[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043d\u0430\u0440\u043a\u043e\u0442\u0438\u043a\u0438","\u043f\u043e\u043b\u0438\u0446\u0438\u044f"], "comments": 184, "likes": 99, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "58867" }
Никита Лихачёв
16 355

Бессмысленно. Нелепо. Страшно

Брата московского журналиста собираются судить за подброшенные по неизвестному мотиву наркотики. И никто не знает, что делать.

Поделиться

В избранное

В избранном

Леонид Жегулёв в суде. Фото из фейсбука Ильи Жегулёва

По словам специального корреспондента «Медузы» Ильи Жегулёва, 11 сентября суд может вынести обвинительный приговор его 30-летнему брату Леониду. За якобы хранение наркотиков он может получить 10-12 лет тюрьмы, и журналист уверен, что приговор будет обвинительным.

Обстоятельства дела крайне странные. По словам журналиста, 30 ноября 2016 года его брата остановили у дома полицейские и заставили положить руки на капот, после чего подбросили пакетик гашиша в карман брюк. Потрясённого мужчину задержали и прошли с ним в квартиру, где за компьютером «нашли» ещё один пакет гашиша.

Леня помнит, как у оперативника слева тряслись руки, что брат даже поинтересовался — а что так, тот ответил — мол, холодно. Также Леня поинтересовался, почему его так долго держат так, в наклонном положении, когда оттопыриваются карманы. На это ему ничего не ответили, кроме того, что надо подождать понятых. Под руки Леню повели домой, попросили открыть дверь, затем спросили, что находится в одном из карманов: «Мелочь и ключи» — уверенно ответил Леня. «Ничего себе мелочь» — сказал оперативник, доставая из кармана пакет с гашишом. «Зачем подкинули? Вы зачем это делаете?» — захрипел изменившимся голосом в шоке Леня.

Наверху в квартире оперативники отвели Леню на кухню и стали бродить по квартире. В какой-то момент его позвали в комнату и при нём достали из-за компьютера ещё пакет, где было примерно сто грамм гашиша и весы. Собственно говоря, вот и вся предыстория. После этого были месяцы сидения в СИЗО, продления ареста без каких-либо вообще на это причин: за все это время его допросили всего два раза — на очной ставке с оперативниками и перед судом. Всё. Сейчас идёт суд, и возможно 11 сентября его приговорят. Так что у нас будет своё 11 сентября.​

Илья Жегулёв
специальный корреспондент «Медузы»

Остальная часть истории сводится к тому, что Леониду предъявили обвинение по двум статьям УК РФ — известной 228.1 и статье 30 «Приготовление к преступлению»: якобы он нёс наркотики, чтобы сбыть. Всё доказательство преступления строится на найдённых у него наркотиках, и единственные свидетели — сами полицейские. После задержания мужчина оказался в СИЗО, где и пребывает до сих пор в ожидании приговора.

Журналист помог брату с адвокатами, однако не предавал историю огласке до тех пор, пока не понял, что переубедить суд самостоятельно не удастся. Пока он намерен придать истории максимальную публичность и написать открытые письма омбудсмену Москальковой и генпрокурору Чайке. По его мнению, обвинения сфабрикованы следователями для улучшения своей отчётности, а нашли его брата по наводке настоящих дилеров.

Если Леню посадят на 10 лет, а именно это и обещают по этой статье — это просто убийство. Убийство моего брата, здорового, умного, абсолютно несведущего в тюремных делах 30-летнего человека. Ради палки — конвейера сфабрикованных обвинений.​

Илья Жегулёв
специальный корреспондент «Медузы»

В Фейсбуке уже видна огромная поддержка Леонида Жегулёва: рассказанную журналистом историю меньше чем за час распространили сотни пользователей. В их записях сплошное упадничество: «Беспросветный ужас», «Беспредел», «Я хочу, чтобы это прекратилось», «Адский ад» и некоторые нецензурные слова.

В комментариях у Жегулёва ситуация пока не лучше: люди предлагают свою помощь, однако пока никто не может понять, что именно тут подействует. Одни предлагают найти новых адвокатов, другие — помощь семье. Журналист «Настоящего времени» Тимур Олевский пообещал написать запрос в органы, однако сам Жегулёв не писал, о каких полицейских, следователях, ОВД или хотя бы районе идёт речь.

За несколько часов до поста Жегулёва о похожей ситуации рассказал ещё один журналист — главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов. 31 августа у него будет суд, на котором, как он считает, его практически гарантированно лишат водительских прав за выезд на встречную полосу. Однако, по его словам, инспектор ГИБДД по фамилии Бакланов просто выдумал всё происшествие, и на самом деле Смирнов не нарушал правил — однако ни у одной из сторон нет видеозаписи, и в суде встретятся слово обвиняемого и слово инспектора.

Несколько месяцев назад я сам, недавно вернувшись жить в Москву, шёл около полуночи по дороге к квартире. У подъезда меня догнала полицейская машина (она ехала значительно быстрее разрешённой во дворах скорости), и выскочившие из неё два оперативника резко приказали мне остановиться. Пока один стоял поодаль, второй сначала посветил мне фонариком в глаза, а потом потребовал открыть рюкзак. Там лежала только шаурма в пакетике, увидев которую полицейский неодобрительно закряхтел. Вероятно, по чистой случайности я не стал жертвой такой же ситуации, как у Леонида Жегулёва.

Только в мае соцсети обсуждали историю жителя Набережных Челнов Евгения Веретенникова. Его без объяснений задержали рядом с домом, но ничего не нашли (хотя наркотики у него были), а через несколько месяцев сотрудники ФСКН снова задержали его и, угрожая избиением, заставили сознаться в употреблении. Его сдали друзья, и таких историй масса.

Отличие ситуации Леонида Жегулёва в том, что он никаких поводов (по крайней мере, в этом уверен его брат) для подозрений никому не давал. Если у задерживавшего его оперативника действительно тряслись руки, значит, он понимал, насколько неправильную вещь совершает, подбрасывая ему наркотики. Единственное разумное объяснение — на это полицейского толкнуло начальство, которого он боится, то есть система МВД. И от системы нельзя защититься, просто ничего не нарушая.

#мнения #наркотики #полиция

Статьи по теме
Наркотики в обмен на свободу
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против