[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Иван Сологуб", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 24, "likes": 21, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "club" }
1 235
Клуб

Что происходит, когда миллионы людей неожиданно получают интернет

Команда MicroMoney специально для сообщества TJ переводит рассказ репортера BuzzFeed Ширы Френкель. Эта статья очень хорошо иллюстрирует то, с чем мы в MicroMoney столкнулись, когда начали выдавать микрокредиты в странах Юго-Восточной Азии — крайне низкий уровень грамотности населения, причем любой — финансовой, компьютерной и грамотности в прямом понимании (почти 30% населения не умеют ни читать, ни писать). Для большинства людей интернет — это только фейсбук, и ничего больше, поэтому даже страницы компаний набирают по миллиону подписчиков. В итоге социальный аккаунт становится действительно крайне мощным инструментом воздействия. Лично мы используем его даже для возврата кредита от недобросовестных заемщиков — работает!

Поделиться

В избранное

В избранном

«Кто-то создал правила пользования интернетом, но мы не знаем, что это за правила»

До 2014 года менее 1% жителей Мьянмы имели доступ в интернет. Теперь страна подключается к сети с удивительной скоростью. Впрочем, так же быстро распространяются фейковые новости и антимусульманские настроения. Репортер BuzzFeed Шира Френкель (Sheera Frenkel) узнала, что происходит, когда все ваши знакомые одновременно заводят аккаунты в фейсбуке.

Интернет привел Дональда Трампа в Мьянму. По крайней мере, именно в сети 19-летняя студентка Шар Йа Вай (Shar Ya Wai) узнала о новоизбранном президенте-республиканце. «Его никто не знал. А потом все узнали. Вот что такое интернет. Люди, которые говорят там сумасшедшие вещи, становятся знаменитыми», — говорит девушка.

Шар Йа Вай новичок в интернете. Как и большая часть жителей пятидесятимиллионного населения Мьянмы, которые только недавно открылись для внешнего мира. И вот сегодня она идет прямиком в магазин в центре Янгона за своим первым смартфоном, простой моделью китайского Huawei, популярной среди ее друзей. «Сегодня я точно куплю этот телефон, — говорит она. — Думаю, разберусь, насколько сумасшедший [интернет] на самом деле».

Не то чтобы она не видела интернета раньше. Она пыталась следить за бывшими бойфрендами через страницу друга на фейсбуке, бегло познакомилась с модными тайскими поп-группами, используя старый планшет своего дяди, который он купил с рук год назад. Но ее попытки знакомства с интернетом были краткими и по большей части оставили ее в недоумении. Вот оно, публичное пространство, где каждому есть что сказать, но в нем царит хаос и напыщенность. Полная противоположность спокойной, защищенной жизни, которой она жила до недавнего времени.

«Мой отец — очень взвешенный человек. Он всегда следит за своими словами и хочет, чтобы мы делали так же», — говорит Шар Йа Вай. Она поглаживает свои длинные черные волосы, это выдает ее беспокойство. «Я более энергичная, как и моя мама. Мы говорим гораздо больше, но это совсем не похоже на то, что я вижу в интернете».

Ее отец хотел, чтобы она отложила покупку телефона, пока не повзрослеет, чтобы «использовать его безопасно». Она не вполне понимала, что это значит. Может, он имел в виду мужчин, которые публикуют грубые и вульгарные фотографии в интернете. Или он опасался мошенников, которые ринулись в сеть. Она не понимала, потому что никто никогда не говорил ей, как оставаться в безопасности в интернете — что делать, говорить или писать.

Тем не менее, в этот июльский день Шар Йа Вай вышла из переполненного магазина в центральном Янгоне с мобильным телефоном в руках. Она держала его аккуратно, как покалеченную птицу. Нащупала кнопку включения, но заколебалась.

«Может, надо подождать. Подожду, пока не приду домой», — сказала она. А потом призналась: «Я боюсь».

