[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "TJ ", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u043a\u0440\u0438\u043c\u0438\u043d\u0430\u043b","\u043f\u043e\u043b\u0438\u0446\u0438\u044f","\u043f\u0440\u0435\u0441\u0442\u0443\u043f\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c","\u043e\u0433\u043d\u0435\u0441\u0442\u0440\u0435\u043b\u044c\u043d\u043e\u0435_\u043e\u0440\u0443\u0436\u0438\u0435","\u043e\u0440\u0443\u0436\u0438\u0435"], "comments": 114, "likes": 0, "favorites": 37, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "56898", "is_wide": "1" }
TJ
19 589

Вооружены и опасны: как выглядит оборот огнестрельного оружия в России

Автор: Иван Талачев

Поделиться

В избранное

В избранном

Согласно статистике, массовые убийства с использованием огнестрельного оружия происходят в США в среднем каждый день. Судя по базам данных, собирающих информацию о подобных инцидентах, на 2015 год приходится 354 случая, когда огнестрел привёл к смертям и ранениям более чем четырёх человек. Объектом пристального внимания прессы становятся, как правило, те из них, в которых число пострадавших превышает условную отметку в районе десяти — трагедия в Сан-Бернардино 2 декабря 2015 года, например, насчитывает 14 жертв.

В России преступления с использованием огнестрельного оружия тоже далеко не редкость. 4 декабря неизвестные обстреляли машину ОМОНа, перевозившую крупную сумму денег, оставив после себя троих пострадавших. Во время ограблений уже не используют пистолеты для запугивания жертв, а открывают огонь сразу. На дорогах тоже неспокойно — за нарушение правил дорожного движения пробивают дырки уже не в штрафном талоне, а в корпусе машины.

Обозреватель TJ Иван Талачёв узнал о том, как оружие попадает в хорошие и плохие руки, какому учёту и контролю подвергается и почему в России, скорее всего, не стоит ждать своей Второй поправки, разрешающей всем гражданам ношение и хранение огнестрела.

Вооружены до зубов

Оборот огнестрела в России регулируется Федеральным законом от 13 декабря 1996 № 150-ФЗ «Об оружии». Следуя его пунктам, граждане РФ могут на законных основаниях носить оружие для самообороны, спортивных или охотничьих занятий, а также участия в культурных и образовательных мероприятиях.

Под действие закона попадает очень специфическая часть вооружения. Например, лицензия, полученная в рамках этого закона, не объяснит наличие десятка автоматов Калашникова в шкафу у их обладателя. Нормативный акт подразумевает приобретение одного экземпляра оружия из особого списка категорий, на каждый новый экземпляр лицензия оформляется повторно и индивидуально.

Закон регулирует холодное, гладкоствольное охотничье и спортивное оружие, а также оружие самообороны травматического действия (как пневматические пистолеты, так и шоковые разрядники). Всё остальное находится в поле зрения военных и силовых структур. Получить разрешение на ношение боевого пистолета или другого нарезного оружия, например, военного образца — вопрос большой сети знакомств и, по данным источников, суммы денег в районе 100 тысяч рублей. Официально ношение гражданскими лицами вооружения такого типа является незаконным. Однако в случае, если в течение последних пяти лет огнестрельное оружие было у гражданина в распоряжении по госслужбе или работе в правоохранительных органах, то предоставив справку с работы о наличии пятилетнего стажа владения он может получить лицензию в упрощённом порядке.

Чтобы получить законную лицензию в общем порядке необходимо обратиться в отдел ОВД по месту проживания с заявлением, написанным по специальному образцу, приложить к нему копию паспорта, а также несколько справок, подтверждающих отсутствие противопоказаний к владению оружием. Как правило, это выписки из психиатрического и наркологического диспансеров о том, что гражданин не стоит у них на учёте. Также потребуются документы о прохождении огнестрельной подготовки.

Последним пунктом, по некоторым источникам, часто пренебрегают. Как и ещё одной деталью — по закону, под ещё неприобретённое оружие потребуется купить сейф и укрепить его дома. После этого, необходимо чтобы участковый посетил место хранения оружия, удостоверился в том, что адрес совпадает с указанным в заявлении, и что сейф соответствует нормам безопасности. После этого он прикрепляет свой рапорт к заявлению и другим документам.

Разумеется, при оформлении есть большой набор очевидных отсеивающих факторов: разрешение не выдадут лицам до 18 лет, людям с непогашенной судимостью или отбывающим наказание, гражданам без постоянного места жительства, а также совершившим в течение года два или более административных правонарушения или одно, предусматривающее участие в незаконном обороте наркотиков.

