[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0442\u0435\u0433\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u043f\u0430\u0432\u0435\u043b_\u0434\u0443\u0440\u043e\u0432","\u0432\u043a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435","\u0442\u0438\u043d\u0430_\u043a\u0430\u043d\u0434\u0435\u043b\u0430\u043a\u0438","\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u043c\u0438\u0440_\u043f\u0443\u0442\u0438\u043d","\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0435\u0439_\u043d\u0430\u0432\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0439","\u0431\u043e\u0440\u0438\u0441_\u0430\u043a\u0443\u043d\u0438\u043d","\u044d\u0445\u043e_\u043c\u043e\u0441\u043a\u0432\u044b","\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0435\u0439_\u0432\u0435\u043d\u0435\u0434\u0438\u043a\u0442\u043e\u0432","\u044e\u0440\u0438\u0439_\u0441\u0430\u043f\u0440\u044b\u043a\u0438\u043d","\u043b\u0435\u0441\u044f_\u0440\u044f\u0431\u0446\u0435\u0432\u0430","\u043c\u0438\u0445\u0430\u0438\u043b_\u043a\u0430\u0441\u044c\u044f\u043d\u043e\u0432","\u043a\u043e\u043d\u0441\u0442\u0430\u043d\u0442\u0438\u043d_\u0441\u043e\u043d\u0438\u043d","\u043e\u043a\u0441\u0430\u043d\u0430_\u0431\u0430\u0443\u043b\u0438\u043d\u0430"], "comments": 35, "likes": 0, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
11 013

«Главное, чтобы было равенство»

Главные высказывания Алексея Венедиктова и Леси Рябцевой из интервью «Афише» в честь 25-летия «Эха Москвы»

Поделиться

В избранное

В избранном

22 августа исполняется 25 лет с того дня, как радиостанция «Эхо Москвы» впервые вышла в эфир. К 2015 году «Эхо» стало гораздо большим, чем просто московской станцией: компания наконец-то вернула в строй «Эхо в Петербурге», сайт «Эха Москвы» — один из самых популярных в России среди новостных СМИ, а сооснователь и главный редактор радиостанции Алексей Венедиктов также занимается развитием исторического журнала «Дилетант».

Тем не менее «Эхо» часто подвергается давлению. Со стороны слушателей и читателей, критикующих радиостанцию за выбор гостей в эфире, со стороны самих гостей и сотрудников из-за помощницы главного редактора Леси Рябцевой (с ней связана целая череда скандалов — от кодекса поведения в соцсетях до нашумевших колонок, из-за которых с «Эха» стали уходить блогеры и журналисты), и даже со стороны собственных акционеров — «Газпром-медиа». При этом сами журналисты радиостанции, некогда известные медиаперсоны, отошли на второй план и почти перестали активно высказываться на публике.

К юбилею «Эха Москвы» «Афиша» выпустила сразу два больших интервью: бывший главный редактор журнала Юрий Сапрыкин поговорил с Алексеем Венедиктовым, а шеф-редактор российского журнала Glamour Оксана Баулина провела несколько дней в компании Леси Рябцевой. TJ выбрал главное из заявлений первых лиц «Эха Москвы».

Леся Рябцева и Алексей Венедиктов в его кабинете. Фото Георгия Малеца

О запрете на радикальность

По мнению Венедиктова, столкновения на Украине, в красках транслируемые на федеральных каналах, сильно радикализировали российское общество. При этом на «Эхе Москвы» Венедиктов запрещал журналистам использовать в эфире оскорбительные слова вроде «ватник» и «укроп», хотя и признался, что иногда они проскакивали.

То, что происходит с настроениями россиян, главный редактор «Эха Москвы» сравнил с эффектом пропаганды Геббельса в нацистской Германии.