У нее были причины бояться. В течение почти пяти десятилетий Мьянма жила во власти различных военных диктатур, которые подавляли все формы инакомыслия и ограничивали свободу слова. Это привело к санкциям со стороны США и Европы, в значительной степени отрезавшим страну от остального мира. Ситуация изменилась в 2011 году: военную хунту официально распустили, создали гражданское правительство. В 2015 году прошли национальные выборы, первые с тех пор, как военные ослабили свою власть. Победила «Национальная лига за демократию» под руководством Аун Сан Су Чжи (Aung San Suu Kyi). Из перемен, которые произошли в крупнейшей буддистской стране с тех пор, немногие были такими же резкими и быстрыми, как внезапно открытый доступ к интернету. Это революционным образом изменило все: от того, как люди взаимодействуют друг с другом, до того, как они узнают новости, бывшие ранее исключительной привилегией подотчетных государственных СМИ.

«Люди не говорят о нормальных новостях, которые они прочитали в фейсбуке. Они обсуждают сумасшедшие вещи. Я никогда не знала о Трампе, а тут все о нем говорили»

Сегодня новостные сайты здесь так популярны, что журналы «Facebook» и «The Internet» перепечатывают на бумаге истории из сети — для тех отстающих, кто еще не присоединился к интернет-революции. У такой прессы в почете сенсационные и фривольные заголовки, списанные из фейсбука, приправленные сомнительными фактами. «Если пить ледяную воду во время еды — заболит живот!!», «Анджелина Джоли тайно усыновила бирманского ребенка, но держит его взаперти из-за уродства!», «Тайский министр тайно встречается с олимпийской гимнасткой!».

Эти истории, по крайней мере, не наносят вреда. Но ведь появляется все больше статей, которые демонизируют мусульманскую общину, с выдуманными новостями про «обширные орды мусульман, атакующие буддистов». Эти статьи, быстро разлетающиеся по социальным сетям, связаны с волной антимусульманских протестов и нападений на местные мусульманские группы.

На протяжении десятилетий мусульманское меньшинство в Мьянме подвергается насилию. Еще в 2002 году общество по защите прав человека Human Rights Watch было обеспокоено межэтническими и религиозными разногласиями (и описывает их в докладе «Crackdown on Burmese Muslims»). В январе 2016 года 70 мусульман рохинья стали жертвами жестокого убийства: как сообщает Human Rights Watch, сгоревшие мусульманские деревни можно увидеть со спутников в космосе. Внезапная свобода онлайн-платформ, таких как Facebook, мобилизовала тех, кто когда-то обитал на периферии политического ландшафта, например, радикальные буддийские антимусульманские группировки. Неожиданно они нашли себе сторонников по всей стране. Более того, эти сторонники оказались солидарны с экстремальными движениями по всему миру, в том числе с более радикальными, националистическими американскими группами, такими как Ку-клукс-клан, поддерживающих Трампа.

У фейковых новостей оказалось достаточно сил, чтобы влиять на умы людей во время выборов в США, в стране с хорошо развитым мейнстримным медиа-ландшафтом. Каково их значение в Мьянме, которая недавно освободилась от мёртвой хватки военных, где СМИ, по сути, только зарождаются?

«Люди не говорят о нормальных новостях, которые они прочитали в фейсбуке. Они обсуждают сумасшедшие вещи. Я никогда не знала о Трампе, а тут все о нем говорили», — рассказывает Шар Йа Вай. Она вспоминает, как поругалась со своим другом. Тот предположил, что мусульманскую семью, живущую в пригороде среднего класса, следует выселить, потому что Трамп собирается многое запрещать мусульманам и что это, в общем, неплохо. Друг сказал: «Это хорошая идея. Мы должны делать, как Америка, делать это здесь, в Мьянме. Больше не будет мусульман!».

