[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Oldfag TV", "author_type": "self", "tags": ["\u0430\u0440\u0445\u0438\u0442\u0435\u043a\u0442\u0443\u0440\u0430","\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440\u044b","\u043f\u0443\u0442\u0435\u0448\u0435\u0441\u0442\u0432\u0438\u044f"], "comments": 33, "likes": 94, "favorites": 35, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "62748", "is_wide": "" }
Oldfag TV
14 180
Блоги
Редактирование закрыто

Гладко было на бумаге

Издание The Guardian вспомнило о самых монструозных и проблемных долгостроях нашего времени, а Oldfag TV решил перевести этот обзор, немного адаптировав его, специально для TJ.

Поделиться

В избранное

В избранном

Комплекс сооружений «Город искусств и наук» в Валенсии, Испания. Фото EyesWideOpen/Getty

Сколько может стоить одна станция подземки? В канадском Торонто знают ответ на этот вопрос. Планам довести транспортное сообщение до пригорода Торонто под названием Скарборо (Scarborough) уже не меньше десятка лет: сначала хотели строить трамвайную линию с семью станциями, затем — линию метрополитена с тремя. Сегодня Скарборо готовится отказаться от своей линии автоматизированных трамваев с шестью станциями в пользу всего одной-единственной станции метрополитена, строительство которой обойдётся в 3 миллиарда канадских долларов (около 2,3 миллиардов долларов).

Разумное ли это вложение средств? Время покажет, но в обнаруженном недавно экспертном отчёте от 2013 года говорится, что местное транспортное предприятие Metrolinx называет проект «нецелесообразной тратой денег». Однако многие в Скарборо думают по-другому, а мэр Торонто Джон Тори не намерен менять выбранный курс.

Однако, если администрация Торонто действительно собирается возвести самую дорогую одиночную станцию подземки в истории, то она будет не одинока в своём желании вливать огромные суммы в сомнительные проекты. «Белые слоны» есть повсюду.

Американский «мост в никуда»

Сара Пэйлин выражает поддержку строительству моста на остров Гравина (Gravina) в ходе кампании перед выборами губернатора в 2006 году. Фото Courtesy of Bob Weinstein

В 2005 году Аляска выиграла главный приз по расходам [на бюджетное планирование] в Вашингтоне. Среди прочего в тогдашней колоссальной программе трат штату удалось выбить 223 миллиона долларов на строительство моста, задачей которого было соединить 80 тысяч человек, проживающих на материковой части, со всего лишь 50 жителями острова Гравина. Мост должен был стать длиннее, чем «Золотые Ворота», и выше, чем Бруклинский мост.

Из-за того, со сколькими людьми мост должен был обеспечить связь, его быстро нарекли «мостом в никуда». После урагана Катрина прозвище превратилось в проклятие: сенатор Том Кобёрн (Tom Coburn) предпринял попытку перераспределить часть средств, выделенных на строительство моста, и направить их на восстановление Нового Орлеана. Когда попытка провалилась, сенатор Джон Маккейн (John McCain) резко осудил проект, назвав его классическим «казённым пирогом» [мероприятием, направленным на повышение популярности администрации за счёт бюджетных средств — прим. автора]. Тем не менее, кандидат в губернаторы Аляски Сара Пэйлин (Sarah Palin) – которую Маккейн позже назовёт кандидатом в вице-президенты США на президентских выборах 2008 года – поддержала проект, однажды гордо продемонстрировав футболку с надписью «Нигде, штат Аляска».

В конце концов даже Пэйлин признала, что это плохая идея. В 2007 году, уже будучи губернатором, она приостановила проект (но не полностью, хотя реклама во время президентской кампании Маккейна и Пэйлин 2008 года утверждала обратное). В 2015 году он был окончательно похоронен.

