[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ольга Жигулина", "author_type": "self", "tags": ["\u044d\u043a\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u044f","\u0440\u0443\u0430\u043d\u0434\u0430"], "comments": 59, "likes": 51, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "61458", "is_wide": "" }
Ольга Жигулина
14 676

«Пластиковые пакеты — это так же плохо, как наркотики»

В Руанде использование обычного пакета может стать причиной штрафа и тюремного заключения.

Поделиться

В избранное

В избранном

Фото Diana Zeyneb Alhindawi, The New York Times

Пластиковые пакеты попадают в Руанду контрабандой — их прячут в нижнее бельё и инвалидные коляски, наматывают на руки. Об этом в своём репортаже рассказало издание The New York Times.

Закон в Руанде запрещает импортировать, производить, использовать или продавать пластиковые пакеты и упаковку, за исключением нескольких отраслей, таких как фармацевтика. Государство входит в число более чем 40 стран мира, которые запретили, ограничили или обложили налогом использование пластиковой тары. «Это так же плохо, как наркотики», — утверждает Эгиде Мберабагабо (Egide Mberabagabo), работник пограничной службы, чьи функции заключаются в поимке контрабандистов и уничтожении найденного незаконного пластика.

В этом списке также состоят Китай, Франция и Италия, но Руанда наказывает нарушителей серьёзнее: люди, пойманные с незаконным пластиком, могут быть оштрафованы, приговорены к публичным покаяниям или заключены в тюрьму.

Контрабандистам грозит срок до шести месяцев, а руководители компаний, которые хранят или производят незаконные полиэтиленовые пакеты, могут быть заключены в тюрьму на срок до одного года. За оборачивание хлеба в целлофан штрафуют и закрывают магазины, а их владельцев обязуют подписывать письма с извинениями.

Таким образом власти ведут борьбу за экологию. Пластиковый мусор, который разлагается сотни лет, является серьёзной глобальной угрозой и одним из основных факторов загрязнения мирового океана. Власти Руанды также утверждают, что пластик вредит сельскому хозяйству и становится причиной наводнений, так как дождевая вода не может проникать в засоренную почву.

Осведомители, сообщающие о предполагаемом использовании или продаже пластика, есть в стране повсюду: от аэропортов до деревень. Пакеты всё равно попадают на её территорию — например, через границу с Конго.

Инспектор с неожиданным визитом проверяет использование нелегального пластика. Фото Diana Zeyneb Alhindawi, The New York Times

Руанда — не единственное африканское государство, которое ввело жёсткие правила относительно использования пластика. Власти Кении пообещали наказывать любого, кто производит, продаёт или импортирует полиэтиленовые пакеты, четырьмя годами заключения или штрафом в размере 19 тысяч долларов (около 1,1 миллиона рублей). Всего же законы, в той или иной мере ограничивающие использование пластика, приняли 15 африканских государств.

В Руанде запрет был принят в 2008 году, и он оговаривает множество правил. Например, с импортных товаров снимают пластиковую оболочку на таможне, если это не повредит содержимое. В тех случаях, когда это невозможно, магазины обязаны удалить упаковку перед передачей товара клиентам. Продукты питания, завернутые в целлофан, разрешены только в гостиницах, и только если они не покидают помещение. Картофельные чипсы и другие продукты, упакованные в пластик, разрешены только в том случае, если компания-производитель представила правительству подробный бизнес-план, включающий пункт по сбору и переработке упаковки. Даже биоразлагаемые пакеты допускаются только для замороженного мяса и рыбы, потому что процесс распада такой упаковки, хотя он и значительно короче, чем у обычной, тем не менее занимает примерно 24 месяца.

Однако не все американские и европейские специалисты согласны с таким категоричным решением: многие полагают, что сумки из альтернативных материалов — например, тканых — имеют больший углеродный след, чем пластиковые пакеты. Такие специалисты предлагают использовать пластик повторно и перерабатывать его.

#экология #руанда

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против