Как и многие бирманцы, этот парень, подключившись к сети, открыл для себя экстремистскую точку зрения и использовал её для утверждения своей собственной идеологии в политической экосистеме своей страны. Сегодняшний интернет был для этого создан. Тот, кто кричит громче других, кто рассказывает самые диковинные истории, чаще других оказывается в топе новостей, вне зависимости от того, правдивы его истории или нет. Несмотря на дискуссии в США о том, как фейковые новости повлияли на недавние президентские выборы, Facebook стоит на своем, утверждая, что большой роли не сыграл. Марк Цукерберг сначала заявлял, что влияние поддельных новостей «крайне маловероятно», но позже признался, что серьезно относится к этой проблеме.

Влияние Facebook в Мьянме трудно оценить, но оно так велико, что для бирманцев понятия «интернет» и «фейсбук» взаимозаменяемы. По данным Янгонского маркетингового агентства Amara Digital Facebook за последний год удвоил свои показатели до 9,7 миллионов пользователей в месяц. Это число подскочило еще выше, когда Facebook запустил платформу бесплатных базовых сервисов Free Basics, функцию live-видео, Facebook 360° и другие сервисы.

«Казалось, — говорит Шар Йа Вай, — что предназначение фейсбука в том, чтобы дать тебе возможность сказать все, что ты хочешь».

И вот как это было — от монахов-экстремистов до политических карикатуристов. Десятки людей попали в тюрьму за посты в фейсбуке. Правозащитные группы сообщают, что точное число арестованных подсчитать невозможно, поскольку многие аресты не оформлялись как должно, особенно за пределами городских центров, где правовая система не так тщательно контролируется.

Многим в Мьянме интернет и фейсбук принесли свободу слова и американские ценности. Но никто не сказал бирманцам, что может произойти, если они опробуют значимость свободы слова при правительстве, которое помнит времена диктатуры. Кто должен был научить жителей Мьянмы быть осторожными в интернете, — фейсбук или их собственное правительство? Защитит ли фейсбук бирманцев от последствий их публикаций в сети? Как одновременно дать людям доступ в интернет, которого они так жаждут, и сохранить их в безопасности? Многие американцы, включая Трампа, попали под влияние фейковых новостей во время президентских выборов в США. Как могут бирманцы понять, что в интернете правда, а что — ложь?

Фейсбук — это целый мир

В палатке рядом с магазином телефонов Шар Йа Вай сказали, что не могут активировать SIM-карту: для этого нужно включить телефон и сделать звонок местному оператору MTN. Поэтому телефон она все-таки включила. Когда когда все необходимые манипуляции выполнены, она выходит из палатки с включенным телефоном, на котором фейсбук и другие приложения пока закрыты. «Я буду пользоваться фейсбуком... Я должна... Это целый мир».

Она согласилась поддерживать с репортером связь в течение следующих нескольких недель, пока привыкает к жизни в интернете.

Еще в 2011 году SIM-карта для мобильного телефона могла стоить более 3 000 долларов США и была доступна только тем, у кого были связи в правительстве. Работало несколько интернет-кафе, по большей части в столице, но для человека со средним заработком там были слишком дорого. По данным Международного валютного фонда, менее 0,2% населения страны имело доступ в интернет.

В течение нескольких лет после ослабления военного режима интернет развивался медленно. Ноутбуков было мало, настольных компьютеров еще меньше. В 2014 году страна открыла свои двери международным телекоммуникационным компаниям, и сотовые вышки хлынули в Мьянму, очень быстро распространившись повсюду.

«В 2011 году количество наших абонентов измерялось тысячами. Сейчас наш охват — 35 миллионов человек в пятидесятимиллионной стране», — рассказывает Элейн Вайдман-Груневальд (Elaine Weidman-Grunewald), вице-президент по вопросам стратегического развития и корпоративной ответственности телекоммуникационного гиганта Ericsson. В рамках специальной программы компания Ericsson поставляет планшеты и обеспечивает доступ к интернету тридцать одной школе в сельской местности Мьянмы. Там учится примерно 22 000 учеников, для большинства из которых эти планшеты — первое и единственное средство доступа в сеть. «Скорость развития мобильного интернета в Мьянме невероятна, — говорит Элейн. — За первую половину 2016 года Мьянма вошла в топ-три стран мира по числу новых мобильных пользователей сети».

