[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Виктор Степанов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0432\u0438\u0440\u0443\u0441\u044b","\u0444\u043b\u0435\u0448\u043a\u0438","\u043c\u0443\u0437\u044b\u043a\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0448\u043a\u043e\u043b\u044b","\u043e\u0442\u0447\u0451\u0442\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c_\u043d\u0430_\u0444\u043b\u0435\u0448\u043a\u0430\u0445","\u0431\u044e\u0440\u043e\u043a\u0440\u0430\u0442\u0438\u044f"], "comments": 44, "likes": 0, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "55611" }
Виктор Степанов
5 336

Флешка-рояль

Журналист Виктор Степанов о непростых отношениях преподавателей музыкальных школ и современных технологий

Поделиться

В избранное

В избранном

Журналист Виктор Степанов родом из семьи музыкантов-педагогов: в обязанности его родителей в музыкальной школе входит не только преподавание, но и написание всевозможных отчётов, с недавних пор переведённых в электронную форму. Однако работа с документами оказывается сизифовым трудом: по словам Степанова, бюрократию оказывается невозможно стандартизировать или облегчить даже несмотря на шаговую доступность современных технологий, а главным инструментом в работе педагога служит обыкновенная компьютерная флешка.

Урок в одной из советских музыкальных школ

Мои родители преподают скрипку в музыкальной школе. Как выглядит эта работа со стороны: приходишь, ведёшь урок, разучиваешь с детьми новые пьесы, вносишь вклад в развитие музыкальной культуры подрастающего поколения, уходишь. Как выглядит эта работа на самом деле: составляешь еженедельные отчёты, заполняешь бесконечное число табелей и журналов, из года в год пишешь и заверяешь программы обучения и каждую четверть докладываешь о прошедших и запланированных «мероприятиях общественно значимого характера». В оставшееся время пытаешься выполнять свои прямые обязанности — прививать детям любовь к музыке и учить их играть на инструменте.

В общем, всё как в любом другом российском бюджетном учреждении — бюрократия и множество формальных и неформальных обязательств, сводящих на нет любые попытки заняться делом. Зная обо всём этом, я не удивился, когда на прошлой неделе родители попросили меня отредактировать им «один файл» для сдачи годового отчета. Как говорится, ничего не предвещало.

Оказалось, отредактировать предлагалось не текстовый документ, а PDF. Руководство школы готовилось к окончанию учебного года и собирало необходимые бумаги для отправки «наверх». Большинство педагогов плохо разбираются в изощрённой важности чиновничьих стандартов. Поэтому такие отчёты обычно стараются делать «по образцу», то есть просто находят похожий материал, например, подготовленный в прошлом году.

В большинстве случаев схема срабатывает. Однако на этот раз возникло непредвиденное обстоятельство: «образцовый» PDF был составлен исходя из учебной программы на девять классов. Аттестация у школы была только на восемь лет обучения. Родителям предлагалось срочно это исправить — удалить из таблиц и текста упоминания девятого класса и переписать цифры так, чтобы они соответствовали восьмилетней программе. Конечно, самостоятельно они этого сделать не могли.

Сам PDF явно был скомпонован не менее хитрым способом. Первая его страница представляла собой отсканированную копию титульного листа, заверенного печатями вышестоящих ведомств. Остальные страницы — экспортированный из ворда текст. Кое-как приведя всё в соответствие с текущими школьными реалиями, я успокоился. А зря.

Все следующие несколько дней коллектив учебного заведения во главе со всё сильнее нервничавшим директором до поздней ночи «правил документы». Редактирование PDF ввергло в ступор многих. Крайним в этой ситуации оказался один из молодых педагогов. Он сутками сидел за школьным компьютером и вручную вырезал и вставлял в файл нужные куски для фортепианного, струнного и других отделов — часы малопродуктивной и мало кому нужной работы.

Ситуацию можно было бы списать… ну хоть на что-нибудь её наверняка можно было бы списать. Но на деле так выглядит весь документооборот музыкальной школы. Педагоги, слабо представляющие как пользоваться вордом, каждый год тратят десятки часов на написание подобных бумаг. Отдельного человека, секретаря, для этого не предусмотрено. Директоры могут номинально держать на зарплате по несколько завхозов, уборщиц и охранников, но секретаря заводят исключительно для своих нужд. Сгружать на него отчёты учителей ни один из руководителей не станет.

Так и сидят скрипачи, пианисты и их коллеги, стучат по клавиатурам, пытаясь соблюсти все правила отступов, пробелов и запятых, чтобы «в департаменте бумагу не завернули». Конечно, вся эта деятельность происходит в свободное от уроков время, когда человек, по идее, работать не должен.

