[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u043e\u0444\u0438\u043b\u044c","badoo","\u0437\u043d\u0430\u043a\u043e\u043c\u0441\u0442\u0432\u0430","tinder"], "comments": 48, "likes": 43, "favorites": 22, "is_advertisement": false, "section": "default" }
15 616

Профиль: Андрей Андреев

Прошлое и настоящее самого таинственного российского IT-предпринимателя на Западе и его социальной сети для знакомств Badoo.

Поделиться

В избранное

В избранном

Андрей Андреев на конференции LeWeb в Париже, 2011 год. Фото LeWeb, Flickr

Весной 2017 года сервис знакомств Badoo полностью обновился впервые за 11 лет. За его созданием стоит 43-летний предприниматель Андрей Андреев, который запустил несколько успешных проектов в России, продал их и уехал покорять Запад. TJ рассказывает всю известную историю Андреева и его сервисов — от фирмы по продаже компьютерной техники до многократных попыток выйти на рынок США, из-за которых Badoo чуть не проспала подъём конкурентов на родине.

​​Череда интернет-проектов

Хотя его сегодняшний бизнес связан с индустрией знакомств, о личной жизни самого Андрея Андреева известно немного. Он родился в 1974 году в семье ленинградского учёного-физика Вагнера Оганджанянца, по данным Forbes, учился в Лондоне и до начала двухтысячных представлялся настоящей фамилией, пока не переехал за границу. Сначала в Испанию вслед за родителями (отсюда у Андреева хорошее знание испанского), а потом — в Лондон.

Публично Андреев — успешный серийный предприниматель. В девяностые его фирма «Вирус» торговала компьютерами, он также занимался ориентированными на Запад проектами в сфере электронной коммерции, но известность пришла после создания в 1999 году сервиса аналитики сайтов SpyLog. Проект наделал шуму на Западе: его контактная почта была связана с «Вирусом», чей сайт был зарегистрирован в зоне .ru, но на адрес в испанской Валенсии. Эти обстоятельства вкупе со сбором данных о сайтах наводили подозрения. Тем не менее SpyLog становился популярным инструментом веб-аналитики у десятков тысяч веб-мастеров, а зарабатывала компания, перепродавая данные рекламодателям и компаниям.

Андреев покинул проект в 2002 году, уже работая над следующим стартапом под названием Begun, а в 2007 году SpyLog был продан компании «Активист» примерно за 3 миллиона долларов (получил ли Андреев что-то от сделки, неизвестно). В 2010 году SpyLog прекратил своё существование, а его технологии и данные перешли к компании OpenStat. Её основатель Леонид Филатов (сооснователь «Мастерхоста», принадлежавшего «Активисту») в 2015 году присоединился к команде поисковика «Спутник», где стал отвечать за аналитику.

Используются ли сейчас данные, собранные SpyLog в далёких нулевых с западных сайтов, в близком к российским госструктурам поисковике, неизвестно. В мае 2017 года источники «Ведомостей» в «Ростелекоме» спустя три года после запуска признали «Спутник» неэффективным, а позднее идею его появления раскритиковал даже замглавы Минкомсвязи Алексей Волин.

В 2002 году, задолго до бума социальных сетей, в России бушевала революция интернет-рекламы. Сервис Begun, основанный Андреем Андреевым и Алексеем Басовым, стал первой площадкой для размещения контекстной рекламы: сайты ставили себе код, на месте которого появлялся баннер, соответствующий тексту на странице — то есть интересу пользователя. Рекламодатели платили за каждый клик (а не показ, как раньше) и быстро распробовали новый инструмент: за полтора года оборот Begun вырос до 150 тысяч долларов в месяц, им заинтересовались инвесторы.