Четыре главных реки

Работы по проекту «Восстановление четырех главных рек» на мосту и дамбе Ганчон, Йоджу, Южная Корея. Фото AFP/Getty Images

В 2009 году в Южной Корее стартовал проект «Восстановление четырех главных рек» (Four Major Rivers Restoration). Его целью было улучшить качество воды в реках Хан (Han), Нактонган (Nakdong), Кымган (Geum) и Юнсан (Yeongsan), а также сделать некоторые регионы Южной Кореи более устойчивыми к наводнениям и засухе. Вторая часть этого плана включала в себя строительство 16 дамб. Цена — 22 триллиона вон или более 20 миллиардов долларов.

За эти деньги жители Южной Кореи, похоже, так и не получили то, что им обещало предыдущее правительство Ли Мён Бака (Lee Myung-bak). После того, как в 2011 году было объявлено об окончании работ по проекту, его раскритиковал Совет по аудиту и инспекциям Республики Корея: в 2013 году он обнаружил, что «вследствие ошибок в конструкции 11 из 16 дамб обладают недостаточной прочностью, имеются опасения, что качество воды начнёт ухудшаться, а также потребуются значительные расходы на техническое обслуживание».

В этом году в должность вступил новый президент Южной Кореи Мун Джеин (Moon Jae-in) — и запросил новый аудит.

Берлинский аэропорт: скоро* открытие

Внутри аэропорта Берлин-Бранденбург (Berlin-Brandenburg). Фото Fabrizio Bensch/Reuters

В 2006 году планировалось, что новый аэропорт Берлина обойдется примерно в 2 миллиарда евро и начнёт принимать рейсы в 2012 году. Пять лет спустя не только его открытие перенеслось на 2019 год, а бюджет строительства раздулся до более чем 5 миллиардов евро, но и увеличилось количество планируемых к приёму пассажиров.

Изначально предполагалось, что после закрытия двух работающих аэропортов, Тегель (Tegel) и Шёнефельд (Schönefeld), новому аэропорту Берлин-Бранденбург придется принимать около 27 миллионов пассажиров в год. Однако в 2016 году через Тегель и Шёнефельд вместе уже прошли 33 миллиона пассажиров.

Правительству Германии приходится тратить по 16 миллионов евро в месяц просто для того, чтобы поддерживать недостроенный аэропорт в его нынешнем состоянии.

Что же случилось? В ответ можно привести длинный перечень проблем, возникших при проектировании и строительстве, а также обвинений в коррупции. Испытания системы противопожарной сигнализации выявили столько проблем, что корпорация-подрядчик, отвечающая за строительство аэропорта, предложила вместо этого нанять 800 низкооплачиваемых рабочих для того, чтобы они стояли вокруг аэропорта и подавали сигнал по мобильным телефонам в том случае, если почувствуют запах дыма или увидят огонь.

В 2015 году, когда предполагалось, что аэропорт откроется через два года, в нем было выявлено 150 тысяч дефектов. Из них 85 тысяч были признаны «серьёзными», согласно информации от одного официального источника. Тот же источник назвал стройку «неоспоримым свидетельством немецкого инженерного гения».

Город за 51 миллиард долларов

Безлюдная площадка проведения Зимних Олимпийских Игр в Сочи. Фото The Asahi Shimbun via Getty Images

До 2014 года Сочи был сонным курортным городом на Чёрном море с субтропическим климатом для небедных россиян. Однако, когда он был выбран местом проведения зимних Олимпийских Игр 2014 года, на город обрушилась армия подрядчиков и строителей — им предстояло построить 49 новых отелей, 13 новых и отреставрированных железнодорожных станций, пять новых школ, шесть медицинских центров и больше 300 километров дорог (включая 22 новых тоннеля и 55 новых мостов), согласно отчёту New York Times.

Цена — приблизительно 51 миллиард долларов. Для сравнения, летние Олимпийские Игры 2016 года в Рио-де-Жанейро, будучи гораздо более масштабным событием, обошлись, по оценкам, примерно в 13 миллиардов долларов.

