[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430_\u0432_\u043e\u0444\u0438\u0441\u0435","\u043a\u043e\u0440\u043f\u043e\u0440\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u0430\u044f_\u044d\u0442\u0438\u043a\u0430","\u043a\u043e\u0440\u043f\u043e\u0440\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u0430\u044f_\u043a\u0443\u043b\u044c\u0442\u0443\u0440\u0430","\u044d\u0441_\u043a\u0430\u043a_\u0434\u043e\u043b\u043b\u0430\u0440","\u0430\u043d\u0433\u043b\u0438\u0439\u0441\u043a\u0438\u0439_\u044f\u0437\u044b\u043a"], "comments": 134, "likes": 0, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "56205", "is_wide": "1" }
Никита Лихачёв
12 877

Письмо в редакцию: «Эс как доллар»

Директор по развитию маркетингового агентства «Mokselle» Антон Искуснов написал на почту редакции TJ письмо с жалобой на сотрудников «инновационных» и технологических компаний, которые до сих пор при телефонном разговоре переспрашивают написание английских слов и электронных адресов, произнося их через «транскрипцию». По его мнению, от сотрудников в таких компаниях нужно требовать минимального знания языка при найме на работу. Публикуем его письмо целиком.

Вообразим ситуацию (да что фантазировать — такое сплошь и рядом). Вам звонят, представляются сотрудником какого-нибудь современного супер-сервиса или уважаемый технологической компании. При этом по интонации слышно, что человек осознаёт свою статусность и общую «непростоту» — он «в образе».

А через некоторое время, когда начинаются шедевры типа «U как ванночка», наступает постыдное разоблачение. Как?! Как в деловом общении можно скатываться до такого примитивизма, от которого ещё 10 лет назад глаза на лоб лезли?

Почему в компаниях вообще допускают такого рода вещи? Как сегодня можно не знать английский алфавит? Бог с ним с незнанием всего алфавита — об этом по общению можно и не догадаться. Но неспособность нормально продиктовать или, наоборот, записать пять-семь-девять букв, из которых состоит адрес электронной почты… Сейчас это воспринимается просто дико.

Все эти истории, помимо банального раздражения на грани с недоумением, вызывают негативное отношение к бизнесу в целом. Невольно возникают вопросы: почему (зачем, как) в такой компании работает такой подход?

Собственная стратегия позиционирования компании как «стильной-модной-молодежной» из-за этих мелочей моментально начинает трещать по швам. На сайте висят классные тексты про «команду профессионалов» и «уникальные компетенции», а по телефону — «бэ как русская вэ». Где последовательность?

В данном случае глупо всё списывать на снобизм и брюзжание. Все с умным видом рассуждают об оптимизации, KPI и BSC, при этом какие-то совершенно атавистичные вещи, которые, казалось бы, пора забыть как страшный сон, до сих пор живее всех живых. Это мелочь, да, но дьявол, как говорится, в деталях.

Нужно раз и навсегда определиться с оценкой феномена тотального незнания английского алфавита. Это раздражает, недопустимо и плохо влияет на бизнес.

Вывод напрашивается простой: необходимо требовать от сотрудников минимального знания английского языка. Алфавит — это реально минимум, «маст хэв». Можно даже проводить специальный «тест гения», где нужно правильно продиктовать адрес почты. Вот, кстати, исчерпывающая шпаргалка, страхующая от неловких переспрашиваний — просто развесьте её в местах, где может возникнуть ситуация «вэ как галочка».

На свете мало вещей, в однозначной полезности и необходимости которых не возникает ну просто никаких сомнений. Старая добрая электронная почта — как раз одно из таких неоспоримых благ. К сожалению, в нашей суровой действительности использование даже этого безобидного инструмента не обошлось без описанных перверсий.

Но то, что раньше сходило с рук, сейчас воспринимается в лучшем случае как нелепость. Пора раз и навсегда забыть эту «детскую болезнь». Которой лучше было вообще не болеть.

Всё. Выдохнул!

#Статья #работа_в_офисе #корпоративная_этика #корпоративная_культура #эс_как_доллар #английский_язык

Статьи по теме
Письмо в редакцию: Будущее у нас выбирают те, у кого будущего уже нет
Письмо в редакцию: Что делать с нелюбимой работой
Письмо в редакцию: Мои друзья больше не пишут
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против