Алексей Басов

В 2003 году инвестиционный холдинг «Финам» Виктора Ремши купил 80% компании за 900 тысяч долларов, а потом стал перепродавать свою долю «Рамблеру». В 2005 году контрольный пакет Begun продали за 750 тысяч долларов, в 2007 году — ещё 25% за 18 миллионов долларов, но Андреев на этих сделках заработал «сущие крохи», писал Forbes. В 2008 году компанию Begun был готов купить Google за 140 миллионов долларов, но сделка так и не состоялась: её заблокировала ФАС. По официальной версии — из-за недостоверной информации, предоставленной Google, а по неофициальным рассказам рамблеровцев, решение не продавать ценный актив «Рамблера» на Запад принял лично Владимир Путин.

Begun работает и по сей день: он продаёт контекстную рекламу на сервисах «Рамблера» (через день после регистрации в сервисе редактору TJ позвонила сотрудница отдела продаж), хотя никакой публичной активности вокруг него нет больше года. Басов, когда-то занимавший пост гендиректора Begun, давно ушёл вперёд, став вице-президентом «Ростелекома»: это он в 2014 году запускал отечественный поисковик «Спутник».

Вскоре после того, как Begun был продан «Финаму», Андреев и глава инвестиционного холдинга Виктор Ремша уже вместе придумывали идею следующего проекта. Они хотели как-то использовать быстро набиравший популярность в начале нулевых инструмент SMS-платежей. Андреев предложил сыграть на тщеславии интернет-пользователей и дать им площадку, где они смогут бесплатно зарегистрироваться, но выделиться среди других, заплатив доллар. Такой ярмаркой тщеславия стала «Мамба» — социальная сеть с упором на знакомства, запустившаяся в 2003 году.

«Мамба» фактически предсказала скорый бум соцсетей: это был сайт с огромной базой анкет, где пользователи знакомились по интересам и по фотографиям. «Мамба» агрегировала другие сайты знакомств, чтобы увеличить свою базу, а платежами от пользователей делилась с партнёрами, которые этих пользователей приводили. Плата за попадание на витрину и другие механики монетизации быстро увеличивали поток выручки. В 2004 году у сайта был 1 миллион пользователей, и в 2005 году «Финам» купил 90% «Мамбы» за 20 миллионов долларов.

Глава «Финама» Виктор Ремша в «Ведомостях»

Ремша и Басов позвали руководить «Мамбой» Никиту Шермана, тогда развивавшего онлайн-игры вместе с основателем фонда IMI (а в будущем — компании Game Insight) Игорем Мацанюком. В 2015 году Шерман рассказывал «Секрету фирмы», что «Мамба» на тот момент конкурировала с принадлежащим РБК LovePlanet, который мощно вкладывался в маркетинг, но в итоге именно «Мамба» стала лидером российского рынка. В 2007 году «Финам» продал 30% «Мамбы» холдингу Mail.Ru Group (его сервис Love.Mail.Ru до сих пор использует общую с «Мамбой» базу), а Шерман познакомился с Юрием Мильнером и ушёл руководить «Одноклассниками», позднее показавшими чудеса монетизации.

Андреев вышел из бизнеса «Мамбы» вскоре после его продажи, и в целом он не очень доволен тем, как сложилась судьба его детища. У «Мамбы» крайне токсичный имидж, компании не удалось достичь успехов за рубежом: Шерман объяснял это «недоверием тамошних пользователей к халяве», имея в виду бесплатную регистрацию — в нулевые на Западе популярностью пользовались сервисы, где надо было платить за доступ к базе анкет. Сейчас уже момент потерян, и даже на родном российском рынке текущее положение «Мамбы» непонятно.

SpyLog, Begun, «Мамба» — Андреев терял интерес к одному проекту, как только тот выходил на стабильную прибыль, и переходил к следующему. Все его прошлые детища продолжали жить собственной жизнью. С запущенным в 2006 году проектом Badoo другая история: Андреев ушёл в него с головой, продолжая мечтать о выходе на Запад.

