[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Виктор Степанов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u043c\u0438\u0440_\u043f\u0443\u0442\u0438\u043d","\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438","gettaxi","\u044d\u043b\u043e\u043d_\u043c\u0430\u0441\u043a","uber","gett","lyft","\u0442\u0430\u043a\u0441\u0438\u0441\u0442\u044b"], "comments": 40, "likes": 0, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
11 871

«Элон Маск в России сам бы таксовал»

Водители Uber, Lyft и GetTaxi в Нью-Йорке о конкуренции между сервисами, технологиях и будущем транспорта

Поделиться

В избранное

В избранном

Ещё несколько лет назад о мобильных сервисах заказа такси, позволяющих вызывать автомобиль через приложение в смартфоне, почти никто не слышал. Сегодня они буквально захватили рынок городских перевозок в крупнейших мегаполисах, навязав жёсткую конкуренцию обычным таксистам. Индустрия изменилась: неизменными остались, пожалуй, только традиционные разговоры с водителями во время поездки.

Что думают шофёры Uber, Lyft и GetTaxi о своей работе, современных технологиях, конкуренции, качестве дорог и будущем транспорта, в специальном репортаже TJ из Нью-Йорка.

Фото BeboFlickr

Жёлтое такси — один из самых главных и узнаваемых символов Нью-Йорка. Город зависит от них не меньше, чем от метро, а может быть даже и больше.

Всего таких машин здесь около 13 тысяч. Официально зарегистрированных таксистов — примерно 50 тысяч. Каждый день они перевозят более полумиллиона пассажиров. Такси так много, что иногда начинает казаться, что здесь их как минимум в несколько раз больше, чем обычных машин.

Кроме жёлтых автомобилей, за рулём которых сидят шофёры со специальной лицензией, на дорогах в обычном потоке трафика «растворились» ещё около 13 тысяч чёрных машин сервиса Uber и трудно поддающееся точному подсчёту огромное количество транспортных средств различных конкурирующих с ним компаний.

Uber и остальные действуют в Нью-Йорке легально, однако постоянно находятся в состоянии конфликта с контролирующей сферу перевозок Taxi and Limousine Commission (TLC). Требований у комиссии множество. Получить её лицензию и полагающийся вместе с ней жетон сложно и очень дорого. В итоге, то идя на обостроение, то вновь приходя к компромиссу, мобильные сервисы продолжают перевозить пассажиров, несмотря на далеко не идеальное взамопонимание с регулирующим органом.

О лицензиях для таксистов и несправедливости чиновников

По словам Ахмеда, 40-летнего выходца из Пакистана, работающего через Uber, претензии чиновников из TLC и ничем не обоснованы. Логика таксиста проста и прямолинейна: от налогов он не уходит, автомобилем владеет сам, а значит сам может решать кого, куда и за какую цену ему перевозить. Uber он называет «всего лишь удобным инструментом», который позволяет ему получать дополнительный доход когда угодно и где угодно.

Почему я не могу водить Uber? Я накопил денег, купил автомобиль. Имею полное право пользоваться им так, как мне хочется. Все требующиеся отчисления я плачу, доходы не скрываю, а клиентов не обманываю. Почему кто-то должен за меня решать, как мне пользоваться свой машиной? Почему я должен платить комиссии миллион за жетон таксиста?

Ахмед, водитель Uber

Твёрдая уверенность в собственной правоте и нелюбовь к властям сочетается у Ахмеда с настороженным отношением к самому Uber. Таксист несколько минут расхваливает удобство, простоту и понятность сервиса, однако затем признаёт, что тарифы могли бы быть и более справедливыми, как по отношению к нему, так и по отношению к пассажирам. Uber слишком дорогой — по крайней мере в Нью-Йорке — и это отпугивает многих из тех, кто мог бы воспользоваться сервисом, будь он хотя бы немного дешевле. Как именно должна работать справедливая по его мнению экономическая модель компании, водитель не уточняет.

Uber хороший сервис, что есть, то есть. Но всё же слишком дорогой. Каждый день на таком не всякий будет ездить. А могли бы сделать цены чуть ниже. И мне было бы нормально, и больше клиентов бы привлекли. Всё-таки нам же нужно конкурировать с обычными такси, а в итоге мы им проигрываем в этом. Очень дорого. Я сам это понимаю.

Ахмед, водитель Uber

О «правильной» конкуренции и идеологии Apple и Google

Проблему конкуренции с другими приложениями водитель Lyft Санджеш решает самым распространённым и нехитрым способом — одновременно работает на все мобильные сервисы заказа такси, существующие в Нью-Йорке. Символизирующие машины Lyft розовые усы он легко меняет на небольшую табличку с надписью «Gett» (в США GetTaxi работает под эти названием, а теперь будет и в России), а её, в свою очередь, в случае необходимости закрывает распечаткой с надписью «Uber». Таким образом таксист сам решает, к какому клиенту ему выгоднее ехать и когда.