По оценкам Всемирного банка примерно у пятой части жителей Мьянмы есть доступ в интернет, большинство получило доступ за последние два года. Для сравнения: в США коммерческие провайдеры начали предлагать доступ в интернет в конце 1989 года. На то, чтобы охватить пятую часть жителей США, потребовалось семь лет. В Индии, которая считается одним из самых быстрорастущих интернет-рынков в мире, развитие интернета началось в 2000 году. До момента, когда доступ в сеть появился у пятой части населения, прошло почти пятнадцать лет.

По словам Элейн Вайдман-Груневальд Мьянма уникальна тем, что ее изоляция от интернета длилась долго, а затем быстро исчезла и вся страна внезапно получила доступ к интернету без цензуры.

Неожиданный спрос на новые товары сильнее всего заметен под золотыми пиками Пагоды Суле в центре Янгона. Магазинчики, которые когда-то торговали почтовыми марками и часами, канули в прошлое. Их место заняли витрины, переполненные мобильными телефонами и аксессуарами.

«Такой товар все покупают», — говорит 19-летний продавец Май Ту Сиен (Mai Thu Sien). Его, похоже, совсем не беспокоит, что на этой шумной улице полно магазинов, продающих то же самое. «Все хотят купить телефоны. Люди покупают и покупают».

За три доллара Май Ту Сиен регистрирует адрес электронной почты и создает учетную запись фейсбуке с любым именем, которое хочет клиент. Вопрос о том, используют ли клиенты свой собственный адрес электронной почты, молодого предпринимателя озадачивает. «Да не интересуется никто электронной почтой», — говорит он, поясняя: большинство из покупателей не знает, что завести электронную почту можно бесплатно и быстро. «Никому это не нужно. У них есть фейсбук».

Если кто-то забудет свой логин или пароль, он просто придет за новой учетной записью. Десятки опрошенных BuzzFeed News людей в Мьянме сказали, что у них более одной учетной записи в фейсбуке. Никто из них не знал о политике социальной сети, согласно которой пользователи должны использовать свои настоящие имена.

Через два дня после того, как Шар Йа Вай купила свой телефон, она прислала смс. Рассказала, что зарегистрировалась на фейсбуке и добавила друзей. «Сейчас у меня только двенадцать друзей», — написала она, добавив, что подруга ее брата создала учетную запись, тоже не зная, что она связана с адресом электронной почты. «Все классно. Мой друг выложил фотографии из поездки в Мандалай. Не так плохо, как я думала».

Бирманский Бен Ладен

Такси мчалось по скользкой дороге в аэропорт, а затем резко затормозило перед маленькой хижиной, у входа в которую цыплята что-то клевали. Ашин Вирату улыбался, открывая окно, чтобы поговорить со знакомым журналистом. Вирату — монах, его жесткая антимусульманская позиция заработала ему прозвище «Бирманский Бен Ладен». Он отбыл тюремный срок за проповеди, призывающие к преследованию мусульманского меньшинства рохинья — летел отдыхать, но не смог удержаться от еще одного шанса засветиться в новостях.