Badoo. Начало

​В 2006 году потенциал Facebook уже был понятен всем на Западе, а в России в это время только начали выстреливать «ВКонтакте» и «Одноклассники», хотя первое время все они были просто базами анкет с фотографиями. Андреев хотел захватить Европу, поэтому новый сервис он тоже создавал как соцсеть: профили пользователей, загрузка фотографий, общение в личных сообщениях. Он позиционировал Badoo как сервис для знакомства с новыми людьми, но ставку на дейтинг тогда не делал: на Западе всё, что было связано со сферой знакомств, воспринималось с опаской.

Первоначальную базу пользователей Андреев получил, купив начинающий испанский мессенджер, в котором тогда общалось около 40 тысяч человек. Это и бэкграунд самого Андреева сыграло роль в выборе первого крупного рынка, который захватил Badoo: сначала он стал популярен в Испании, затем в испаноговорящей Мексике. Позднее — Франция, Португалия, Бразилия, Латинская Америка в целом.

К 2007 году у Badoo было 12 миллионов пользователей. Андреев снова продал часть своей доли «Финаму»: холдинг получил 10% за 30 миллионов долларов. Позднее «Финам» купил ещё 10%, однако за гораздо более высокую сумму, которая никогда не разглашалась.

В редких публичных интервью, которые Андреев давал в 2011-2012 годах, он любил вспоминать историю, которая произошла с ним в 2008 году в Петербурге. Вместе с друзьями он зашёл в некое «Телефон-кафе», где было порядка 50 пронумерованных столиков с телефонными аппаратами. Идея кафе была в том, что гости могли звонить с одного столика на другой и таким образом знакомиться с новыми людьми. Чего Андреев тогда не рассказывал, так это что друзьям сперва не удалось ни с кем познакомиться. Тогда он подговорил официанта принести им за столик несколько порций мороженого и сделать вид, что угощение поступило от другого столика — но не говорить, какого. По словам Андреева, друзья, до этого торопившиеся на поезд в Москву, полностью забыли про свои дела и стали гадать, кто из девушек положил на них глаз, а потом всё-таки познакомились с тремя и отправились гулять дальше.

Эта история переломила ход развития Badoo, хотя сам Андреев этого и не признаёт. В 2008 году Facebook де-факто уже стал главной соцсетью мира, и конкурировать на этом поле с ним было бессмысленно. Badoo стал плавно переориентироваться на знакомства и внедрять новые механики, связанные с взаимодействием незнакомых людей. Facebook был соцсетью для тех, кто уже и так знает друг друга, а Badoo — для тех, кто ищет новые знакомства.

К 2009 году у Badoo было 48 миллионов зарегистрированных пользователей, к 2010 — 80 миллионов, к 2011 — 130 миллионов. Стремительный рост популярности отразился и на выручке: в 2011 году компания имела оборот в 150 миллионов долларов, в ней работало порядка 400 человек. В интервью The Telegraph в 2012 году Андреев раскрыл, что при 140 миллионах регистраций сервисом пользовалось ежемесячно около 35 миллионов человек.

Выступая в 2012 году на конференции DLD в Мюнхене, Андреев говорил, что цель Badoo №1 — выйти на американский рынок. Но с этой задачей он пытается справиться до сих пор.

Андрей Андреев на DLD в Мюнхене, 23 января 2012 года. Фото Johannes Simon/Getty Images Europe

​Поход за покупками

В 2000 году проект двух выпускников Университета Беркли Джеймса Хонга и Джима Янга под названием Hot or Not сотрясал интернет. Его идея была в том, чтобы дать пользователям оценивать по 10-балльной шкале привлекательность других пользователей, загрузивших фотографию. Фактически участники давали ответ на бинарный вопрос, красивый перед ними человек или нет. Проект выстрелил благодаря простоте концепции: спустя неделю после запуска на сайт Hot or Not заходило по два миллиона человек в день.

