[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Александр Фаст", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","facebook","twitter","\u0441\u043e\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0435\u0442\u0438","snapchat","\u0441\u043c\u0438","\u043f\u0435\u0440\u0435\u0432\u043e\u0434\u044b","\u0442\u0440\u0430\u0444\u0438\u043a_\u0441\u043c\u0438","\u0431\u043e\u0440\u044c\u0431\u0430_\u0437\u0430_\u0442\u0440\u0430\u0444\u0438\u043a","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430"], "comments": 24, "likes": 0, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Александр Фаст
6 117

Птичьи цифры

Главный редактор сайта TheAtlantic о том, почему Твиттер — «Матрица» XXI века

Поделиться

В избранное

В избранном

Главный редактор сайта TheAtlantic.com Дерек Томпсон (Derek Thompson) проанализировал сотню своих самых популярных твитов и на основе получившихся данных написал колонку о том, что Твиттер наполнился пустой щедростью и превратился в одну большую иллюзию чтения.

TJ публикует перевод этого материала.

В январе я удалил приложение Twitter со своего мобильного телефона. Приложение волшебным образом отвлекало меня от работы, а 2015 должен был стать годом повышения производительности труда. Три недели спустя я смухлевал и открыл Twitter через браузер моего айфона. Четыре недели спустя я поймал себя на том, что обновляю одну и ту же страницу каждый час. Пять недель спустя я наконец-то понял, что мой эксперимент по повышению производительности полностью провалился, и снова скачал приложение.

Именно тогда я заметил новую функцию: «посмотреть действия с твитами». Это своего рода приборная панель — с цифрами и фотографиями — на которой отражена вся информация: сколько раз данный конкретный твит появлялся на экранах пользователей, сколько раз по нему кликнули и сколько раз им поделились.

Конечно, эти показатели очень пригодятся журналистам и маркетологам. В конце концов, у них появится то, чем можно иллюстрировать корпоративные презентации и отвечать на такие важные количественные вопросы, как «Какие фразы лучше подходят для твиттера нашего бренда?». Но эти же цифры могут также дать ответы и на качественные вопросы, которыми задается любой человек, живущий публичной онлайн-жизнью: «Была ли моя шутка хороша? Волнует ли людей то, что я пишу?»

В прошлый понедельник я опубликовал статью об истории американских инноваций через призму патентных текстов. Это исследование показало, что большая часть патентов начала ХХ века относятся к области химии, в то время как начиная с 80-х годов XX века научный интерес сместился в сторону медицины и компьютерных технологий. Вчера — химия, сегодня — компьютеры. Это казалось броской параллелью, которая одним могла показаться разъясняющей, другим — упрощающей. Иными словами, это был идеальный твит.

Я набрал сообщение, добавил ссылку и картинку.

К утру пятницы этот твит был показан 155 260 раз. «Приборная панель» показала, что 2,9% увидевших его кликнули на картинку, а 1,1% добавили его в избранное или ретвитнули.

Но только 1% нажал на ссылку, чтобы прочитать написанную мною историю. Один процент. Более того, только один из шести кликов по этому твиту на самом деле приводил к переходу на сайт The Atlantic. Количественно говоря, это было равноценно размещению статьи на информационном табло где-нибудь в Восточной Азии.

Каждая хорошая медиакомпания знает, что дорога к трафику лежит через Фейсбук, а не Твиттер. Но мне казалось, что за этой экономикой репоста стоит что-то большее.

Твит с десятью тысячами взаимодействий может считаться исключением, но меня интересовало правило. Я открыл страничку пользовательской аналитики и загрузил данные по сотне моих самых популярных твитов за прошлый год. Если бы я cмог доказать своему начальству (и себе в первую очередь), что Твиттер может даже иногда привлекать значимые аудитории, это могло бы подтвердить мои ожидания.

Увы, по ссылкам из моих самых популярных твитов переходило в среднем 1,7% увидевших их, что по-прежнему напоминало табло из Восточной Азии. Не раскрывая цифры, которые неминуемо привели бы меня к конфликту с начальством, я пришел к выводу, что постоянное использование Твиттера за последние 30 дней аккумулировало меньше трафика для TheAtlantic.com, чем любой из моих не самых хороших репортажей.