Можно наложить ксенофобскую программу на любой народ. Помните, в 1940-е годы советские газеты писали: что случилось с немецким народом, с культурным народом, это народ Гёте, Гейне, как он быстро озверел! По-моему, Геббельс говорил, что человек — это зверь, покрытый тонким слоем культуры. Сдери этот слой, спровоцируй, чтобы его разорвало изнутри, — и люди, значительное их большинство, радикализируются, причём в разные стороны.

Очень сложно работать как журналисту, чтобы тебя не увлекло этим потоком. Мы потеряли в прошлом году в Москве 10% аудитории.

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»

О взаимоотношениях с Навальным

Венедиктов заявил, что в эфире он старается выравнивать баланс между спикерами с разных сторон. По его словам, во время выборов мэра в Москве в 2014 году он позвал на радиостанцию Сергея Доренко, чтобы тот «топил за Собянина», поскольку два других ведущих «Эха» — Матвей Ганапольский и Александр Плющев — скрыто или открыто поддерживали кандидата Алексея Навального. По мнению Сапрыкина, Доренко открыто «мочил» Навального.

При этом при личной переписке Венедиктов готов делать для Навального некоторые одолжения — например, ставить его тексты даже несмотря на сомнения в их достоверности.

Когда Навальный прислал блог по поводу квартир детей Собянина, я позвонил и честно сказал: «Я этот блог поставлю, но ты имей в виду, если будет ответка — я ее тоже поставлю». Я вообще не считаю правильным трогать детей, но если ты все проверил… Он говорит: «Я все проверил». И когда прилетел блог про Черногорию, я его таким же образом поставил, хотя и там и там у меня были сомнения. Это для слушателей важно, не для меня.

Главное, чтобы было равенство: если тут на грани фола, то и там на грани фола. Кстати, потом, если вы обратили внимание, очень быстро затихли эти темы личные, надо отдать должное обоим штабам. Это вызвало, конечно, взрыв огромный, обе стороны были недовольны, а выиграл от этого кто? Держатель зоопарка.

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»

Об угрозах в свой адрес

В январе Рамзан Кадыров назвал «Эхо Москвы» антиисламской радиостанцией после того, как на её сайте появился опрос о том, стоит ли тиражировать карикатуры на пророка Мухаммеда (впоследствии Кадыров удалил свою запись в Инстаграме). После убийства Бориса Немцова в среде журналистов стали курсировать слухи о так называемых расстрельных списках: среди следующих целей убийц якобы были перечислены Венедиктов и Ксения Собчак. В марте Венедиктов отправился в затяжной отпуск и впоследствии не раз признавал, что серьёзно относится к угрозам в свой адрес.

Я очень серьёзно к им отнесся, ещё до того, как убили Бориса. Я считаю Кадырова серьёзным человеком, я не считаю его клоуном. Потом мне звонили от него люди, говорили, что он не то имел в виду. Я говорю: «Что значит не то?» Он сказал публично. Найдутся всегда несколько человек, которые его слова воспримут буквально. И смерть Бориса — на совести тех, кто травил Бориса. Я не говорю, что это юридическая ответственность, но моральная ответственность должна быть, и я думаю, что люди это знают.

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»

О первом интервью с Путиным

По словам Венедиктова, в последнее время он стал реже общаться с Путиным и меньше понимать природу его действий. Глава радиостанции постоянно зовёт его в эфир, но президент ссылается на то, что уже давал интервью — речь о ситуации, произошедшей в 1997 году.

1997 год, я директор информационной службы, новостей нет. Я говорю на планёрке: «Что у нас?» «Ну вот в Карабахе обнаружились танки российские, которые будут по приказу Ельцина утилизированы в Мурманске, Ельцин подписал, распоряжение контрольному управлению это проверить». Я говорю: «Ну хоть какая-то новость — конфликт, Карабах, танки, коррупция. А контрольное кто возглавляет?» «Путин Владимир Владимирович». «Это кто?» — «А это бывший вице-губернатор собчаковский».

