[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Semyon Efimov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u0444\u043e\u0442\u043e\u0440\u0435\u043f\u043e\u0440\u0442\u0430\u0436\u0438","\u0447\u0435\u0440\u043d\u043e\u0431\u044b\u043b\u044c","\u043f\u0440\u0438\u043f\u044f\u0442\u044c","\u0437\u043e\u043d\u0430_\u043e\u0442\u0447\u0443\u0436\u0434\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0440\u0430\u0434\u0438\u0430\u0446\u0438\u044f"], "comments": 61, "likes": 0, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
78 927

Фоторепортаж: Экскурсия в Зону отчуждения

Как в 2015 году выглядит поездка в Чернобыль с точки зрения российских IT-туристов

Поделиться

В избранное

В избранном

В начале апреля представители различных интернет-компаний, включая «ВКонтакте», KudaGo, theRunet и ФРИИ, отправились на экскурсию по местам последствий аварии на Чернобыльской АЭС, произошедшей 26 апреля 1986 года.

Специалист по социальным медиа KudaGo Семён Ефимов по просьбе TJ поделился своими впечатлениями от поездки в Чернобыль и Припять и показал, как она проходила.

3 апреля в 8:30 утра микроавтобус забрал нас у хостела в Киеве, и поездка началась. Наша группа состояла из 13 человек, поэтому сама экскурсия обошлась нам в 160 долларов с каждого.

Дорога от Киева до КПП «Дитятки» занимает около двух часов, поэтому ещё на выезде из города нам включили документальный фильм. На подъезде к пропускному пункту гид посоветовал не заводить диалоги с украинскими сотрудниками, поскольку бывали случаи, что людей не пропускали за споры и пререкания.

Проход через пропускной пункт осуществляется по спискам: украинец в форме сверяет загранпаспорт и его номер с заранее приготовленным листочком. После проверки — обратно в автобус, через шлагбаум, и вот мы уже в Зоне отчуждения. Это вовсе не значит, что с этого момента начинается радиоактивное излучение — в тридцати километрах от станции радиационного фона попросту нет. Излучение начинается с десятикилометровой зоны, да и то не везде.

Больше всего поражает качество дорожного покрытия: оно почти идеальное. Как потом нам объяснили, всё дело в том, что асфальт перекладывали много раз, чтобы избавиться от фонящего слоя, оставшегося после эвакуации во время катастрофы.

Сам Чернобыль очень тихий.

В Чернобыле проживает порядка 2,5–3 тысяч сотрудников Чернобыльской атомной электростанции, которые работают посменными вахтами — либо четыре рабочих и три выходных дня, либо 15 рабочих и 15 выходных. По словам гида, во втором случае люди чаще всего спиваются из-за дефицита развлечений в самом городе. Был спортивный клуб, но и его закрыли. Вдобавок к этому в Чернобыле у жителей отсутствует интернет, что для нас с вами подобно смерти. Зато в магазинах алкоголя хоть отбавляй.

В центре города расположена стела, посвящённая трагедии, а сразу за ней идёт длинная аллея с табличками, на которых написаны названия деревень и сёл, эвакуированных из Зоны отчуждения — это более ста тысяч человек.

У местного почтамта висит информационная панель, на которой в режиме реального времени отображается уровень радиации в разных уголках Зоны: в определённых точках стоят специальные приборы, которые делают забор воздуха, замеряют радиацию и выдают статистику.

Садимся в автобус и едем заселяться в гостиницу. От гостиницы здесь только название, а по факту — обычный двухэтажный дом, да ещё и без отопления (но это у нас так совпало). Как итог, спали мы в холоде и просыпались несколько раз за ночь, потому что замерзали. А совсем рядом, буквально на соседней улице, находится отель, в который селят иностранцев: там есть и горячая вода, и отопление, и даже Wi-Fi — это единственное место в городе, где есть интернет.

