[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c","\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u0444\u0430\u043d\u0434\u0438\u043d\u0433","\u043d\u043e\u0432\u044b\u0435_\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430","\u0436\u0443\u0440\u043d\u0430\u043b\u0438\u0441\u0442\u0438\u043a\u0430","\u043d\u0430\u0443\u043a\u0430","\u0436\u0443\u0440\u043d\u0430\u043b\u044b","\u043d\u0430\u0443\u0447\u043d\u044b\u0435_\u0438\u0441\u0441\u043b\u0435\u0434\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u044f","\u043f\u0435\u0447\u0430\u0442\u043d\u044b\u0435_\u0441\u043c\u0438","\u0441\u0435\u0440\u0433\u0435\u0439_\u043c\u043e\u0445\u043e\u0432","\u0441\u0435\u0440\u0433\u0435\u0439_\u043f\u0440\u043e\u0441\u0442\u0430\u043a\u043e\u0432","\u0430\u0440\u0445\u0435\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u044f_\u0440\u0443\u0441\u0441\u043a\u043e\u0439_\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u0438","\u0441\u043e\u0446\u0438\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u044f","\u043d\u0435\u043a\u0440\u043e\u0441\u043e\u0446\u0438\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u044f","\u0444\u043e\u043d\u0434_\u0431\u0451\u043b\u043b\u044f","\u043f\u043e\u0441\u043b\u0435\u0434\u043d\u0438\u0435_30","\u043d\u0430\u0443\u0447\u043d\u044b\u0435_\u0436\u0443\u0440\u043d\u0430\u043b\u044b"], "comments": 15, "likes": 0, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "55741", "is_wide": "1" }
Никита Лихачёв
6 291

В России запустили сбор средств на выпуск научного журнала про смерть

Антрополог-историк Сергей Мохов вместе с журналистом и аспирантом НИУ ВШЭ Сергеем Простаковым, работающие над блогом «Археология русской смерти», собрались выпустить одноимённый научный журнал про смерть и погребение. Основатели издания запустили сбор средств на выход первого печатного номера на краудфандинговой площадке Planeta.ru. TJ поговорил с Моховым о новом проекте.

Одна из статей планируемого номера бумажной «Археологии русской смерти»

В течение трёх лет Мохов и Простаков собирали на сайте nebokakcofe.ru научные статьи зарубежных авторов на тему некросоциологии. Как пояснил Мохов TJ, некросоциологию как понятие ввёл российский учёный Леонид Ионин: «Чёткого понятия нет. Он просто писал о возможности изучения смерти, как отдельного объекта для социологии. Нам понравился термин: он очень подходит под то, что мы хотим двигать».

По словам Мохова, в жизни блога настал момент, когда он должен «вырасти из простого блога во что-то более серьёзное», а именно в журнал с оригинальным контентом.

Мохов считает, что такой журнал будет востребован в российском научном сообществе. Сейчас в России не выходит ни одного издания на эту тему, в то время как в Великобритании их существует пять.

16 июля основатели «Археологии русской смерти» запустили сбор денег на выпуск бумажной версии тиражом 250 экземпляров и объёмом 220 страниц. За первые шесть часов кампании на Planeta.ru им пожертвовали более 30 тысяч рублей из 50 тысяч, установленных в качестве цели проекта.

Журнал планируют издавать три раза в год. В нём будут публиковаться статьи, связанные с изучением смерти, кладбищ, похоронно-поминальной обрядности и других сфер некросоциологии.

TJ поговорил с Моховым об идее научного журнала о смерти.

Слева направо: Сергей Мохов и Сергей Простаков

Вы собираете деньги именно на печать первого номера или вообще на развитие издания?

Только на типографию. Вёрстку, иллюстрации и всё остальное нам делают бесплатно друзья. На второй номер будем уже пытаться получить грант или помощь от фонда, если всё не закроют нахер в стране.

Вообще второй этап — переделать сайт под электронное издание. А главный принцип у нас — самопальность. Этакий научный анархизм.

А что за фонды — есть кто-то на примете?