Я звоню через приёмную: «Венедиктов, «Эхо Москвы». У нас сегодня новость пришла, что вам поручение. Может быть, вы придёте в эфир?» «Я могу. А когда?» Я говорю: «Да часа через два, вот как вы доедете». Он говорит: «Хорошо, я приеду. Но вы же понимаете, Алексей Алексеевич, что я не всё могу вам сказать?» Я говорю: «Я понимаю, но это тема, вам поручили, как вы будете исполнять». И он приехал.

И была совсем смешная история. У нас же фотографируют всех гостей. Я сел в эфир с ним, а наш фотограф, Сережа, говорит: «Это кто, Путин? Не знаю. Да ну его, на всех плёнки не хватит!» И не сфотографировал! Слава богу, коллеги из НТВ снимали этот эфир, мы у них потом взяли кадр. С тех пор у наших фотографов указание: снимайте всех, вдруг завтра они станут президентами Российской Федерации.

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»

Венедиктов считает, что Путин лично подписал приказ о сжигании санкционной еды, потому что все остальные струсили брать на себя ответственность. По его мнению, президент посчитал себя обманутым из-за ситуации на таможне и «белорусских устриц» — санкционных товаров, незаконно провозимых через границу — и впал в ярость.

О скандале между Лесей Рябцевой и Касьяновым

Колонка помощницы Венедиктова, посвящённая политику Михаилу Касьянову, стала одной из самых нашумевших в её карьере. Из-за неё публицисты Борис Акунин и Константин Сонин запретили «Эху Москвы» публиковать свои тексты, и впоследствии Венедиктову пришлось извиняться за тон колонки.

По мнению главного редактора «Эха», Касьянов сам был не прав, а вот приказать своим сотрудникам не писать какие-то вещи на сайт Венедиктов не может.

Если речь о той же Лесе, она с редактором советовалась по поводу вот этого замечательного слова «мудаки», которое было 34 раза упомянуто в её посте, но это был литературный приём — он ей сказал, что нет, мы это слово использовать не можем, только три точки, 34 раза по три точки.

Я не разделяю стилистику массы блогов, которые появляются на сайте, в том числе и блогов наших сотрудников. Я, конечно, после этого с ними разговариваю — но постов я не снимаю. Например, пост про Касьянова, как раз Константин Сонин из-за этого блога ушёл, хотя Касьянов там не назывался, — это же длинная история, её надо помещать в контекст. А контекст был в том, что Касьянов согласился прийти к нам с Лесей на эфир и за три часа до эфира он отказался, мотивируя тем, что журналист не тот. Вы представляете — главному редактору, который назначил журналиста, говорить, что журналист не тот, смените мне журналиста? Мы что, обслуга?

И мы сказали: «Ну ОК, пойдёт другая передача». И молчали 48 часов. И только после того, как где-то там на «Гранях» появилось высказывание, что он не пошёл, потому что журналист не тот, девушка ответила, причём не спросила меня. Её оскорбили, она оскорбила. Публично.

Я извинился перед Касьяновым, за своего журналиста я всегда буду извиняться, но по сути, конечно, для политика говорить «смените мне журналиста» — в любой стране его бы порвали просто. Это была его ошибка. И поэтому я говорю своим журналистам: «Будьте выше этого, они всё равно к нам придут».

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»

О Павле Дурове и идее названия «ВКонтакте»

По словам Венедиктова, Дуров придумал название «ВКонтакте», взяв за основу рекламный джингл «Эха Москвы» — перебивку между передачами.

Мы стоим с ним после ужина, ещё в Лондоне мы встретились в первый раз, он говорит: «А вы знаете, почему “ВКонтакте” называется “ВКонтакте”? У вас был замечательный джингл — “в полном контакте с вашей информацией”, я как-то его услышал, запал на него и так придумал название».