Hot or Not — исторический проект, вдохновивший Марка Цукерберга на создание Facebook: живя в общежитии Гарварда, он вместе с другом запустил клон Hot or Not под названием FaceMash, но с фотографиями студентов, взятых из открытой базы университета. Он тоже использовал бинарную механику: фотографии двух девушек ставились напротив друг друга, и пользователю надо было дать ответ, какая из них красивее. Успех Hot or Not пытались повторить Чед Хёрли и Стив Чен, только у них вместо фото было видео — в итоге у них получился YouTube. В 2003 году в США по мотивам уже ставшего легендарным проекта запустили ТВ-шоу «Are You Hot?: The Search for America's Sexiest People».

В 2008 году Hot or Not был куплен компанией Avid Life Media, стоявшей за теперь уже скандально известным дейтинговым сервисом для замужних и женатых Ashley Madison. Но вдохнуть в Hot or Not новую жизнь компании так и не удалось, и позднее Avid Life Media выставила его на продажу. Тогда им заинтересовалась Badoo: доказательства того, что сделка по покупке Hot or Not уже была в процессе, нашли в феврале 2012 года, однако Андреев объявил о её завершении лишь в июне 2014-го.

Под руководством Badoo некогда известный своей 10-балльной шкалой выбора сервис стал ещё проще: бинарную механику в нём свели до ответа на изначальный вопрос «Hot or Not», и так от десяти кнопок остались лишь две. Если из 100 пользователей кнопку «Hot» нажимали 75, то рейтинг устанавливался на отметке в 7,5 баллов.

Основатель Badoo рассчитывал, что именно Hot or Not как сервис с глубокими американскими корнями наконец-то принесёт ему успех в США. В интервью телеканалу ABC Андреев признался: после объявления о завершении сделки он два часа разговаривал с сооснователем Hot or Not Джеймсом Хонгом, уже шесть лет как отошедшим от проекта, и тот радовался, что 14-летний сервис наконец оказался в надёжных руках.

Но на этом приобретения Badoo только начинались.

В 2014 году рынок знакомств в США уже два года как захватывал Tinder — проект двух выпускников Университета Южной Калифорнии Шона Рэда и Джастина Матина. По легенде, Матин и Рэд были знакомы ещё с детства, а в университете состояли в студенческом братстве и постоянно устраивали отвязные вечеринки. Одна из таких вечеринок прошла осенью 2012 года — ей Рэд и Матин отметили в родном университете день запуска Tinder для iPhone.

Основатели Tinder Джастин Матин и Шон Рэд

Приложение с самого начала было заточено под мобильные платформы и использование на бегу. Люди в нём отображаются в виде стопки карточек с фотографиями: свайп вправо — значит, человек нравится, влево — не нравится. Когда есть лайк с обеих сторон, происходит мэтч — можно начать беседу, а можно свайпать дальше, повинуясь надписи «Продолжай играть» («Keep playing»). В легенде о двух отвязных парнях, запустивших новый горячий дейтинг, где выбор девушек — это игра, почти не было места для третьей соосновательницы — Уитни Вульф, на которой лежал весь маркетинг приложения и которая встречалась с Матином.

24 июня 2014 года в Forbes вышло редкое интервью Андреева российскому изданию. Основатель Badoo прокомментировал сделку с Hot or Not, раскрыл, что у Badoo уже 214 миллионов зарегистрированных пользователей, и ответил на сравнения его сервисов с Tinder. По его мнению, это Tinder «скопировал кусочек нашего Hot or Not, увидев у нас две красивые кнопки». Такого мнения Андреев придерживается и сейчас, хотя по прошествии времени уже не поймёшь, кто у кого скопировал: в конце концов, он начал интеграцию Hot or Not в Badoo раньше, чем появился Tinder, но это именно с Tinder сейчас ассоциируется механика свайпов влево и вправо. В любом случае, для этого интервью Андреев выбрал интересный тайминг.

Спустя десять дней после анонса сделки Badoo и Hot or Not произошёл один из самых громких сексистских скандалов в Кремниевой долине. 30 июня 2014 года Вульф подала в суд на собственную компанию: она обвинила своего партнёра Джастина Матина в том, что он назвал её шлюхой в присутствии главы компании Шона Рэда и собрался лишить Вульф титула соосновательницы якобы из-за того, что присутствие девушки в списке кофаундеров понижает значимость компании. Матина сняли с должности, а Вульф получила компенсацию (по слухам, миллион долларов), ушла из компании и через полгода вместе с двумя бывшими коллегами по Tinder запустила приложение Bumble.