Вирату получил известность, находясь в составе группы экстремистских монахов, некогда известных как «Ассоциация по защите расы и религии» (Association for the Protection of Race and Religion), затем — как последователь движения «969». Сейчас Ассоциация по защите расы и религии называется Ма Ба Тха (Ma Ba Tha). Буддизм в Мьянме преобладает, и после окончания военного правления влияние монахов на жизнь страны возросло. Вирату и Ма Ба Тха отрицают свою роль в актах самосуда. Жертвами буддистского линчевания за последние годы стали более 200 человек, а более 150 000 мусульман были изгнаны из своих жилищ. Это примерно 4% от общего числа граждан. Некоторые общественные объединения утверждают, что к антимусульманским вспышкам насилия подстрекали государственные силы безопасности. Но невозможно отрицать, что про «жестокие и дикие» нападки на мусульман со стороны Ма Ба Тха часто повторяют сторонники полного изгнания мусульман из Мьянмы. И они признают, что в фейсбуке их антимусульманская позиция получила наибольшую поддержку.

После известий о том, что администрация Трампа укомплектована сторонниками жесткой позиции, Вирату опубликовал заявление, в котором говорилось, что Белый дом Трампа одержал победу в борьбе с «исламским терроризмом».

«Пусть граждане США будут свободны от джихада. Пусть мир станет свободным от кровопролития», — писал Вирату. Это было одно из многих сообщений от людей, вдохновленных победой Трампа.

Вирату не первый раз использовал фейсбук для укрепления своей позиции во всем мире. После освобождения из тюрьмы в январе 2012 года он сразу освоил новую платформу.

«Если бы интернет не пришел [в Мьянму], о моем мнении и идеях знало бы гораздо меньше людей как сейчас», — сказал Вирату в интервью BuzzFeed News, добавляя, что он всегда писал книги и проповедовал, но «интернет —это более быстрый способ поделиться мыслями».

У его первого аккаунта в фейсбуке была короткая жизнь: модераторы удалили его почти сразу после создания, причина — нарушение правил социальной сети. Второй аккаунт собрал 5000 друзей и быстро уперся в лимит френдования. Поэтому Вирату создал новую страницу и нанял двух штатных сотрудников, которые постят туда обновления каждый час.

«У меня есть аккаунт в фейсбука, на который подписаны 190 000 человек, и новостная страница. Интернет и фейсбук очень полезны и важны для распространения моих посланий»,— сказал он.

На десятках страниц фейсбука, куда он выходит из специального офиса, Вирату призывает бойкотировать любой мусульманский бизнес, а самих мусульман — изгнать из Мьянмы. Аккаунты трудно удерживать, — фейсбук продолжает их закрывать. Тем не менее, с растущим числом последователей монах пока справляется.

«Хорошо, что можно забанить»

Янгонский турагент Вин Ло Латт (Win Lo Latt) рассказывает, что сначала он читал рассказы о монахе с жесткой политической позицией в газетах, но его первое реальное знакомство с Вирату состоялось через фейсбук-аккаунт сына. «Многое из того, чему учит Вирату, имеет смысл, но государственная газета выставляет его расистом, — сказал 54-летний Вин Ло Латт. — Мусульмане наносят большой ущерб бирманскому обществу. Вирату не боится это говорить».

С тех пор, как Вин Ло Латт наткнулся на онлайн-проповедь Вирату на фейсбуке, у монаха стало одним последователем больше. По его словам, он узнает «много новой информации о том, как мусульмане причиняют вред стране», и призывает своих друзей изучать идеи Вирату.

Вин Ло Латт показал репортеру на своем телефоне несколько постов, проиллюстрированных фотографиями боевиков ИГИЛ (запрещенной в России организации), обезглавливающих группу мужчин в Ираке. В подписи к фотографиям говорилось: «Мусульманские террористы обезглавливают буддистов». В другом посте, написанным новостным сайтом в качестве специального репортажа, утверждалось, что взрывчатые вещества и другие материалы для изготовления бомб хранятся в мечетях в Мьянме в ожидании нападений на буддистов. Полиция в Мьянме сообщила BuzzFeed, что эта информация не подтвердилась, а подобные отчеты всплывают раз в несколько месяцев, чтобы всколыхнуть страх и спровоцировать рост антимусульманских настроений.