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»
Журналистка Татьяна Фельгенгауэр в главном коридоре офиса «Эха Москвы». Фото Георгия Малеца

Об офисе

Редакция «Эха Москвы» находится в офисе на Новом Арбате, оформленном в старомодном стиле, с красными коврами и деревянной отделкой стен. Летом там практически не работает вентиляция.

Дверь в кабинет Венедиктова всегда открыта, а вот его помощница Леся Рябцева постоянно работает в разных местах. На вопрос, не хотела бы она сменить обстановку вокруг, журналистка в очередной раз рассказала о желании в перспективе создать своё СМИ.

Нет, я же не офис выбираю. А с такой редакцией я своё СМИ создам — там у меня будет и прогрессивно, и молодежно, и модно, и чисто. Будут и релакс-комнаты, и моя фигура для битья. Мне неважно абсолютно, как это выглядит. У меня тут рабочего места вообще нет.

Леся Рябцева, помощница главного редактора «Эха Москвы»

О причинах экспрессивного поведения Рябцевой

В разговоре с «Афишей» Тина Канделаки, знакомая с Рябцевой, называет её исключением среди молодого поколения журналистов, но считает её умной и честной.

У нее удивительное совпадение внешнего и внутреннего. Этот человек взял на себя смелость сказать нелицеприятные вещи, которые в нашем обществе двойных стандартов не принято говорить. Да, должен быть пиетет и к возрасту, и к прошлым достижениям. Но жизнь слишком быстро рванула вперед, чтобы все время оглядываться назад. Так что для своего поколения Леся оказалась тем человеком, который сформулировал ясно, жестко, хлестко, где-то хамовато, но честно.

Тина Канделаки, телеведущая, глава «Апостол Медиа» и «Матч ТВ»

Рябцева не знает, в чём заключается её роль на «Эхе Москвы», зачем она нужна Венедиктову. Сам он говорит, что она лучше него разбирается в соцсетях и развивает новые проекты.

Я вообще не против мнения, несолидарного со мной. Я, наоборот, этого и хочу. Я хочу спровоцировать всех на то, чтобы они перестали быть стадом, аморфным существом — знаешь, как медузы плавают. И десять таких придурков, колебающихся по волнам, куда их принесёт — туда они и текут, а когда что-то инородное к ним приближается, они начинают ток пускать. Что за бред такой? Мы не медузы, в конце концов, а умные люди с прекрасными лицами.

Леся Рябцева, помощница главного редактора «Эха Москвы»

О будущем

В редакции «Эха Москвы» события последних месяцев, разворачивающиеся вокруг радиостанции, имеют две трактовки. Согласно первой, Венедиктов готовится продать свой пакет акций и уйти с радиостанции, после чего её может возглавить текущий гендиректор Екатерина Павлова (назначенная из «Газпром-медиа»), способная изменить редакционную политику. Вторая трактовка — это скрытый шантаж сотрудников самим Венедиктовым.

Возможно, его логика следующая: если вы меня предаёте, то есть требуете от меня избавиться от Рябцевой, то я продаю свой пакет, ухожу, вас никто не будет защищать наверху, радиостанция станет очередным пропагандистским ресурсом, и вы потеряете всё. Такое принуждение к миру посредством шантажа.

источник «Афиши» в редакции «Эха Москвы»

#Категория_Статья #Павел_Дуров #ВКонтакте #Тина_Канделаки #Владимир_Путин #Алексей_Навальный #Борис_Акунин #Эхо_Москвы #Алексей_Венедиктов #Юрий_Сапрыкин #Леся_Рябцева #Михаил_Касьянов #Константин_Сонин #Оксана_Баулина

Статьи по теме
Журнал «Дилетант» приостановит выход бумажной версии из-за ухода инвестора
Венедиктов извинился за тон колонок Леси Рябцевой на сайте «Эха Москвы»
Восемь миллионов
Основатель «Эха Москвы» уволился с радиостанции из-за колонок Леси Рябцевой
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против