[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "TJ ", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u0434\u043e\u043f\u043e\u043b\u043d\u0435\u043d\u043d\u0430\u044f_\u0440\u0435\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c","\u043f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u044f_\u0434\u043b\u044f_ios","google","\u0438\u0433\u0440\u044b","\u0433\u0435\u043e\u043b\u043e\u043a\u0430\u0446\u0438\u044f","\u043f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u044f_\u0434\u043b\u044f_android","\u043c\u043d\u043e\u0433\u043e\u043f\u043e\u043b\u044c\u0437\u043e\u0432\u0430\u0442\u0435\u043b\u044c\u0441\u043a\u0438\u0435_\u0438\u0433\u0440\u044b","\u043a\u0430\u043a_\u043c\u043e\u0431\u0438\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0438\u0433\u0440\u044b_\u0437\u0430\u0442\u044f\u0433\u0438\u0432\u0430\u044e\u0442","ingress","\u043f\u0440\u043e\u0441\u0432\u0435\u0449\u0451\u043d\u043d\u044b\u0435_\u043f\u0440\u043e\u0442\u0438\u0432_\u0441\u043e\u043f\u0440\u043e\u0442\u0438\u0432\u043b\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 39, "likes": 0, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "54694" }
TJ
30 845

Феномен: игра Ingress

Рассказы участников игры в дополненной реальности Ingress, воюющих друг против друга с помощью смартфонов

Поделиться

В избранное

В избранном

Автор: Евгений Трифонов

Ещё несколько лет назад СМИ наблюдали за стартом игры Ingress от принадлежащей Google компании Niantic Labs и прогнозировали будущее мобильных развлечений в дополненной реальности. Спустя годы первое очарование стёрлось, а игры с геолокацией перестали привлекать внимание широкой аудитории.

Однако новости о готовящемся телесериале по Ingress и планируемом съезде игроков показывают, как разросся уникальный проект, став важной частью жизни для миллионов человек, но так и оставшийся во многом «закрытой тусовкой», непонятной людям со стороны. Чтобы разобраться в явлении, TJ встретился с активными петербургскими игроками.

Фото @Businka

Ingress стал для многих не просто «ещё одной мобильной игрой», а образом жизни. Это вызывает параллели с MMORPG вроде World of Warcraft, но у игры есть принципиальное отличие: «порталы», за которые идёт борьба, привязаны к чем-либо примечательным местам реального мира — и для того, чтобы их захватывать, необходимо физически оказываться в этих местах. В результате, если другие игры заставляют людей проводить больше времени дома, то Ingress, напротив, вытаскивает на улицу и мотивирует встречаться.

Борьба за порталы идет между двумя фракциями с разными цветами: зелёными «Просвещёнными» (The Enlightened) и синим «Сопротивлением» (The Resistance). TJ встретился поочередно с игроками обеих сторон.

Со стороны Просвещённых рассказ был коллективным: в нем поучаствовало сразу несколько активных петербургских игроков фракции.

Просвещённые

Хотя в Ingress можно играть в одиночку, гораздо эффективнее кооперативные действия: например, ввосьмером можно быстрее добывать инвентарь. Поэтому активные игроки одной фракции общаются по городам и районам, строят планы в чатах Telegram и собираются для совместных действий на улицах.

Фото @Businka

Поскольку противники, узнав планы, могут их сорвать, вся информация секретна, и игроку нужно себя зарекомендовать для того, чтобы его допустили в определенные чаты. Есть много разных уровней доступа. Доходит до того, что даже давно знакомые игроки говорят друг другу: «А вот этого тебе сказать не могу».

Случаи, когда ловили шпионов другой стороны, единичны, но подозрения возникают регулярно. Приезжает группа игроков в определенное место, а там уже враги: так совпало, что они там были, или специально поджидали?

Из-за такого уровня осторожности мы не очень активно вовлекаем новых игроков в свою деятельность. А есть люди, которые старательно отлавливают установивших Ingress новичков и проводят «курс молодого бойца». Вот среди питерских «синих» этим занимались «Бурундуки»: это такая семья диванных воинов, прямо из дома окучивающих все порталы вокруг. Мы их подозреваем в нечестной игре, были жалобы, и Niantic их уже как-то банили — значит, всё не просто так, Niantic не промахивается.

Хотя может показаться, что игра сводится к очень простому набору действий вроде «перекрась портал в свой цвет», игроки сами усложняют её, добавляя то, что не закладывалось Niantic — например, field art, когда игровыми полями вырисовывают изображение на карте. Под Новый год совместными усилиями обеих фракций на Петербурге сделали надпись «2015» и ёлочку.

