[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ольга Жигулина", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u0440\u0443\u0441\u0441\u043a\u0438\u0439_\u044f\u0437\u044b\u043a","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430\u0441\u0440\u0430\u0447\u0438"], "comments": 31, "likes": 0, "favorites": 11, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "55681", "is_wide": "1" }
Ольга Жигулина
12 417

Мнение: Лингвист Максим Кронгауз о языке, на котором говорят выросшие в интернете люди

Профессор, доктор филологических наук и бывший директор Института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз рассказал «Бумаге» о том, почему интернет-язык стал похож на обычный разговорный, о вытеснении устной речи письменной и своём отношении к скандалу вокруг слова «тёлочка».

Поделиться

В избранное

В избранном

Максим Кронгауз. Фото: Анастасия Брюханова, «Бумага»

По мнению лингвиста, те, кто вырос во время перестройки, успели впитать стабильный русский язык, тогда как в 90-е скорость изменений в мире и в языке резко возросла, и сильнейшее влияние на нынешних тридцатилетних оказал интернет.

В первую очередь изменились условия коммуникации. С одной стороны, появилась возможность разбиваться на группы по интересам — это сообщества внутри блогосферы и внутри социальных сетей. С другой, все в курсе всего, потому что некие главные явления вырываются на общий простор. Поэтому дети, выросшие в абсолютно новых условиях, есть эксперимент, результат которого мы не знаем.

Максим Кронгауз, лингвист

Кронгауз объяснил и тот факт, что общение в онлайне и офлайне стало примерно одинаковым, а специфический сленг вроде «языка падонков» из интернета ушёл. Как утверждает лингвист, это произошло из-за того, что «двадцатилетние выросли с интернетом, у них нет ощущения, что они в него играют».

У людей, использовавших «язык падонков», было ощущение, что это игра в интернет и есть возможность игровой свободы. В интернете эти люди были крутыми хулиганами, ругались матом, говорили на смелые темы, а в жизни это были такие скромные ботаники.

Максим Кронгауз, лингвист

Мемы, которые иногда считаются порождением интернета, существовали и в досетевую эпоху — их роль выполняли так называемые крылатые фразы.

Кронгауз также подчеркнул, что письменная речь постепенно вытесняет устную — и начинает приобретать её черты, включая большое количество жаргонизмов. Общение в сети стало серьёзнее ещё и по той причине, что внешний мир, который раньше не обращал внимания на интернет, теперь «хочет его регулировать, возбуждать уголовные дела». При этом, как утверждает лингвист, окончательного слияния речи в сети и в реальной жизни не произойдёт.

Сейчас особенно видно, как активно идёт разработка коммуникативного оружия — как оружия нападения, так и оружия защиты. Придумали ботов и троллей всего несколько лет назад, а это уже обыденное явление. [...] Вообще, язык мощнее и умнее каждого из нас в отдельности, но всё равно он является полем битвы, и изменения происходят отчасти из-за того, что одна группа людей более активно воздействует на язык.

Максим Кронгауз, лингвист

Кронгауз упомянул и скандал, развернувшийся в рунете вокруг слова «тёлочка». Согласно его оценке, эта история интересна не только с лингвистической точки зрения, но ещё и по той причине, что имела разрешение, в отличие от большинства интернет-скандалов.

Одна из сторон извинилась за употребление этого слова в СМИ. И это интересно, потому что мы видим, что в среде либеральной интеллигенции неполиткорректным оказалось быть плохо. И тот, кого ловят на этом, обречён извиняться. При этом сторона оправдывающаяся сначала не оправдывалась, а пыталась шутить на эту тему — отделаться шуткой. Надо сказать, что из политкорректного дискурса шутка почти уходит. Шутка уже не считается способом снять конфликтность, разрешить проблему.

Максим Кронгауз, лингвист

#Статья #русский_язык #мнения #медиасрачи

#мнения

Статьи по теме
Мнение: Владимир Познер о необходимости преподавать в школах историю религий
Сам ты тёлочка
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против