Стопка карточек с фотографиями, свайпы влево и вправо, мэтч при обоюдной симпатии — даже в дизайне Bumble был точной копией Tinder. Но с одним заметным отличием: разговор могут начинать только девушки, и если они не сделают первый шаг, мэтч исчезнет через 24 часа. Так Bumble ограждал девушек от тонн ненужных входящих сообщений, и на фоне сексистского скандала и подъёма феминистского движения сервис стал сенсацией в США.

При чём здесь Badoo и амбиции Андреева по выходу на американский рынок? В марте 2016 года, когда у Bumble уже было 3,5 миллиона пользователей, стало известно, что Вульф принадлежит только 20% её компании. 79% владеет компания Badoo, ещё один процент на двоих принадлежит тем двум бывшим коллегам Вульф. Как выяснилось, соосновательница Tinder и Андреев познакомились ещё в августе 2014 года, и предприниматель решил инвестировать в новый стартап Вульф через Badoo.

Сейчас Вульф и её команда маркетинга базируются в техасском Остине, а разработчики проекта работают из лондонского офиса Badoo. И хотя в Bumble подчёркивали, что они и Badoo — это разные компании, сам Андреев хвалится стремительным ростом проекта Вульф и явно надеется на его успех в США.

В июне 2016 года в Великобритании запустилось приложение Huggle — сервис для знакомств на базе общих посещаемых заведений. Приложение само определяет, где находится пользователь, и чекинит его в различных клубах и ресторанах, а потом сопоставляет это с любимыми местами других пользователей. Основатели проекта — британская модель Стина Сандерс и российская предпринимательница Валерия Старк, в роли инвестора выступает Андреев, а приложение работает на базе платформы Badoo.

Валерия Старк и Стина Сандерс

Старк переехала в Лондон из Москвы, где она работала региональным директором сети ресторанов Аркадия Новикова и руководила Рублёво-Успенским направлением. С Андреевым она познакомилась, когда открывала ресторан Новикова в Лондоне, после чего занялась своим стартапом и стала гендиректором Huggle. Сейчас Старк — фактически правая рука Андреева во всём, что касается маркетинга, хотя в общении со СМИ при рассказе о Huggle она старается не связывать свой проект с компанией напрямую и развивает как отдельный бренд.

В декабре 2016 года Bumble объявила о посевных инвестициях в сервис гей-знакомств Chappy Олли Лока и Джека Роджерса. В отличие от Grindr и других популярных гей-приложений, ориентирующихся на съём и быстрый секс, в Chappy есть два режима поиска — «Mr. Right» для долгосрочных отношений и «Mr. Right Now» для краткосрочных. Их названия — игра слов от выражения «Swipe Right», то есть свайп вправо по симпатии, а также дословного перевода «Мистер То, Что Надо» и «Мистер Прямо Сейчас».

Chappy тоже разрабатывается в Badoo, а Лока, известного по британскому реалити-шоу Made in Chelsea, сотрудники компании называют чуть ли не самым известным геем Лондона.

Джек Роджерс, Олли Лок и Уитни Вульф

​Chappy, Bumble, Huggle, Hot or Not — визуально приложения почти не отличаются друг от друга: у них всех похожая основная свайп-механика, примерно одинаковая монетизация, общая платформа Badoo. Они отличаются только по аудитории, тематике и брендам: у Chappy и Bumble — известные медийные личности во главе компании, у Huggle — экспертиза в бизнесе заведений и анализ данных от чекинов пользователей, у Hot or Not — уже более 17 лет истории и мощный бренд. Всего таких приложений, использующих платформу, около семи (есть ещё Blendr и Fiesta), и по большому счёту различия между ними такие же, как между марками сигарет — они просто ориентированы на разную аудиторию.

