламента сменяется блоком международной повестки, здесь не работает.

Практически все новости — от инициатив Барака Обамы и обсуждений в Конгрессе до продолжающегося в Сирии противостояния с боевиками ИГИЛ — подаются скорее в формате мнения или обсуждения, нежели простых инфоповодов. Видеосюжеты в этой ситуации выступают своего рода сопроводительным материалом, главная задача которого познакомить зрителя с тем, что затем предстоит обсудить в студии.

Отбор тем специфичен: даже когда речь идёт о мировых новостях сюжеты зачастую оказываются привязаны к американской политической действительности, а именно — к ближайшим выборам. Все попадающие на ТВ новости имеют значение для избирательного цикла и подаются соответствующим образом — часть каналов ориентирована на основную аудиторию Республиканской партии, другие — на тех, кто склонен голосовать за представителей Демократической партии.

Понять это с первого дня просмотра трудно, однако со временем ориентация каналов на определённую аудиторию становится более очевидна. Одни и те же события на разных каналах могут выглядеть совершенно по-разному.

Отчасти такое положение вещей объясняется тем, что к моменту, когда та или иная новость появится в информационном блоке на телевидении, она сама по себе уже перестанет быть новостью. Инфоповод разойдётся по интернет-изданиям и соцсетям и успеет обрасти первой реакцией, оставив за ТВ роль обозревателя, собирающего зрителей для того, чтобы ещё раз обсудить случившееся с теми, кто разделяет их политические взгляды или услышать мнение приглашённых экспертов. Чтобы посмотреть на ситуацию под новым углом, достаточно нажать кнопку и сменить канал.

2. Смех — лучшее оружие

Ток-шоу на американском ТВ — отдельная категория со своей славной историей и своими традициями. От Saturday Night Life и The Tonight Show с Джимми Фэллоном до Джимми Киммел Live!, The Daily Show с Джоном Стюартом и The Rachel Maddow Show — программы собирают огромные аудитории, затрагивают множество тем от политики до новостей из Голливуда и являются едва ли не важнейшей составляющей телевидения в США как такового.

Часть из них строится на живом общении ведущего с гостями, другие — на заранее подготовленных комментариях и шутках, посвящённых тем или иным событиям, которые в данный момент обсуждаются в обществе.

Подобный формат уже давно пытаются перенимать в России: вечерние шоу с Иваном Ургантом — самый яркий пример. Однако, в отличие от российских передач, американские ток-шоу удивляют в первую очередь своей кажущейся вседозволенностью.

Оставаясь в рамках общечеловеческих норм и приличий, шутить в эфире можно над чем и над кем угодно. Язвительного сюжета о себе может удостоиться любой американский политик и любая знаменитость, вне зависимости от своей должности, статуса или уровня популярности.

3. Реклама правит

После нескольких дней, проведённых за просмотром американских телеканалов, жаловаться на засилье рекламы на российском ТВ становится неприлично. Рекламы здесь не просто много — её очень много. Средняя продолжительность одного рекламного блока составляет около 5-7 минут, однако блоки чередуются с такой частотой, что просмотр фильма, телешоу или развлекательной программы на выходных становится настоящим испытанием.

Доходит до абсурда: во время завершающих кадров одной серии «Теории большого взрыва» экран делится на две части так, чтобы титры закончившегося эпизода слева соседствовали с первыми кадрами новой серии, позволяя сэкономить время показа в пользу рекламы. Ещё чаще прерываются популярные шоу — выпуск «The Voice» («Голос») уходит на рекламу после каждого конкурсанта, спевшего перед жюри, а между финалом кулинарного реалити-шоу и объявлением победителя этого финала помещается три рекламных блока по шесть минут каждый.

К сожалению, далеко не все ролики столь интересны, как во время Супербоула. Креативная реклама Android и вдохновляющая реклама Nike соседствуют с будто вышедшими из 90-х музыкальными зарисовками, герои которых нараспев произносят номера телефонов адвокатов и бухгалтеров, призывая зрителей «звонить сейчас».

Отличаются и сами продукты, рекламирующиеся по ТВ. Привычных для российских зрителей роликов о новых средствах женской гигиены американские каналы не транслируют. Если составлять представление о среднестатистическом жителе США исключительно на основе рекламы, то получится портрет человека, который регулярно подумывает о том, чтобы приобрести автомобиль в кредит, купить медицинскую страховку, плотно поесть в фастфуде, накормить собственных детей полуфабрикатами, сменить мобильного оператора или обратиться к адвокату.

4. Смотреть ТВ без смартфона — скучно

С одной стороны, телевидение в США пребывает в состоянии бесконечной войны с интернетом за внимание аудитории. С другой, большинство крупных каналов уже осознали, что с сетью выгоднее не конкурировать, а сотрудничать, приняв новые реалии медиарынка.

От церемонии вручения премии «Оскар» до полуторачасового политического шоу и американского аналога «Модного приговора», многие программы сегодня приучают зрителя к постоянной необходимости иметь под рукой так называемый второй экран. Смотреть ТВ без смартфона в руке, с помощью которого можно отслеживать реакцию на происходящее на экране — вчерашний день.

Наиболее активно используют работу с социальными сетями политические шоу, спортивные каналы, а также ориентированные на молодое поколение передачи о звёздах и моде. Следить за интервью политика на NBC становится куда интереснее, если параллельно читать твиттер-ленту, отфильтрованную по упоминанию его имени или заблаговременно скомпонованную в отдельный список из ключевых политиков и телеведущих конкурирующих каналов.

Шуток, едких замечаний и комментариев обычно бывает так много, что телевизор фактически превращается в радио — вместо того, чтобы смотреть на сидящего в студии человека, можно листать соцсети, превратив само интервью в фон. Некоторые передачи запускают собственные хэштеги, позволяющие вовлечь зрителей в обсуждение происходящего.

Периодически сообщения в социальных сетях могут даже попадать в эфир, что вообще размывает границу между ТВ и интернетом чуть больше, чем полностью. Наконец, уткнувшись в телефон, проще пережить многочисленные рекламные паузы.

5. Мы все (почти) уйдём в интернет

Регулярный просмотр всего подряд, что показывают по ТВ в Америке, сначала вызывает эйфорию. После российского телевидения, транслирующего безальтернативную политическую повестку и малоинтересные развлекательные шоу, американские каналы кажутся раем многообразия, в котором каждый может найти всё, что только пожелает.

На деле, включать телевизор со временем хочется всё реже. Любимый сериал проще найти на Netflix, фильм — посмотреть в кинотеатре или скачать в iTunes (цена билета в кино практически идентична стоимости загрузки одного фильма в онлайн-магазине). Новости, политические ток-шоу, спортивные трансляции — всё это можно легко найти в сети. Без рекламы и привязки ко времени, заставляющей торопиться домой к началу передачи или лишающей тебя возможности отойти в магазин, пока программа не закончится.

Точно такое же чувство — желание уйти в интернет и получать всю информацию оттуда — часто возникает и при просмотре российского ТВ. Но если человек не хочет или не может этого сделать, в России альтернативы по-прежнему нет. В Нью-Йорке достаточно лишь нажать одну кнопку и переключить канал.

Пойду поем фастфуда и куплю страховку,
Виктор Степанов,
специально для TJ

#Категория_Статья #США #СМИ #медиа #телевидение #американское_телевидение

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против