Попытки привнести в систему хоть какой-то порядок раз за разом оборачиваются неудачами. С одной стороны, с реальностью не поспоришь — если отчёты нужно писать, их придётся писать. Но можно хотя бы как-то упорядочить и облегчить задачу? Документы из года в год одни и те же, ведь так? Создаешь их перечень, делаешь шаблоны, формируешь все необходимые таблицы так, чтобы оставалось только ввести новые данные, заполнить пустые поля, поменять даты и всё — готово. Несколько дней подготовительной и организационной работы могли бы сэкономить всем просто бездну сил и времени.

Но это в идеальной вселенной. В реальной вселенной ни о какой стандартизации и упрощении не может быть и речи. Требования каждый год меняются чуть больше, чем полностью. Форматы 2014 года к первой четверти 2015-го безнадёжно устаревают. Там цифры должны быть расписаны текстом, а не таблицей. Вот здесь заголовок должен быть выделен жирным, а не курсивом. И так далее до бесконечности.

Система обладает предсказуемостью действующего вулкана где-нибудь на Камчатке.

Ситуацию усугубляет куча формальных мероприятий, которые каждая музыкальная школа должна проводить и отчитываться за них перед чиновниками. Каждый год преподаватели и завучи вынуждены буквально из воздуха придумывать идеи для мероприятий: «в рамках борьбы с пропагандой алкоголизма», «в целях противодействия экстремизму», продолжать можно до бесконечности. Естественно, всё это нужно не только организовать, но и красиво описать на бумаге. Без отчёта мероприятия как бы и не существует.

В папке на рабочем столе моих родителей на момент написания этой колонки хранилось больше сотни различных документов, таблиц, табелей и отчётов. Все они, вероятно, соответствуют по оформлению какому-то стандарту. Беда в том, что для каждого документа этот стандарт разный и со временем он уже не раз менялся.

Настоящая жемчужина этого броуновского движения — то, как документы передаются от одного сотрудника другому и дальше «наверх». К 2015 году все звенья культурно-музыкальной сферы Москвы связаны между собой только одним более или менее современным сервисом — электронной почтой (99% ящиков на «Яндексе» или Mail.ru). При этом вся польза почты сходит на нет буквально за считанные часы.

Путь любого файла, попадающего в компьютер директора, не предполагает, что в дальнейшем распространить документ среди педагогов можно как-то попроще. Компьютер в школе зачастую один — в кабинете директора. Пользоваться им может только он. И только ему известен пароль от школьной сети Wi-Fi. Пытаться принести в школу, скажем, ноутбук и редактировать документы на нём бессмысленно — без флешки все равно не обойтись.

Верный друг современного педагога

Флешки (изредка CD) — по-прежнему главный носитель любой школьной информации. Скинул на флешку, принёс домой, исправил, отредактировал, сохранил, вернулся в школу, скинул на местный компьютер. Иногда прогрессивные директоры позволяют передавать им файлы по той же электронной почте, но чаще всё куда печальнее — в эпоху облачных технологий педагоги отдают друг другу на дом свои флешки, чтобы поделиться тем или иным файлом. Флешки путешествуют по квартирам, собирая вирусы, обрастая сообщениями об ошибках и прочими атрибутами их нелёгкой кочевой жизни. Прерывается круговорот только после чьей-то досадной ошибки — попытки передать кому-то файл в формате .docx (то есть созданный в Microsoft Word 2007 и старше). Вероятность того, что такой текст откроется на территории школы, граничит с математической погрешностью.

Учебный год заканчивается. Опустошённые отчётным периодом педагоги уходят в отпуск. Но только лишь для того, чтобы в сентябре вновь вернуться к исполнению своих рабочих обязанностей, изредка прерываемых уроками скрипки.

Я хотел бы закончить эту колонку каким-нибудь красивым выводом. Написать, как нам улучшить систему, докомпьютеризировать недокомпьютеризированное, загнать в Dropbox не загнанное в него и всё в таком духе. Но красивого вывода не получается.

Ответа на вопрос, как упростить жизнь учителей в музыкальных школах с помощью технологий, у меня нет. Точнее, вру, есть: никак. Ведь технологии же существуют и уже довольно давно доступны почти каждому. А упрощения всё нет.

И, знаете, это далеко не главная проблема музыкальных школ в России.

Виктор Степанов,
Специально для TJ

#Категория_Колонка #вирусы #флешки #музыкальные_школы #отчётность_на_флешках #бюрократия

Статьи по теме
Сложно и неудобно
Московский провайдер «2Ком» предложил «бесплатный высокоскоростной интернет» за 200 рублей
Эксперимент TJ: как отказ от сервисов Google делает жизнь лучше
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против