Казалось, что пока Андреев занимался новыми стартапами, он совсем забыл про своё главное детище — Badoo. За 11 лет приложение и веб-сервис превратились в настоящее чудовище, неповоротливый комбайн наподобие iTunes или Facebook, обросший огромным количеством функций, в которых невозможно было разобраться. Весной 2017 года наступило время для перерождения.

Badoo сегодня

За 11 лет, что существовал Badoo, его внешний вид серьёзно не изменялся. Всё это время у него был один и тот же логотип, немного напоминающий старое разноцветное лого Google, а в дизайне сервис придерживался тёмных тонов и неопределённой цветовой гаммы.

Badoo для iPhone в 2012 году

По функциональности Badoo за годы превратился в живой труп с многократно оторванными и перепришитыми конечностями. Андреев так и говорит: «Это был Франкенштейн».

Масштабный перезапуск случился в апреле 2017 года. Впервые поменялся логотип: теперь это оранжевое сердце на сиреневом фоне. Несмотря на то, что сердце — это один из самых распространённых символов в социальных сетях (Твиттер, Инстаграм и «ВКонтакте» используют его в качестве лайка), в Badoo, похоже, действительно верят, что могут прочно проассоциировать его со своим брендом.

Новый символ в лондонском офисе Badoo

Приложение максимально упростили, оставив лишь четыре раздела — люди поблизости, стопки фотографий для перелистывания, личные сообщения и профиль. То, какой экран показывается первым при запуске приложения, может зависеть от пола пользователя или его активности: например, девушкам имеет смысл сразу показывать личные сообщения, так как им часто пишут. Чаще всего первым экраном является раздел со свайпами (то есть главная фишка Tinder), хотя раньше Badoo делал ставку на поиск людей поблизости. Похоже, популярная механика «влево-вправо» окончательно стала стандартом дейтинга.

В июле у сервиса появилась функция поиска двойников на основе нейросетей: при загрузке фотографии человека соцсеть ищет похожих на него людей, у которых есть профиль на Badoo, и позволяет с ними познакомиться. В Badoo поясняют: помимо того, что функция помогает заводить новые знакомства, это ещё и вирусное развлечение: пользователи ищут друзей и делятся с ними результатами, рекламируя приложение тем, кто о нём никогда не слышал. Но сервисы в приложении работают не только на привлечение, но и на удержание: если в Tinder до сих пор нет возможности даже отправить фотографию собеседнику, то в Badoo есть все привычные инструменты мессенджеров, в августе даже появятся видеозвонки. В компании поясняют: они хотят не заменить популярные мессенджеры, а сделать общение более интересным и безопасным: перед тем, как встретиться, есть смысл увидеть человека на видео и посмотреть ему в глаза.

Badoo в 2017 году

Чтобы бороться с непристойными фотографиями, в Badoo есть штат модераторов: все новые фотографии в сервисе проходят проверку, до её окончания снимок никто не увидит, но эта проверка занимает всего около 30 секунд из-за огромного числа сотрудников. Чтобы уменьшить вероятность общения с фейками, в Badoo есть служба верификации фотографий в профиле: пользователя просят показать определённый жест, и несколько модераторов независимо друг от друга проверяют, правильно ли он его изобразил.

Помимо этого, со спамом в сервисе борются при помощи предиктивных метрик: на то, что человек может оказаться мошенником, указывают марка телефона, геолокация, серийный номер устройства и различные поведенческие характеристики — например, если пользователь резко начал рассылать сообщения или свайпить всех вправо, значит, он подозрительный. Проституток на сервисе не может быть, утверждают в Badoo: с ними постоянно борются, обрабатывая все жалобы. В стопроцентную эффективность алгоритма верится с трудом: секс-индустрия всегда находит себе дорогу в дейтинговые приложения, блокируются одни аккаунты — регистрируются новые.