Не могу пока говорить, но переговоры я веду. Суммы небольшие — около 120-150 тысяч в год на издание, поэтому на разговор идут охотно. Просто надо показать, что мы можем и знаем, как делать. У нас есть «Последние 30» в резюме.

Как выпуск журнала позволит вам стать серьёзнее? Что поменяют 250 бумажных номеров, что не могут поменять страницы вашего сайта?

У нас сайт — это агрегатор. Это главное. То есть мы просто собираем статьи по Google Academy. Журнал — это оригинальный контент. Люди получат площадку для публикации своих работ — это своего рода площадка для формирования death studies в России.

Мне просто пишут на почту такое огромное количество уже признанных учёных, которые юзают блог как агрегатор. Потребность в журнале, как мне кажется, созрела уже.

Почему вы стали собирать death studies? Это как-то связано с вашим образованием?

С моим лично. Я пишу про кладбища, сейчас будет аспирантура с темой такой. Серёжа просто любит кладбища.

Стали собирать, потому что однажды гуляли по кладбищу и поняли, что хотим что-то почитать на эту тему, а где найти — не знаем. Искали в Google и по библиотекам. Потом появилась идея всё это просто объединить в блог.

Так как сайт делается своими руками, всё по десять раз слетало и ломалось. Но вроде как пока работает.

Гуляли по кладбищу — ОК, не буду спрашивать, как вас туда занесло!

Ну как — это интересное место вполне. Не вижу ничего в этом предосудительного.

Оригинальный контент будет про Россию?

В первом выпуске будет статья про Восточную Европу одна — от нашего друга, который занимается похоронной обрядностью албанцев.

А чем смерть в России отличается от других стран? Много вообще отличий?

Очень много. Я писать про это диссертацию буду как раз — в 20 веке кардинально трансформировался обряд. Миграция: оторванность от мест захоронения предков. ВОВ: уничтожены почти все кладбища в центральной части России. СССР вела политику по изменению вообще всей обрядности — свадьба, рождение и в том числе смерть.

Тело как участник похоронного обряда из него исчезло — сейчас тело увозится сразу в морг и выдаётся перед самым погребением. Нет больше чтения псалтыря, выставления крышки гроба и прощания дома и омовения тела. Отсюда упрощения обряда. Визуальная трансформация — братские могилы, могилы бандитов. Социальная стратификация переносится и на кладбища: есть хорошие и плохие места, престижные и не очень. Ну, могу долго рассказывать.

Журнал явно задумывается как немассовый. Как определить, что он успешен?

Научные журналы в принципе немассовые. Есть своя целевая аудитория, есть упоминания, есть ссылки и цитирование. Это и есть показатель.

Пытаюсь понять, кто его примерная аудитория.

Гуманитарные учёные, социологи и антропологи.

И как они узнают о журнале? Через научные круги просто?

Книжные магазины: в Москве — в «Циолковском» и «Фаланстере», в Казани — «Смена». Плюс рассылка на кафедры университетов.

Это ваше основное дело или скорее факультатив?

Я занимаюсь «Последними 30» как основным делом практически. Это просто второй проект,
такой больше академический.

Что такое «Последние 30» — образовательный, исторический медиапроект?

Исторический кросс-медиа проект, а не «образовательный» скорее.

А он на чьи деньги делается?

У нас нет денег. То есть фонд Бёлля даёт на пленку и на кое какие технические расходы, но это не покрывает вообще почти ничего. Фронтенд, всё вот это на энтузиазме делается.

Что думаете о смерти? Боитесь её? Что после неё будет, во что верите?

Боюсь, конечно. Смерть в России — это печальное дело, особенно в провинции зимой. Короткие похороны и такие же поминки: закопали в лёд и всё.

С религией у меня «всё сложно», но в загробный мир я не верую, увы.

#Новость #краудфандинг #новые_медиа #журналистика #наука #журналы #научные_исследования #печатные_СМИ #Сергей_Мохов #Сергей_Простаков #Археология_русской_смерти #социология #некросоциология #фонд_Бёлля #Последние_30 #научные_журналы

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против