В 2016 году сайт Международного олимпийского комитета хвастался, что Сочи «до сих пор греется в лучах олимпийской зари», однако, по другим свидетельствам, это верно лишь частично. Опубликованные в 2015 году фотографии продемонстрировали заброшенность олимпийских объектов и пустоту окружающих отелей и дорог. Тем не менее, частные инвестиции (в том числе в новые объекты недвижимости), хлынувшие в город во время подготовки к Играм, означали, что для некоторых Сочи стал своеобразной «пенсионной Меккой».

Ветшающий шедевр Испании

Оперный театр Palau de les Arts Reina Sofia, Валенсия, Испания. Фото Fernando Bustamante/AP

Сегодня имя архитектора Сантьяго Калатравы (Santiago Calatrava) стало синонимом массивного экзоскелета вокзала Oculus, возникшего в Нижнем Манхэттене недалеко от участка Граунд-Зиро, на котором когда-то находился Всемирный Торговый Центр. Однако в конце 1990-х годов имя Калатравы было связано с ещё более грандиозным проектом — «Городом искусств и наук» (City of Arts and Sciences) в испанской Валенсии. Он представляет собой масштабный комплекс сооружений, включающий в себя концертный зал, мост, планетарий, оперный театр и музей наук. Изначально стоимость возведения комплекса оценивалась в 300 миллионов евро. Но впоследствии она выросла более чем втрое, перешагнув отметку в миллиард евро.

Комплекс преследовали проблемы, самой критичной из которых стала крыша оперного театра Palau de les Arts Reina Sofia, которая, как быстро выяснилось, не только текла, но и угрожала развалиться во время сильных ветров. В 2014 году правительство Валенсии решило полностью заменить крышу, потратив на это 3 миллиона евро. В том же году Валенсия объявила, что подаст в суд на Калатраву (который за свою работу получил около 100 миллионов евро) и его архитектурное бюро, требуя возместить затраты на ремонт. Но судебные разбирательства для Калатравы не в новинку: за два года до этого он подал в суд на региональную политическую партию левого толка, запустившую веб-сайт, перечислявший все проблемы со зданиями (и выиграл).

Несмотря на события в Валенсии, Калатрава также продолжил выигрывать контракты: грядущее крупное архитектурное сооружение в Лондоне, комплекс Peninsula Place – его проект. А Oculus, кстати, тоже протекает.

Мост через Жемчужную реку

Мост через реку Чжуцзян, она же Жемчужная река. Фото Alamy

Идея протянуть мост через дельту китайской Жемчужной реки, соединив Гонконг с городами Макао (Macau) и Чжухай (Zhuhai) и таким образом создав самую большую городскую агломерацию в мире, существовала с 1980-х годов, но новую жизнь получила после того, как в 1997 году Гонконг был возвращен Китаю. Строительство моста началось в 2009 году. Ожидалось, что он откроется в 2016 году.

Тот срок пришёл и прошёл, а движение по мосту стоимостью 2,3 миллирда долларов, может быть, начнётся только в 2018 году.

Проект преследуют инженерные недочёты, смерти рабочих-строителей, стремительно растущие расходы и обвинения в коррупции.

Последний пункт угрожает отодвинуть дату открытия моста в ещё более далекое будущее, помимо дальнейшего увеличения расходов.

В этом году в связи с ролью одной компании в строительстве моста уже был арестован 21 человек. Согласно отчёту в South China Morning Post, двое руководителей высшего ранга и 19 лаборантов обвиняются в том, что фальсифицировали результаты испытаний бетона. В лучшем случае это означает угрозу безопасности, в худшем — то, что две трети несущих опор и колонн могут потребовать замены. Так что, Китай скоро может обзавестись своим собственным «мостом в никуда».