Сейчас количество активной аудитории Badoo разглашает неохотно: по словам разных сотрудников, это около 60 миллионов активных пользователей в месяц и «миллионы» в день. Всего регистраций на сервисе более 355 миллионов, но в конце 2016 года их было 340 миллионов: за первую половину 2017 года сервис рос медленно. Распределение пользователей по рынкам в компании тоже не разглашают, но говорят, что самый большой рынок — Бразилия, а в топ-5 стран по количеству активной аудитории есть Россия и США. Заполучить американских пользователей компания хочет по очевидным причинам — там самая высокая выручка на одного пользователя («десятки долларов» в год), но и Россию там считают следующим по важности рынком.

Столовая в лондонском офисе Badoo

В Badoo относятся к Tinder неоднозначно: одни не очень уверенно говорят «Мы не видим себе конкурентов на российском рынке», другие явно опасаются того, какую популярность набрал американский сервис в России, и пытаются бороться с ним через маркетинг. В 2017 году Badoo резко увеличил рекламную активность на домашнем рынке и нанял новую команду для работы в российском офисе. «Не знаю, насколько хорошо вы знаете Андрея, но этот человек никогда не отдыхает. Вы можете захватить рынок, но если вы сделаете один шаг назад, вы его проиграете», — говорит финансовый директор Badoo Идэн Уолликман.

В русскоязычном Инстаграме рекламу дейтинга можно встретить у популярных блогеров через одного. Рекламная интеграция была даже в Versus Battle, но Андреев о ней не знал, а когда увидел, был в ужасе: позиционирование «Моментальный съём тёлок на одну ночь» не соответствует тому, что заложено в бренд компании, и уж точно не может стоять в одном ряду с таким сервисом, как Bumble. Кстати о Bumble: благодаря позиционированию в нём необычно ровное распределение мужчин и женщин, практически 50% на 50%. Обычно в дейтингах в среднем 80% мужчин и 20% женщин.

В Badoo верят, что к 2020 году рынок дейтинга вырастет в два раза — уже сейчас он измеряется миллиардами долларов. Новые пользователи придут из развивающихся стран, однако идти в Азию или на Ближний Восток Badoo пока не намерен: Андреев признаёт, что ментальность этих регионов слишком сложная для понимания европейцев и старыми методами там не победить.

Вечно молодой

Долгие годы Андреева спрашивают про IPO, но компания до сих пор так и не стала публичной. IPO — хороший инструмент для быстрого подъёма больших денег, но пока Badoo обходится своими силами, как минимум судя по тому, сколько они могут позволить себе тратить на маркетинг. Главное даже не это: хотя у Badoo есть инвесторы, в том числе из-за которых компания не может просто так разглашать финансовые показатели, до сих пор Андреев имеет полную свободу в её развитии. Он и другие сотрудники утверждают, что несмотря на более чем почтительный возраст компании, в ней сохраняется дух стартапа: новые идеи рождаются среди рядовых разработчиков, руководство и подчинённые свободно общаются на обедах и в курилках, а на организуемых компанией вечеринках общение становится ещё более неформальным.

Андреев любит Лондон. Главный офис своей компании он открыл в районе Сохо, известный своими ночными клубами, увиденным в которых он вдохновляется для введения новых функций и сценариев взаимодействия с пользователями. Обожает он и вечеринки: сотрудники компании рассказывают, что дома у Андреева есть личный кинотеатр с записями всех корпоративов, на организацию и художественное оформление которых компания никогда не скупится. В 2016 году Badoo организовала вечеринку в стиле настоящей тюрьмы, арендовав и полностью оборудовав огромное помещение, а для исполнения ролей суровых заключённых наняв артистов. Еду там подавали в тюремных лотках, и выглядела она как настоящая баланда, но при этом её готовили повара из ресторана с тремя мишленовскими звёздами. В июле главный редактор TJ оказался на более семейной вечеринке в стиле диско-фестиваля: блёстки, много музыки, опен-эйр, колесо обозрения, зорбинг и дети в колясках.