Я на Lyft недавно работаю. Вот мне у меня даже усы их есть. А так я и Uber представляю, и всех остальных тоже. Почему бы и нет, правда? Сейчас один заказ выполню, войду в другое приложение и поеду по другому заказу другого сервиса. И больше пассажиров успею перевезти, и больше заработаю. Всем выгодно. Этим конкуренция и хороша.

Санджеш, водитель Lyft

Избранный им подход сам Санджеш предпочитает называть оптимизацией. В каком-то роде, говорит он, это сравнимо с тем, как конкурируют между собой iOS и Android. Ты можешь пользоваться операционной системой Apple только на устройствах Apple или перейти на операционку Google и выбирать из тысяч доступных смартфонов и планшетов, говорит шофёр.

Вскоре выясняется, что технологии интересуют таксиста не только в качестве метафор для собственной работы. По мнению Санджеша, современные мобильные телефоны ушли «в ненужную эволюцию» и постепенно стали слишком стильными, слишком тонкими и слишком дорогими.

Зачем это всё? Ещё больше, ещё тоньше, ещё дороже! Нет, я не понимаю этого. Телефон должен что-то делать, да — звонить вот, например, отправлять сообщения, такси вызывать через приложение. Но какая мне разница, буду я с красивого экрана вызывать машину или с обычного и не такого яркого? А я скажу тебе какая. Никакой разницы, ты понимаешь?

У меня есть дешёвый планшет на Android. Отлично работает. За украшения я переплачивать не собираюсь. Нужно семью кормить и детей.

Санджеш, водитель Lyft

Об Элоне Маске, Путине и транспорте будущего

Мохаммед, работающий таксистом через Gett, оказывается самым интересным собеседником. Поездка с ним обходится дешевле всего — у Gett временно действует акция, позволяющая ездить по центральной части Манхэттена по фиксированному тарифу в 10 долларов. Разговор с Мохаммедом, безусловно, стоит всех этих 10 долларов.

Кумиром водителя оказывается не кто иной, как глава Tesla Motors Элон Маск. Именно его таксист считает образцом настоящего успешного бизнесмена, который не боится рисковать и менять привычные представления о вещах. Было бы неплохо, если бы энергию и капиталы Маска направили не только на обновление модельной линейки Tesla, но и на ремонт дорог, говорит Мохаммед — ведь давно уже пора придумать что-то радикально новое, чем этот «убогий асфальт», в очередной раз ругается на нью-йоркские выбоины таксист.

Элон Маск очень крутой. Я сам из Бангладеш. Людям там не хватает таких, как Маск. Нет настроя, нет желания делать что-то большее, чего-то добиться. Может, люди не виноваты, а жизнь виновата, но рывка страна так точно не сделает.

Чтобы чего-то добиться, нужно хотя бы попытаться это сделать, так? Вот Маск и пытается. А мой брат, как жил в Бангладеш, так и живет. Переезжать не хочет. Далеко, говорит, всё не привычно, сложно.

С другой стороны, так посмотреть, Элон бы тоже не везде смог бы стать успешным. В России бы точно не смог. Нет, у вас бы Элон Маск сам работал бы таксистом. Ага, таксовал бы по Москве.

Мохаммед, водитель Gett

Ещё одним примером для подражения у Мохаммеда оказывается Владимир Путин. Его выходец из Бангладеш считает единственным по-настоящему сильным политиком, который способен дать отпор США. Главным минусом Путина таксист считает устаревшие взгляды на то, как устроены и развиваются новые информационные технологии.

Взять Обаму. Обаме не нравится Россия и то, что она делает в политике. Он накладывает на неё санкции. Но что такое санкции для такой страны, как Россия? Пустое место. Да вы легко можете торговать с Китаем и всей Азией, и никаких проблем. И больше ничего Обама не сможет с вами сделать, потому что слабый политик.

А Путин политик сильный. Помню, как он недавно сказал, что мог бы ответить ядерным ударом на любую агрессию. Вот это я понимаю ответ. В США президент бы такого сказать не смог. Путин может. И вокруг него должны объединяться все страны, которые против Америки. Все слабые страны, небольшие государства, которые сами себя защитить не могут, должны быть заодно с Россией, я так считаю.

Единственная проблема: с технологиями у Америки лучше. Путин в них ничего не понимает. Интернет этот, приложения, смартфоны. Он как мой дед — попытаться объяснить что-то ему можно, но он всё равно не поймёт.

Мохаммед, водитель Gett

Свои рассуждения на тему технологий Мохаммед закачивает ругательной тирадой в адрес автопроизводителей. За десятилетия разработок крупнейшие концерны так и не смогли существенно изменить внешний вид или устройство машин. Что-то, конечно, меняется, говорит он, но это «всего лишь косметические изменения», а настоящего транспорта будущего всё нет и нет.

Здесь у таксиста снова надежда на Элона Маска. Если кто и сможет отправить всех нас в будущее, так это он.

Виктор Степанов,
специально для TJ

#Категория_Статья #Владимир_Путин #технологии #GetTaxi #Элон_Маск #Uber #Gett #Lyft #таксисты

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против