[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Roman Persianinov", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0441\u0443\u0436\u0434\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043a\u043d\u0438\u0433\u0438"], "comments": 73, "likes": 35, "favorites": 30, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "61828" }
Roman Persianinov
9 340

Обсуждение: Самые страшные сцены в книгах

Пользователи Фейсбука вспомнили жуткие моменты из мировой литературы.

Поделиться

В избранное

В избранном

У меня пугающих книг почти нет, но надо было же что-то на обложку поставить

Книжный обозреватель Галина Юзефович начала в Фейсбуке обсуждение на тему самой страшной сцены из книг. Она призналась, что больше всего боится фрагмента из книги Филипа Пулмана «Золотой компас», где одному из героев отрезают деймона — вымышленное подобие души.

«А вы бы какую из прочитанных сцен назвали самой страшной?», — спросила обозреватель.

Весь первый том «Властелина колец», а в особенности эпизод в древних курганах, который в фильм не вошёл. При этом написано так здорово, что хочется читать и перечитывать, вот только чтобы дома ещё кто-то был при этом.

Лена Раммингер

Сцена в «Роковых яйцах», когда гигантский удав съедает жену на глазах у мужа.

Константин Сонин

У Анатолия Кима в «Белке». Когда к героине в полусне-полуяви приходит её любимый человек. Убитый. Она спрашивает — «Почему у тебя шея забинтована?» «Да у меня же перерезано горло», — отвечает он.

Ирина Евса

Рассказ Лавкрафта про метеорит, кажется, упавший на ферму, и как там всё засияло неземными цветами и потом сгнило. В «Коллекционере» момент, когда девушка могла ударить или убить похитителя, а потом сбежать, но что-то пошло не так и стало ясно, что вот теперь всё.

Татьяна Выводнова

В «1984» есть сцена, в которой Уинстона Смита заставляют крикнуть «Отдайте им Джулию!» (с помощью крыс). Я не боюсь крыс, но после прочтения этой сцены мороз по коже прошёл. Первый раз задумался, а что можно сделать пытками со мной? С ужасом понял, что вовсе не очевидно, что смогу быть героем.

Сергей Маркелов

В «Портрете» у Гоголя главный герой просыпается, и вдруг замечает, что это всё равно ещё сон. И опять просыпается, и опять это ещё сон. Вернее, кошмар. И никак не может проснуться. Описано так живо, что до сих пор дрожь берёт.

Ольга Лагутенко

Самой страшный прочитанный материал был руководством с названием «Как спастись, если вас похоронили заживо». У меня к концу чтения первого абзаца потемнело в глазах от того, что, проникшись прочитанным, я перестал дышать и чуть не потерял сознание от отсутствия кислорода.

Харри Витебский

Сразу вспомнила, конечно, впечатления детства. Самое сильное из них — «Вий». Особенно в части суггестии: «Но между тем уже была ночь, и ночь довольно тёмная. Небольшие тучи усилили мрачность, и, судя по всем приметам, нельзя было ожидать ни звёзд, ни месяца. Бурсаки заметили, что они сбились с пути и давно шли не по дороге».

Ольга Бугославская

Сцена из «Убить пересмешника», когда пришли убивать негра, а шериф сидел один на стуле с ружьём и ждал. Читал ночью в армии, пробрало до костей. До сих пор считаю самой страшной по силе сценой из всего прочитанного.

Александр Матюхин

Для меня самым страшным кажется эпизод из книги Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол», когда группу испанских повстанцев на холме бомбит фашистская авиация. Сначала солдаты продолжительное время отбивались от наземных атак, а потом решили, что самолёты против них не пришлют. В финале сцены один из героев, молодой пулемётчик, начинает спешно читать Аве Мария, пока падают бомбы. Естественно, никто не выживает.

#обсуждения #книги

Статьи по теме
Семь сайтов для ночного изучения в честь Хеллоуина
Обсуждение: Какой хоррор посмотреть на Хеллоуин
Помогали ли вам полицейские
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против