Кроме этого, помимо ежедневного игрового процесса, есть организованные Niantic «Аномалии» — большие матчи в конкретных городах во время уик-энда, когда в течение определенного времени две стороны набирают как можно больше очков для своей команды. Для такого игроки неделями копят инвентарь, строят планы, а потом сходятся большими составами, бьются, один портал за минуту несколько раз туда-сюда перейти может. В масштабных задачах, кроме игроков на улице, есть «небо» — сокомандники, которые сидят дома, собирают все данные с места действия и сообщают игрокам нужную информацию.

Ещё у противостояния двух фракций есть сюжет: можно не придавать ему значения, но некоторые игроки воспринимают идеологию своей фракции очень трепетно и активно играют во имя близких им ценностей. А еще есть спортивный интерес побить мировой рекорд по скорости прокачки до восьмого уровня, количеству линков в один портал или площади накрытого полем пространства.

Для того, чтобы создавать такие громадные поля между целыми городами и континентами, требуется передавать из города в город игровые ключи. Зачастую в этом помогают «курьеры»: люди, не являющиеся активными игроками, но перемещающиеся между городами по своим делам. Если высокоуровневый игрок знаком с таким путешественником, то просит его помочь. Мы из Петербурга часто отправляем ключи в Москву, а оттуда они распространяются по самым разным местам.

Есть много «упоротых» игроков, готовых ради Ingress на многое — специально ездить в другие города, шариться ночами по странным местам. Конечно, иногда упарываться — значит мешать сну, работе и отдыху. Но это не делает Ingress сборищем тунеядцев, не способных оторваться от экрана. Наоборот, сюда часто идут люди, которым надоело чахнуть перед компьютером и которые хотят почаще видеть мир (также активно вливаются «дозорщики», которые и так играли на улицах, но по другим правилам и в строго отведенное время). Для некоторых игра становится важным аргументом в пользу покупки автомобиля.

Игровые знакомства зачастую перерастают во внеигровое общение. Сокомандники могут вместе выехать на шашлыки туда, где интернет толком не ловит и совершенно не до «Ингресса». А между противоборствующими фракциями особого общения нет, преимущественно по игровым вопросам: «А что это ваш игрок в Летнем саду делает, когда он закрыт». Хотя была история, когда муж много играл, его жене это надоело, и она назло ему зарегистрировалась за другую фракцию.

Фото @Businka

Происходит много забавных историй. Например, однажды наш игрок схлестнулся с противником под ником Deflorator, и на экране увидел, что враг где-то совсем рядом. Он оглянулся, увидел уткнувшегося в планшет парня, грозно подошел к нему с вопросом «Дефлоратор?» — а парень, оказалось, просто книжку на планшете читал.

Другой игрок, мощный мужик, после возведения своих порталов тоже принял за врагов сидящих на лавочке местных парней, решил, что они сейчас примутся его порталы разрушать, и подошел к ним с вопросом «Ну че, пацаны, ломать будете?» Тоже только потом понял, как странно это для них прозвучало.

Со стороны Сопротивления об игре рассказал один из активных петербургских игроков AngryChip.

Сопротивление

Мы играем всей семьей, ники взяли по «Чипу и Дейлу»: я AngryChip, жена AngryDale, сын AngryVzhik, живущая рядом сестра — AngryGaechka, её сын — AngryRokki. Это очень помогает, потому что Ingress рассчитан на кооперативную игру, а мы с женой и сыном втроем действуем. В результате там, где мы живём, вечно синие высокоуровневые порталы, союзники часто сюда приезжают, а противники называют этот район «Бурундуковск».

Однажды так друзья приехали апгрейдить местные порталы и обнаружили, что прямо на улице стоят вражеские игроки 4-5 уровня, новички. Я оторвался от ужина, выхожу, там стоят четверо наших и двое этих новичков. Оказывается, живут прямо в соседнем доме. Я объяснил, что им тут нет смысла играть за «зелёных»: нас здесь живет пятеро мощных синих, а их двое, прокачиваться в таком месте придется долго и мучительно, и всё равно будут уступать. Говорю, давайте лучше перейдете на нашу сторону, а мы поможем. Они сделали правильный выбор, потеряли свой игровой прогресс, но с нашей помощью прокачались с нуля до восьмого уровня за полторы недели, оказались очень активными ребятами. За всё время игры никто на них не обратил внимания из их фракции, а после их перехода в «Резист» «зелёные» долго локти кусали, что упустили таких агентов в стане врага.