После этого остаётся уплатить государственный сбор (в зависимости от типа оружия, от 30 до 200 рублей) и дождаться оформления документов. С момента получения у их владельца есть шесть месяцев на то, чтобы приобрести оружие, для которого они оформлялись. Нереализованные лицензии требуется сдать обратно в ОВД. Если оружие, благодаря тем или иным обстоятельствам уже появилось, лицензия на него задним числом официально не оформляется. Но, разумеется, и из этого правила есть исключения, которые обсуждаются с сотрудниками органов в частном порядке.

На рассмотрении Государственной Думы сейчас находится законопроект о внесении в закон «Об оружии» ряда ужесточений. Если он будет одобрен и подписан, на разрешение, прежде всего, смогут претендовать только лица от 21 года. Также оружейным магазинам запретят отпускать составные части оружия и амуниции лицам, не предъявившим действующее разрешение, так как сейчас это помогает подпольному производству огнестрела. Обладателям лицензии будет запрещено проносить свои экземпляры вооружения в медицинские и образовательные учреждения, а также в публичные места реализации алкоголя (бары, рестораны и ночные клубы). Помимо прочего, будет предусмотрена уголовная ответственность за ношение оружия в состоянии алкогольного опьянения. С мая 2015 года закон передан в Думу на подготовку к рассмотрению.

Огонь на поражение

По данным статистики в России огнестрельным оружием обладают более 5 миллионов человек. Всего в легальном поле находится более 6,2 миллиона стволов, включая охотничьи ружья, карабины и травматические пистолеты. Последних на всю страну уже около 700 тысяч экземпляров. В пересчёте на душу населения, на 100 граждан приходится всего девять единиц вооружения, что ставит Россию на 68 в мире по этому показателю. Если сравнивать с соседями, то в Финляндии, например, на 100 человек приходится 45 единиц, а во Франции и Германии — примерно 30.

Для учёта и контроля вооружения в России каждому образцу оружия, как и каждой единице боезапаса, присвоен уникальный регистрационный номер. По нему всегда есть возможность установить принадлежность как ствола, так и выпущенной из него пули. Учёт строг настолько, что номер присваивается даже зарядам охотничей дроби.

Помимо номера существует ещё одна возможность отслеживания огнестрельного оружия. Каждый пистолет ещё на территории завода-изготовителя проходит «отстрелку», результаты которой (образцы пуль с характерной нарезкой, гильзы и фотоматериалы отверстий) помещаются в пулегильзотеку МВД. Данные, хранящиеся в ней, часто позволяют не только установить примение определённого оружия в той или иной ситуации, но и отследить его до партии или даже до конкретного образца. Тот же характер нарезки, который остаётся на пуле после стрельбы, сравним с отпечатками пальцев у человека и индивидуален даже у пистолетов одной и той же марки.

Избежать бумажной волокиты с номерами не удается даже работникам силовых структур. На учебных стрельбах, например, им требуется собирать гильзы и сдавать их для подтверждения того, что выданный им боекомплект был израсходован полностью.

За пределами учебных стрельб работники силовых структур и правоохранительных органов редко применяют оружие. На инструктажах часто можно услышать шутливую инструкцию о том, что во многих ситуациях гораздо безопаснее будет просто швырнуть пистолет в нападающего преступника, нежели открывать огонь. Во-первых, работники МВД и ФСБ не обладают уголовной неприкосновенностью и вполне могут стать обвиняемыми по делу о превышении пределов самообороны. Во-вторых, количество рапортов, справок и объяснительных, которые требуется написать, спустив курок даже один раз, заставляет подумать трижды перед тем как даже доставать оружие в критических ситуациях.

Но критические ситуации бывают разные. В октябре 2015 года на станции «Авиамоторная» в Москве после непродолжительной словесной перепалки один из пассажиров выстрелил в голову другому из травматического пистолета. В начале декабря полицейский, повздорив на автомойке с прохожим, пустил в ход пневматический пистолет. Истории вроде этих как раз и заставляют думать, что легализуй завтра правительство огнестрельное оружие для носки и хранения, что в метро, что в пробках, что на улице начнётся форменный Дикий Запад. А пока что хочется быть уверенным в том, что оружие носят люди спокойные и ответственные.