В Припяти у меня отображался оператор MTS RUS, а затем пришло SMS «Добро пожаловать в Россию!»

Заезжаем в магазин на автовокзале — том самом, с которого раньше ходили рейсовые автобусы в Припять — и покупаем немного еды, чтобы перекусить и дотерпеть до обеда. Алкоголя на выбор действительно полно.

Затем мы едем на небольшую выставку техники, которая была задействована в ликвидации последствий аварии. Вся она очищена и никак не «фонит».

И только после этого наш автобус направляется в сторону десятикилометровой зоны: нас просят не есть и не пить на открытом воздухе, а так же не курить, но кто-то не выдерживает и закуривает.

Первым делом мы заглядываем в бывший детский сад. Там же мы обнаруживаем и первое место с превышением допустимой дозы радиации.

Не передать словами эмоции, когда дозиметр начинает пищать: ты осознаешь, что что-то не так, но не чувствуешь угрозы, потому что она невидима.

Потом мы направляемся в сторону недостроенной градирни (охладительной башни — TJ), строительство которой остановили после аварии. По пути мы заглядываем на заброшенную экспериментальную базу радиобиологии и радиоэкологии животных.

Пожалуй, тут я впервые в своей жизни увидел идеальный штиль: никакого ветра, очень тихо, светит солнышко и водная гладь без ряби — очень красиво. Мы немного побродили по округе, а затем направились в сторону самой градирни. Рядом с ней располагается действующий объект, поэтому идем через лесок.

Градирня — один из самых впечатляющих объектов, которые я видел. На внутренней стороне на самом верху видны строительные леса, которые так и остались там после аварии. Возле самой башни есть пара мест, где довольно грязно, и нас просят не наступать на них, а обходить стороной.

Когда подошло время для обеда, мы отправились в столовую ЧАЭС. Кормят здесь хоть и довольно просто, но зато очень вкусно и сытно.

После плотного обеда проезжаем мимо самой атомной электростанции и останавливаемся у смотровой площадки. Радиационный фон здесь достаточно высокий, но какое-то время находиться можно.

Делаем фотографии, осматриваемся и замечаем на корпусе строящегося саркофага мелкие точки. Сначала не понимаем, что это такое, и только со слов гида узнаём, что это рабочие. Снимать станцию можно лишь с определенного ракурса, не задевая забор.

Система безопасности там очень серьёзная: говорят, что даже есть снайперы. Не рискуем и фотографируем только в положенном месте.

Теперь о Припяти: город в буквальном смысле слова рассыпается на глазах. Некоторые здания находятся в аварийном состоянии, а какие-то (например, школа № 1) уже частично обрушились.

Помимо всего прочего, город регулярно навещают мародеры. Их беспределу нет границ: они даже перекопали центральную аллею и вытащили из неё все трубы отопления. О том, что они могут «фонить», конечно же, никто не думает. Да и зачем? Деньги ведь важнее. Если всё и дальше пойдёт такими темпами, то через десяток лет от города совсем ничего не останется.

Оказалось, что экскурсионным группам запрещено заходить в жилые дома, но эти правила мало кто соблюдает. Зато исправно соблюдает правила по штрафам местная полиция (или охрана), которая подъехала к нам на велосипеде, как только мы начали подниматься на одну из шестнадцатиэтажек, чтобы сделать парочку красивых фотографий и оценить вид города с высоты.

Кстати, ещё один интересный факт: по Припяти запрещено передвигаться на велосипедах и мотоциклах. Это связано с тем, что радиоактивные частички из под колёс могут попасть на одежду и кожу. (видимо, полицию это не пугает — TJ)

Успели мы заглянуть и в местный бассейн. Оказывается, он закрылся лишь в 1997 году — после аварии он работал ещё 11 лет!

Тот день мы решили посвятить изучению самого города и отправились в Чернобыль. Закаты там просто нереальные. Даже фотография не способна передать то великолепие, которое мы наблюдали воочию. Вечером нас ждали посиделки с гидом и неформальное общение.