«Аэропорт Дон Кихота»

Аэропорт Cuidad Real Central. Фото: Oli Scarff/Getty Images

Аэропорту Ciudad Real Central не было изначально предначертано быть полным провалом. Он был задуман ещё в 1990-е годы, когда никто не мог предполагать, что мировой финансовый кризис вызовет полный паралич экономики Испании в том же году (2008), на который было запланировано его открытие. Но как и почему городок Сьюдад-Реаль с населением в 75 тысяч человек в Кастилии-ла-Манча (ставшей родиной известнейшего литературного героя Дон Кихота, что привело к появлению прозвища «Аэропорт Дон Кихота») вообще стали рассматривать как предполагаемое место строительства крупного международного аэропорта?

Как объясняет Би-би-си, «это должен был быть частный проект, для частной прибыли», а до экономического коллапса деньги на подобные проекты было несложно получить в местных сберегательных банках, в советы правления которых входили местные политики, любившие прихвастнуть инфраструктурными проектами, [созданными при их участии — прим. автора].

В 2012 году, последнем году его эксплуатации, аэропорт стоимостью миллиард евро не принял ни одного рейса. Три года спустя он был выставлен на продажу, однако единственное предложение в размере 10 тысяч евро от некой китайской компании было отклонено как слишком низкое. В конечном счёте аэропорт был продан местной группе компаний за 56 миллионов евро, но новых рейсов пока так и не видел.

Халтура в Бенидорме

Жилой комплекс In Tempo, Бенидорм, Испания. Фото Heino Kalis/Reuters

В 2005 году, в дурманящие времена накануне рецессии, испанский сберегательный банк Caixa Galicia вложился в одного из самых высоких «белых слонов» в Европе — жилой комплекс In Tempo в городе Бенидорм. Компания-застройщик Olga Urbana заняла у банка 93 миллионов евро, чтобы построить 47-этажное здание в форме буквы М, возвышавшееся над Средиземным морем. При этом сам банк Caixa Galicia внёс в стартовый капитал всего 3100 евро.

Дальше начался очень забавный кошмар. Проблемы с проектированием и строительством возникли с самого начала. Что самое примечательное, архитектор здания не рассчитывал лифтовую систему на 47 этажей: вместо этого он использовал уже существовавшие планы системы для 20-этажного здания, просто растянув ещё на 27 этажей. Как поясняет Der Spiegel, архитектор «был неспособен понять [...], что большее количество этажей предполагает более интенсивное пользование лифтами, или что для дополнительного лифтового оборудования может не хватить места».

Несмотря на то, что здание почти полностью готово, газета El Mundo пишет, что его ещё предстоит заселить. Она же недавно сообщила, что закладная на здание была продана как часть сделки стоимостью 60 миллионов евро между его текущими владельцами, банком Sareb и застройщиком SVP Group. Это часть плана, целью которого является наконец начать продажу квартир в комплексе. А как оценивают строение туристы? Один пользователь TripAdvisor сформулировал свои впечатления кратко: «Не достопримечательность».

Пхеньянский «Отель Неизбежности»

Незаконченное здание отеля «Рюгён» (Ryugyong), Пхеньян, КНДР. Фото Keystone/USA-ZUM/Rex/Shutterstock

Строительство отеля «Рюгён» началось в 1987 году, и, по большинству свидетельств, он и сегодня не совсем готов, как бы это сказать, принимать гостей. Нося официальное название «Рюгён» [от старого названия г. Пхеньян], отель быстро получил прозвище «Отель Неизбежности» (Hotel of Doom) из-за опасений в ненадёжности его конструкции.

Концептуально 105-этажный «Рюгён» задумывался как самый высокий отель на Земле, а его здание должно было вместить в себя несколько казино и ночных клубов. Но всё испортила экономика — в частности, развал Советского Союза в 1991 году. С тех пор строительство постоянно пробуксовывает; утверждается, что общая сумма расходов на постройку уже перешагнула за 620 млн долларов США.

На июльских фото видно, что отель по большей части пуст, а его экстерьер не закончен. Однако уже в октябре на волне впечатлений туристов, посетивших Северную Корею, появились слухи о том, что отель вскоре может открыться. Следите за новостями ближайшие 20 лет.

#архитектура #разборы #путешествия

Материал дополнен редакцией
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против