[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u0444\u0430\u043d\u0434\u0438\u043d\u0433","\u0438\u0437\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u044f","\u0431\u043e\u0440\u0438\u0441_\u0433\u0440\u0435\u0431\u0435\u043d\u0449\u0438\u043a\u043e\u0432","\u043c\u0430\u043a\u0441\u0438\u043c_\u043a\u043e\u043d\u043e\u043d\u0435\u043d\u043a\u043e","\u0430\u043a\u0432\u0430\u0440\u0438\u0443\u043c"], "comments": 71, "likes": 0, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "56094", "is_wide": "1" }
Вадим Елистратов
8 087

Мнение: Журналист Максим Кононенко о том, зачем Борису Гребенщикову понадобился краудфандинг

1 сентября музыкант Борис Гребенщиков запустил на платформе Planeta.ru сбор средств на свой новый альбом. За два дня проект принёс около пяти миллионов рублей, поставив абсолютный краудфандинговый рекорд для России. В своей колонке для «Известий» журналист Максим Кононенко попытался разобраться, зачем Гребенщикову понадобилось обращаться к подобным нетривиальным способам финансирования.

Максим Кононенко. Фото: russia.ru

По мнению Кононенко, успех на поприще краудфандинга Гребенщикова ждал потому, что он является «моральным авторитетом в стране», и людям «важно услышать, что этот человек скажет по поводу происходящего».

Во времена всеобщего недоверия БГ остаётся одним из немногих, кому действительно верят, причем все – безотносительно взглядов на мироздание. Положение этого человека в нашей национальной культуре таково, что к нему не пристаёт ничего — ни концерты в Киеве, ни фотографии с губернатором Саакашвили. Он может делать всё, что захочет, потому что мы точно знаем: он не обманет.

Максим Кононенко, журналист

По словам самого Гребенщикова, он пошёл на сбор средств, потому что звукозапись больше не приносит денег.

Это происходит из-за того, считает Кононенко, что в России музыкальная индустрия держится не на компаниях звукозаписи, раскручивающих и торгующих артистами, а на продюсерах, которые отрабатывают бюджет.

Именно поэтому у нас в основе всего лежит фигура «продюсера» — мутного человека, который берёт деньги у инвестора, на эти деньги записывает дочке инвестора альбом, снимает клип, и дальше продюсера уже ничего не интересует: он свою миссию выполнил и получил за неё деньги вперед. Компании же звукозаписи в России влачат жалкое существование.

Максим Кононенко, журналист

Кононенко отмечает, что весь каталог «Аквариума» представлен в iTunes, но плохо продаётся в России из-за тотального пиратства: «русский человек до сих пор крадет контент с гордостью, презрительно глядя на тех, кто платит по 15–19 рублей за песню».

Тем не менее журналист посчитал, что при средней цене 5 тысяч рублей за билет сбор с одного концерта группы в зале «Крокус Сити Холл» составляет порядка 20 миллионов рублей, часть из которых идёт музыкантам. Кроме того, Гребенщиков получает отчисления от Российского авторского общества за исполнение своих песен — около 650 тысяч рублей за выступление на крупной площадке.

Только за 2015 год «Аквариум» дал уже 50 концертов по всему миру, а, значит, считает Кононенко, Гребенщиков наверняка смог бы найти средства на новый альбом. Журналист убеждён, что к краудфандингу БГ мог прийти по двум причинам: чтобы преданные фанаты могли заплатить за «патологическое воровство музыки» остальными или чтобы просто «попробовать что-нибудь новое».

[Быть может, Гребенщиков решил] подарить своим слушателям возможность чувствовать себя сопричастными. Ведь это так круто — дать денег «Аквариуму» на запись песен, которые станут частью истории. Самому стать частью истории.

Максим Кононенко, журналист

#Статья #краудфандинг #Известия #Борис_Гребенщиков #Максим_Кононенко #Аквариум

Статьи по теме
На новые песни Бориса Гребенщикова на Planeta.ru вносят в среднем более 90 тысяч рублей в час
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против