Фото @Businka

Меня игра привлекает тем, что благодаря ней побывал в таких местах, где никогда в жизни не оказался бы. Я никогда не был зимой в Летнем саду, а начал играть и за месяц был раз восемь. Никогда не был зимой в Кронштадте или Петергофе. Никогда не заходил во дворы на Ваське, а там, оказывается, есть масса интересных объектов, какой-то мозаичный восьмибитный кот, например. И нравится то, что это стимулирует часто гулять: машина в игре помогает, но многое приходится делать на ногах.

Причем речь не только о питерских местах. Мы втроем ездили на «Аномалию» в Таллин, причем ехали через Финляндию, так что поиграли в обеих странах, много всего увидели. И вообще в любых поездках играем: ездили в Хельсинки — по пути перекрасили пол-Выборга. Когда из-за этого ночью ехали на 20 км/ч, играя из машины, нас остановил выборгский полицейский патруль: подумали, что пьяные. Пришлось им объяснять, что такое Ingress.

Иногда у игроков бывают и конфликты с людьми вокруг, но редко. Как-то раз в районе Ленинского проспекта и Стачек местным пацанчикам не понравилось, что в их двор повадились шастать всякие со смартфонами и переговариваться странными словами. В итоге нескольким «зелёным» игрокам прилично прилетело. Тогда зелёная фракция предложила акцию «серый город»: чтобы в поддержку пострадавших обе стороны не ставили порталы своего цвета, и весь город стал серым. Но это какое-то «пчёлы против мёда», я в этом не участвовал и продолжал играть.

Между игроками никаких серьёзных конфликтов и драк, как правило, не бывает, но отдельные неадекватные люди встречаются. Говорят, в Москве иногда чуть ли не с пистолетами выходят, «ты мой портал шатал», не понимают, что портал не является ничьей собственностью. Но такие игроки обычно не поднимаются высоко в иерархии своих фракций, и к участию в крупных акциях их не допускают.

Фото @Businka

Помимо самого приложения Ingress («сканера»), координация действий происходит при помощи глобальной карты, на которой отмечены все порталы, линки и поля. Для улучшения взаимодействия российские игроки обеих фракций постоянно используют Telegram. Сначала пользовались Hangouts (там, как и в Ingress, авторизация через аккаунт Google), но мешал лимит на число участников в беседе: нам нужны чатики более чем на 100 человек. И мы регулярно оказываемся в местах с очень плохим мобильным интернетом, а Telegram в таких хорошо работает. Ещё есть «интернет-рация» Zello: во время операций позволяет общаться голосом, не убирая с экрана игру.

Отдельная история — софт, который пишут сами игроки. Одно время был популярен модифицированный сканер Ingress Broot, отличавшийся от оригинального большим количеством улучшений. Они не позволяли читерить, но делали интерфейс более удобным. История Broot закончилась тем, что Niantic стали банить игроков за использование неофициальных клиентов, зато многие удачные идеи оттуда были реализованы в следующих обновлениях официального. А сейчас большой популярностью пользуется набор скриптов IITC, расширяющий возможности глобальной карты. Правила Ingress запрещают использовать такое стороннее ПО, но игроки не видят в нем вреда и даже проводили акции «IITC is not a crime».

А вот какой сторонний софт по-настоящему вреден, так это позволяющий игрокам фальсифицировать свои GPS-координаты и получить так нечестное преимущество в Ingress: сидя дома, делать вид, что носишься по всему городу. Замеченным в таких действиях грозит бан вплоть до удаления аккаунта, и честные игроки обеих фракций к этому относятся резко отрицательно: даже если с помощью GPS-spoofing твоя команда победит, в чём тогда вообще смысл игры?

Впрочем, в Питере с таким большой проблемы нет, а вот в Минске было очень много читерства: там синие боты орудовали так масштабно, что уже давились инвентарём, Минск был постоянно синий, никакого реального противостояния и игрового интереса не было. Закончилось тем, что Niantic в какой-то момент просто обнулили там всё и забанили большую часть этих ботов.

Фото @Businka

#Статья #дополненная_реальность #приложения_для_iOS #Google #игры #геолокация #приложения_для_Android #многопользовательские_игры #как_мобильные_игры_затягивают #Ingress #Просвещённые_против_Сопротивления

Статьи по теме
СМИ: Google снимет телесериал по мотивам игры Ingress
Google запланировал первый съезд фанатов игры с дополненной реальностью Ingress
Игра в дополненной реальности Ingress от Google вышла на iOS
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против