Ну или хотя бы внимательные. Ежегодно россияне теряют более 8 тысяч экземпляров оружия. В большинстве случаев речь идёт о популярнейшей категории травматического оружия. При этом примерно четверть из этого оказывается похищена и обязательно всплывает чуть позже в уголовных делах совершенно других лиц. В некоторых случаях оружие проходит процедуру превращения в боевой огнестрел, которая, по данным источников, не так уж и сложна при наличии соответствующего опыта и инструментов. Остальная часть становится достоянием чёрного рынка, который, по последним данным, уже несколько лет как перешагнул отметку в полтора миллиона стволов.

В плохих руках

Как же именно криминальные структуры получают в своё распоряжение огнестрел, если в стране работает система номерования оружия и другие системы учёта вооружений? Довольно просто. Современный российский чёрный рынок вооружения во многом обязан своим появлением и современным размахом развалу СССР. Осевшая на складах военная продукция во многом как раз и приводила в движение «лихие девяностые». Самый шик — законченное оружие, украденное с военного завода ещё до отстрелки. Настоящий «пистолет-призрак», который никак не отследишь. Похищенное с оборонных предприятий оружие составляет 15% чёрного рынка.

Основной источник оружия в текущих реалиях — это контрабанда из стран СНГ и военные склады ВС РФ. Истории о том, что штабные части на удалении от столицы торгуют вооружением, а недостачу по документам прикрывают либо делясь выручкой с контрольными органами, либо просто-напросто устраивая пожары на складах, в результате которых «гибнет» проданное или похищенное оружие — куда чаще правда, чем выдумка. До командования и прессы такие истории, разумеется, практически не добираются, а то, что публикуется, оказывается лишь верхушкой айсберга.

Там, где нет злого умысла и наживы, появляется простая халатность. Служащие довольно часто теряют оружие и боезапас к нему, то просто по невнимательности, то, опять же, становясь жертвами воров. Иногда не обходится без одновременно забавных и пугающих историй, вроде забытого на железнодорожных путях по неосмотрительности рожка от автомата Калашникова, который, если бы не поисковая группа, мог бы привести к самым драматичным последствиям.

Другой способ заработать — списание и последующая продажа огнестрельного оружия, срок службы которого по документам уже истёк, однако оно прекрасно функционирует, невзирая на возраст. С этой деятельностью связана череда крупных скандалов в 2012 году, когда вместо утилизации оружие шло либо в подпольную, либо в открытую продажу. Привлекательность подобных махинаций трудно переоценить — годовой план на утилизацию составляет примерно 1 миллион стволов, а средняя стоимость пистолета Макарова или автомата Калашникова составляет 20-30 тысяч рублей.

Особый способ получить в распоряжение морально устаревший, но всё ещё действующий огнестрел состоит в том, чтобы обратиться к услугам «чёрных копателей». Занимаются они раскопками в местах ведения боевых действий Второй мировой и зачастую добывают вполне рабочие образцы вооружения, которые после чистки и профилактики сбывают на подпольном рынке. Доля участия «копателей» в черном сбыте составляет примерно 5%, но этого достаточно, чтобы вызвать интерес правоохранительных служб.

Время от времени в публичном поле продолжает подниматься вопрос о том, чтобы ввести в России аналог Второй поправки конституции США, которая позволяет гражданам страны хранить и носить оружие. При этом, языком сухих цифр ситуация описывается следующим образом: в России на 100 человек приходится девять единиц вооружения, а в Америке — 100, то есть для каждого американца точно где-то в стране лежит пистолет, ружьё или автомат. Важно отметить, что имеется в виду именно огнестрельное нарезное оружие: процедура получения лицензии на ношение позволяет владельцу хранить у себя дома хоть военные образцы, а не охотничьи ружья или травматические пистолеты, как в России.

При этом, по статистике за 2009 год, в Америке при численности населения около 300 миллионов человек было совершено 13600 убийств, а в России в тот же год на 145 миллионов человек пришлось 21600 насильственных смертей. И это при строгом контроле за любым оружием. Если бегло почитать выпуски криминальной хроники, то получается, что губят людей не стволы, а в основном, ножи и кулаки с ногами.

Страшно даже представить, как будет выглядеть поздний вечер у дверей провинциальных ночных клубов или мёртвая пробка в центре столицы, если у каждого в кармане будет по пистолету.

Огромная благодарность работникам силовых и правоохранительных ведомств за помощь в подготовке материала,
Иван Талачёв,
специально для TJ

#Статья #криминал #полиция #преступность #огнестрельное_оружие #оружие

Статьи по теме
Интернет-реклама вышла из-под контроля
Третья цифровая: как государства и корпорации ведут мировую войну через интернет
И ещё раз учиться: как и почему во всём мире обесценилось высшее образование
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против