В газете «Мьянма таймс» было опубликовано интервью с должностным лицом из ЮНЕСКО, оставшимся анонимным. В этом интервью сообщается, что «в Мьянме «низкий уровень информированности и информационной грамотности». Часто употребляемый термин «цифровая грамотность» описывает, насколько хорошо пользователи интернета понимают, что они делают, и как им оставаться в сети в безопасности. В Мьянме всемирная паутина распространяется очень быстро, а государство не разрабатывает обучающих программ. Никто не учит безопасным интернет-привычкам — например, как придумать надежный пароль, как защитить свои личные данные в интернете. Такие страны занимают худшие позиции в рейтинге по цифровой грамотности. Они больше других страдают от мошенничества в интернете, хакерских атак и фейковых новостей.

Бумажная брошюра о безопасности в сети

Facebook заявляет о постоянном поиске новых способов повышения цифровой грамотности и просветительской кампании, разработанной специально для Мьянмы. Специалисты Facebook вместе с местными волонтерами готовили к печати брошюру: переведенную и иллюстрированную версию стандартов социальной сети.

«Создание безопасного сообщества для всех, кто хочет общаться и делиться своими новостями, используя Facebook и его сервисы, — это наша главная ценность, — говорит Джей Нанкарро (Jay Nancarrow), спикер Facebook. — Мы прикладываем много усилий, чтобы рассказать пользователям о наших услугах, обратить их внимание на инструменты, которые помогают им защищать свои страницы, привлечь внимание к цифровой грамотности. Для лучшего результата мы сотрудничаем с гражданами, партнерами по обеспечению безопасности и правительствами, — во многих странах, которые стремительно осваивают интернет. Не существует решения «один размер годится всем», которое работает повсюду. Мы понимаем, как важно строить эффективные отношения с организациями на местах, для совместного формирования образовательных программ, которые будут отвечать потребностям людей в разных частях мира».

Facebook работает над повышением цифровой грамотности, но сохраняет молчание о том, как бороться с фейковыми новостями или как помочь людям их распознавать.

Мьянма: друзья в реальности или в сети?

На четвертый день владения своим новым смартфоном студентка Шар Йа Вай рассказала, что добавила друга, который регулярно публикует ссылки на статьи, поддерживающие учения Вирату и других антимусульманских монахов. «Это было странно, я со школы не знала его как человека, который задумывается о таких вещах, — сказала она. — Меня удивило, что он постит это на фейсбуке».

Добавление этого друга принесло ей первые ссоры в фейсбуке. Она еще не знала о блокировке или отключении уведомлений, но услышав об этих возможностях, отметила, что они очень полезны. «Иногда выясняется, что в школе люди ведут себя совершенно иначе, чем в сети — говорит девушка. — Я рада, что всегда можно забанить».

Она задавалась вопросом, арестуют ли Вирату за его публикации в интернете. Ей было непонятно, почему представители закона ничего не предпринимают, ведь по слухам людей сажали в тюрьму за сообщения в фейсбуке.

«Я не знаю никого из таких людей. Не понимаю, какой пост можно написать, чтобы попасть за него в тюрьму», — сказала Шар Йа Вай.

20% заявлений о кредите мы в MicroMoney вынуждены отклонять по причине финансовой и компьютерной неграмотности клиентов. Иногда они просто не могут правильно написать нам свои контактные данные и контакты представляющих их лиц. А те, кто более трех месяцев не возвращает нам кредит, хвастаются при этом в фейсбуке своими покупками или новым местом работы, даже не задумываясь, что эта информация мгновенно станет известна и нам. Поэтому в своем корпоративном аккаунте на фейсбуке (он ведется на кхмерском языке) мы считаем своим долгом рассказывать людям не только о том, как формировать свой бюджет и расставлять приоритеты, но и как правильно вести себя в интернете.

Мы планируем продолжать перевод статей на данную тему, следите за нашими постами!

Если вам близка тема бизнеса в Азии - присоеденяйтесь к нашему социальному эксперименту в телеграм чате: здесь.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против