Получается, что социальные сети — это «Матрица» пустых репостов и пустой щедрости? Как однажды сказал генеральный директор Chartbeat Тони Хейл (кстати, сделал он это через Твиттер), нет никакой корреляции между тем, сколько людей поделились вашей записью и сколько людей её действительно прочитали. Люди часто читают материалы и не делятся ими, но они столь же часто делятся ими, не читая.

Когда я графически представил информацию по кликам (первый график) и вовлечению (второй график), полученный результат показался мне каким-то странным. Те твиты, которые приводили к большему вовлечению, почти не отличались большим количеством кликов. Казалось, что читатели относились к прикреплённому к твиту URL как к своего рода сноске. Некоторые твиты были «слишком хорошими», чтобы генерировать клики: они рассказывали всю историю в 140 знаках и не оставляли места для того самого зудящего любопытства.

Мне казалось, что Твиттер привлекает трафик, а трафик ведёт к известности. Или славе? Короче, к духовному результату общественного признания. Оказалось, Твиттер может дать лишь некоторую степень распространения информации (есть люди, которые известны только в Твиттере), и она позволяет людям чувствовать себя знаменитыми. Как выяснилось, эти две вещи практически не связаны между собой.

Подобная перспектива совершенно меня не устраивала, так что я написал письмо своему коллеге по Atlantic Робинсону Мейеру, зарекомендовавшему себя одним из умнейших комментаторов в сфере цифровых медиа. Я сказал ему, что создал нечто, что видели 150 тысяч человек, с чем взаимодействовали 9 тысяч, и только 1,5 тысячи из них перешли на наш сайт и на самом деле прочитали материал.

99% моего труда принесли выгоду Twitter и лишь 1% — моему изданию Atlantic. Вряд ли мой босс одобрил бы такие условия!

Как я позже сказал Робу, в Твиттер с таким же успехом можно было встроить функцию, которая показывала бы, сколько людей игнорируют опытных пользователей.

Роб ответил: «Это довольно смешная функция, не так ли? Она может рассказать о том, сколько людей видели твит и сколько из них проигнорировали его. Немного смешной информации. Может быть, это стоит сравнить с функцией «Discover» из Snapchat. Твиттер был платформой для мобильной журналистики, и он прекрасно заставлял людей читать… сам Твиттер. Но в какой-то момент в один ряд с ним встал Snapchat. По крайней мере, Snapchat позволял получать некоторый доход от показываемой читателям рекламы».

Глядя на эти показатели, было бы справедливо рассудить, что Твиттер — довольно бесполезная вещь. Но это слишком просто, чтобы быть правдой. Более сложный вывод заключается в том, что он бесполезен для привлечения трафика на ваш сайт, потому что он является не порталом исходящих ссылок, а скорее домашней страницей для самодостаточных фотографий и наблюдений. Ирония заключается в том, что чем больше журналисты считают Твиттер «порталом» и наполняют его контентом, тем больше он подходит для времяпровождения других людей, в том числе самих журналистов.

Корреспондент портала theawl.com Джон Херман отметил, что по мере того, как внимание читателей начинает рассеиваться между Snapchat, Твиттером, Инстаграмом и Фейсбуком, издатели начинают признавать, что их веб-сайты — живые анахронизмы. Трудно описать то, что сегодня происходит. Ведь на основных крупных сайтах трафик всё ещё продолжает расти.

Но пользователь может быть онлайн всего несколько часов в день. Сегодня всё больше этих часов принадлежат мобильным устройствам и таким приложениям для общения как Твиттер. По моим расчётам, Твиттер отдаёт интернету всего 2% от поступающего в него трафика. Твиттер не поможет мне заплатить за мою квартиру. А сайт поможет.

В прошлом месяце пользователи взаимодействовали с моими твитами более двух миллионов раз. Вне зависимости от того, хорошо ли это для моей Твиттер-персоны, остается качественный вопрос, ответ на который находится за пределами аналитической приборной панели. Ведь количественно мой микроблог бесполезен для Atlantic. То, что я уже подозревал, теперь стало совершенно ясно: 99% моего труда принадлежит Twitter.

Данный материал является переводом статьи «The Unbearable Lightness of Tweeting» на TheAtlantic.com.

#Категория_Статья #Facebook #Twitter #социальные_сети #Snapchat #СМИ #переводы #трафик_СМИ #борьба_за_трафик #медиа

Статьи по теме
Twitter задумался о конкуренции с TJ
Twitter намекнул на масштабный редизайн в 2015 году
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против