На следующий день в наши планы входило посещение радиолокационной станции «Дуга» и центра Припяти, а также, по возможности, поездка к самосёлам.

К РЛС мы приехали довольно рано. Объект поражает своими размерами: 152 метра в высоту. Раньше он обеспечивал безопасность СССР, фиксируя возможный пуск баллистических ракет с территории США. Всего подобных строений было три: в Николаеве, в Чернобыле и в Комсомольске-на-Амуре. Первый и последний давно растасканы, а до чернобыльского пока только добираются.

У нас были желающие забраться на самый верх, но подъём занял бы около часа в быстром темпе. Кроме того, лезть туда запрещено, поэтому мы пошли изучать округу.

Рядом с «Дугой» расположено здание, которое раньше занималось его обслуживанием. Оно сохранилось немного лучше, чем дома в Припяти: очевидно, мародеры пока не добрались досюда.

В самом здании расположены огромные комнаты, где находились серверные, а некоторые даже забиты их остатками. К слову, раньше объект считался закрытым, и на всех картах его территория обозначалась как пансионат. Служащие начали покидать объект уже спустя пару часов после аварии, в то время как жителей Припяти эвакуировали лишь через два дня.

Радиация до этих мест не дошла, но в силу того, что РЛС расходовала колоссальное количество энергии, вырабатываемой атомной электростанцией, она была закрыта сразу после аварии.

Весь двор здания засыпан металлом, который, судя по всему, начали вынимать из самого здания. Интересно, как скоро там всё опустеет.

Дальше мы вернулись в Припять, прошлись по дому культуры «Энергетик» и дошли до знаменитого колеса обозрения и местного стадиона. По пути мы встретили три-четыре группы туристов, но в отличие от нас они почему-то не заходили ни в какие здания.

Очень странно ходить по заброшенным домам, понимая, что ещё почти тридцать лет назад здесь кто-то жил, бегали детишки, кипела жизнь. Такое не забывается, а остаётся в воспоминаниях на всю жизнь.

Этот город словно давит на тебя, выжимая все соки и энергию без остатка.

У нас оставалось ещё немного времени, и мы решили заглянуть к самосёлам. Местная бабушка встретила нас оладьями с рыбкой. Даже предложила попробовать местную горилку, но среди нас пьющих не нашлось.

Бабушка рассказала много интересного. Вернулась она почти сразу после аварии, хотя власти предоставили нормальное жильё. Живёт она там уже очень давно и никуда уезжать не собирается, потому что её всё устраивает, да и воздух чистый.

В свои 83 года она выглядит моложе обычного, а уж энергии и азарта в её глазах хоть отбавляй. Пригласила нас остаться у неё переночевать, сказав, что если мы останемся, она сварит фирменной картошки и затопит печку. Но мы вежливо отказались и распрощались с ней, сделав несколько фотографий на память.

В районе шести вечера мы отправились в обратную дорогу. Подъехали к КПП, прошли дозиметрический контроль — всё было в порядке — и наш гид Антон вручил нам грамоты. На них написано, что мы действительно побывали в Зоне отчуждения и получили некоторую дозу радиации: около 700 микрорентген: не больше, чем при полёте из Петербурга в Киев и обратно.

Покидать это чудное место совсем не хотелось. Скорее даже наоборот. Конечно, все эмоции трудно передать словами, но я постарался.

Теперь всерьёз задумался о том, чтобы попробовать посетить Зону своими силами — а это уже совершенно иной уровень.

Спасибо, что дочитали до конца,
Семён Ефимов,
Специально для TJ

#Категория_Статья #фоторепортажи #Чернобыль #Припять #зона_отчуждения #радиация

Статьи по теме
Видео: Чернобыль с дрона
Репортаж из Instagram: Чернобыльская зона отчуждения
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против