Хотя на вечеринках в кругу знакомых ему людей Андреев чувствует себя комфортно, общение с журналистами для него — пытка: именно поэтому он так редко появляется в прессе. В 2012 году The Telegraph писал, что во время интервью Андреев «постоянно ёрзал в кресле или сутулился, нависая над столом, а в какой-то момент попросил разрешения выйти в туалет».

Сейчас основатель Badoo уже не так скрытен: в апреле он разговаривал с Business Insider, в июле радовался статье в Washington Post. Компания явно рассчитывает на медиа в битве за рынки в США и России. Во время визита российских журналистов в офис Badoo Андреев даже неожиданно вышел поздороваться и рассказал историю про выступление на конференции LeWeb в Париже в 2011 году.

Я тогда совершенно не хотел выступать, но фаундер LeWeb Лоик Ле Мёр сказал, что поставит меня между Эриком Шмидтом из Google и Шерил Сэндберг из Facebook — в самый прайм-тайм. Я согласился.

Сидел в гримёрке, до выхода на сцену было 10 минут. Я нервничал, кусал ногти, а Эрик Шмидт сказал: «Расслабься. На сцене тебе нужно просто смотреть на Лоика​ и думать, что вокруг никого нет».

Я выхожу на сцену, сажусь на диван, смотрю на Лоика. Он задаёт мне вопросы, я отвечаю, вопрос-ответ, вопрос-ответ. Проходит две минуты, и вдруг я посмотрел туда, на зрителей. Там на первом ряду сидели ребята с большими камерами: линзы, вспышки. У меня было ощущение, как у человека с боязнью высоты, который посмотрел в пропасть.

Андрей Андреев, основатель Badoo
Андрей Андреев в лондонском офисе Badoo, 20 июля 2017 года

​Андреев в чём-то похож на ещё одного одиозного российского интернет-предпринимателя, который уезжал из России покорять Запад и крайне редко даёт интервью — Павла ​Дурова. Они давно знакомы и иногда видятся, когда основатель «ВКонтакте» заглядывает в Лондон. Дуров — прирождённый пиарщик, умеющий выстроить публичный имидж вокруг себя и своих сервисов. Андреев — хардкорный продуктовик, который может бесконечно и самозабвенно рассказывать о кнопках и экранах в своих приложениях. Пиарить себя самого ему как будто бы незачем: он не привлекает деньги в компанию, не противостоит государственной машине, не получает удовольствия от внимания публики, а только смущается.

Сейчас Андрееву 43 года, но он не производит впечатление человека в возрасте — выглядит гораздо моложе. Начав одновременно с Цукербергом, он выбрал другое направление: Фейсбук закрывает пользователей от внешнего мира в уютном информационном пузыре, заставляя общаться с одними и теми же людьми схожих взглядов. Badoo, наоборот, помогает выйти из зоны комфорта, заставляет тратить деньги, чтобы сильнее чувствовать азарт общения с новыми людьми.

Неизвестно, переливает ли Андреев себе кровь молодого накачанного парня, как это делал персонаж IT-предпринимателя Гэвина Белсона из «Кремниевой долины», чтобы сохранять молодой и подтянутый вид. Но Badoo себе кровь переливает: с недавних пор она стала чаще нанимать к себе российских разработчиков, в том числе из крупных IT-компаний, и сейчас русскоговорящих программистов в офисах компании в Лондоне порядка 70%. Сам Андреев возвращаться в Россию не планирует, но его 11-летняя компания начинает здесь новый виток развития.

27 июля на TJ вышло эксклюзивное интервью с Андреем Андреевым.

#профиль #badoo #знакомства #tinder

Статьи по теме
«Ведомости»: государственный поисковик «Спутник» признали неэффективным
«Нашей задачей не является найти максимум»
СМИ: «Сайт знакомств Ashley Madison оказался кучей мужчин, общающихся друг с другом»
Badoo запустил поиск двойников знаменитостей и обычных пользователей
«В каком-то смысле мы более социальная сеть, чем Фейсбук»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против